10.06.2008 / Общество

Куда там Робинзону Крузо!

265 лет минуло с начала шестилетней зимовки на Шпицбергене четырех промышленников-поморов.

И что в этом, казалось бы, особенного? Поморы издревле промышляли рыбу, кита, моржа, тюленя, песца, белого медведя на Груманте. И нередко зимовали там.

Правда, зимовали подготовленными. А вот без припасов, почти с голыми руками провести шесть с лишним долгих лет и зим в экстремальных условиях - это уже, пожалуй, из области фантастики. Разве кто-нибудь способен на такое? Оказалось - да. Это настолько невероятно, что перед таким проявлением человеческой стойкости меркнет даже подвиг Робинзона Крузо... Однако книга о нем была написана столь ярко, что стала всемирной классикой, первое же описание шестилетней зимовки четверки поморов на ледяном острове широкого распространения не имело.

"Приключения четырех российских матрозов к острову Ост-Шпицбергену бурею принесенных" - написал его француз на русской службе Ле Руа, академик. После увольнения из Российской академии наук он был гувернером в доме графа И. И. Шувалова. Первым о подвиге поморов, после того как их обнаружили и спасли русские зверобои, узнал Михаил Ломоносов от земляков-холмогорцев. Он поведал о событии графу Шувалову, который немедля вызвал мореходов в Санкт-Петербург и поручил своему гувернеру, историку, написать книгу. Изданная в 1766 году, она была небольшой: по скупым рассказам поморов французу, не знакомому с русским Севером и с Арктикой, трудно было развернуть широкое, подробное литературное повествование.

В середине минувшего века моряк и писатель Константин Бадигин, командовавший во время трехлетнего героического дрейфа в Арктике ледокольным пароходом "Георгий Седов", написал на основе тех событий исторический роман для детей "Путь на Грумант". Как и во всяком художественном произведении, в нем немалое домыслено. Но главное в этом повествовании о невероятном подвиге человеческого духа сохранено.

А дело было так.

Лодья промышленников в начале лета 1743 года вышла из Мезенского залива курсом на Новую Землю. Но целью мореходов был Грумант, куда ходили они на промысел китов и моржей.

Путь к далекому архипелагу проходил у поморов обычно вдоль западных берегов Новой Земли и далее - вдоль южной кромки полярных льдов до самого Шпицбергена. Льды прикрывали от северных ветров, которые мешали идти напрямик открытым морем.

И вот, добравшись до Груманта-батюшки, как называли архипелаг-кормилец наши предки, у одного из островов лодья попала в тиски льдов. Решив, что дальше не пройти и придется зимовать здесь, кормщик отправил пешком по льдам четырех промышленников - подыскать место для зимовки всей артели.

Чтобы не провалиться под лед, с собой каждый из четверых взял лишь самые необходимые на несколько дней припасы. С трудом добрались они по торосам до берега, до которого было не менее мили, обошли остров. Отыскали заброшенную промысловую хижину: немало их, поморских, стояло по берегам шпицбергенских островов. Заночевали, а наутро отправились на лодью, чтобы сказать: артели есть где перезимовать и можно-де переправлять на берег припасы.

Однако, выйдя на берег, лодьи своей они не увидели. Поднялись на гору, но и с нее не видно было ничего вокруг. То ли унесло судно льдами, то ли раздавило...

Так стали робинзонами на пустынном, безлесном промерзшем острове за 77-м градусом северной широты четверо мезенцев: Алексей Иванов Инков, Хрисанф Прокопьев Инков, Федор Андреев Веригин, Степан Стахеев Шарапов. Надежды на спасение, по крайней мере до будущего лета, не было. Но появится ли и тогда какое-либо судно у этого острова? Они могли только надеяться. А оно не появлялось долгих шесть лет.

Невероятным может показаться, как выжили они в течение такого срока, не имея на голых холодных скалах необходимых припасов. Тому же Робинзону Крузо удалось с погибшего судна перевезти на свой остров практически все необходимое для жизни, да и занесла его судьба в тропики... Когда у поморов спросили впоследствии, что было у них с собой, кроме одежонки, то они ответили: "Ружьецо, рожок да топорок". В рожке было пороху на двенадцать зарядов и столько же пуль. Был еще маленький котел, около пяти килограммов муки, огниво, немного трута, ножик, пузырь с табаком и по деревянной курительной трубке.

Запас муки растягивали как могли. Все двенадцать пуль попали в цель - добыли двенадцать оленей. Крюк, оказавшийся в бревне, найденном на берегу, превратили в наконечник для копья. Этим первобытным оружием завалили белого медведя. Из его жил изготовили тетиву. Луки и стрелы вырезали из остатков плавника - дерева, принесенного течениями с материка. Это оружие позволило добыть около двухсот пятидесяти оленей.

В своей книге Ле Руа пишет: "Они принуждены... долгое время есть почти совсем сырое мясо и притом без соли, которой у них не было, и без хлеба. Безмерная стужа в сей стране и разные неуютности не дозволяли им надлежащим образом варить мясо: в хижине у них была только одна печь... в ней не можно было ставить котлов. С другой стороны, претерпевали они большой недостаток в дровах, ибо ежели бы им разводить огонь и на дворе, то бы от того не могли они пробавиться дровами для своей хижины. Наконец, беспрестанный страх и опасение от белых медведей препятствовали стряпать кушание и на дворе... Чтобы отвратить недостаток в дровах, который принуждал их есть сырое мясо, вздумали они обвешивать оным свою хижину, которая... каждый день была наполнена дымом, восходящим вверх... Она служила им некоторым образом вроде коптильни... развешивали они мясо на палочках, в верхней части кровли укрепленных, так что медведи не могли его доставать..."

Обувь и одежду себе мужики шили из шкур песцов, которых ловили силками; шили самодельными иглами из рыбьих костей.

Лишь один из четверых, Федор Веригин, немного не дожил до спасения: его скосила цинга. Он не смог заставить себя пить теплую оленью кровь - средство от этой болезни.

В общем, пришлось поморам 265 лет назад обратиться к первобытному образу жизни. И настолько крепкими духом и телом оказались они, настолько изобретательными, терпеливыми и трудолюбивыми, что, оглядываясь на этот их подвиг, ловишь себя на большом сомнении в том, что мы, нынешние, смогли бы его повторить...

Когда же спросили русских робинзонов по возвращении домой, как удалось им выжить, они ответили просто: "А мы верили, молились и трудились - вот батюшка Грумант и не забрал нас".

Публикации по этой теме:

Живая вода из древнего льда или Как нам не потерять Шпицберген "Мурманский вестник" от 21.02.2008

Куда там Робинзону Крузо! "Мурманский вестник" от 10.06.2008

Как "Микула" на Шпиц ходил "Мурманский вестник" от 26.06.2008

Шпионы, шпионы, кругом одни шпионы "Мурманский вестник" от 01.07.2008

Блеск и нищета советского рыбпрома. Взгляд в прошлое бывалого капитана "Мурманский вестник" от 12.07.2008

Горячая Арктика "Мурманский вестник" от 31.07.2008

Корабли ушли с проверкой "Мурманский вестник" от 13.08.2008

«Горячая Арктика»: продолжаем разговор "Мурманский вестник" от 14.08.2008

«Горячая Арктика»: продолжаем разговор "Мурманский вестник" от 14.08.2008

Нужны неотложные меры "Мурманский вестник" от 14.08.2008

А наши суда работают на Запад... "Мурманский вестник" от 14.08.2008

Как нам поступить? "Мурманский вестник" от 14.08.2008

Каждый день - готовность «номер один» "Мурманский вестник" от 14.08.2008

Размер имеет значение "Мурманский вестник" от 20.08.2008

Одно море - один закон "Мурманский вестник" от 27.08.2008

Горячей Арктике нужен холодный разум "Мурманский вестник" от 03.09.2008

Наши учения напугали норвежцев? "Мурманский вестник" от 15.10.2008

Рыба не знает, что ее уже поделили "Мурманский вестник" от 28.10.2008

В Норвегию «за ноздрю»? Спасибо, хватит! "Мурманский вестник" от 20.12.2008

Баренцбург: и нести тяжело, и выбросить жалко "Мурманский вестник" от 11.02.2009

Будем в Арктике строить фабрики? "Мурманский вестник" от 11.02.2009

Игорь ЧЕСНОКОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.06.2008

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,306575,370279,455172,7763
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня