19.08.2008 / Общество

Социальная «разведка»: шаг первый

«Не располагающий правом совершения действий юридического характера и не несущий ответственности за свои поступки» - так трактуется определение «недееспособный».

Как известно, выносится оно только по решению суда: слишком уж велики для человека его последствия. Не случайно эта тема так притягательна для писателей и режиссеров. Впрочем, проза жизни бывает сплетена гораздо мудренее, чем любой художественный сюжет. Те же работники соцзащиты о таких невымышленных историях знают не понаслышке.

Прошло полгода, как полномочия муниципальных властей по опеке и попечительству в отношении совершеннолетних недееспособных граждан переданы в введение субъектов РФ. Для большинства из нас этот факт малозначимый, так сказать, формальный: занимались проблемой одни чиновники, теперь другие - ну и что?.. Но, оказывается, «формой» дело не ограничилось. Перемены уже ощущаются.

Прежде на некоторые вопросы просто не было ответов. В частности, сколько же реально в нашей области инвалидов нуждаются в опеке? В том числе и тех, чья судьба остается нерешенной в силу различных причин? Сколько пустует квартир, покинутых хозяевами из-за болезни и накопившихся долгов по квартплате? Есть ли у опекаемых недвижимость помимо основной жилплощади?.. Вопросы отнюдь не праздные. И не копеечные. Ведь наши граждане помимо квартир и автомашин нынче имеют и акции, и ценные бумаги, и другое имущество, которое может представлять собой лакомый кусочек для аферистов, стремящихся поживиться на чужом несчастье.

Понятно, что чем крупнее город, тем сложнее исследование, а тем более - решение проблемы. Но лиха беда начало.

«Вестник» уже рассказывал на примере Ленинского окружного отдела соцзащиты о работе по отстаиванию интересов опекаемых, которая началась в области с момента передачи этих функций в его руки. И вот получены первые данные социальной «разведки».

- За шесть месяцев мы собрали сведения более чем о двухстах таких гражданах, - рассказывает начальник Ленинского окружного отдела управления соцзащиты населения областного комитета по труду и социальному развитию Станислав Кондратьев. - Выяснили, кто выехал за пределы области, кого уже нет в живых, то есть создали базу данных. В результате установлено, что сегодня в округе фактически состоит на учете 181 недееспособный гражданин, выявили 23 человека, нуждающихся в признании таковыми. Десять дел сейчас находятся на рассмотрении в суде, в отношении семерых близкие уже занимаются оформлением опеки, 30 человек ожидают места в психоневрологическом интернате.

Пока описью имущества мы успели охватить процентов сорок наших подопечных. До конца года завершим эту работу по всем остальным. Дело в том, что это достаточно трудоемкий процесс. Судите сами: только в ГИБДД сделано 187 запросов, столько же в областное управление федеральной регистрационной службы, предприятие технической инвентаризации по поводу имущества недееспособных граждан. Надо сказать, что до передачи функций опеки и попечительства в введение области еще никогда не запрашивался такой большой объем данных. Прежде подобная работа проводилась только при возникновении проблемы в отношении конкретного человека, хотя Гражданский кодекс ее и предусматривал.

Как заметил Станислав Кондратьев, «легкое» отношение к чужому имуществу, которым раньше грешили некоторые попечители, подчас дает о себе знать. К примеру, один из подопечных подал заявление в суд о признании сделки с принадлежавшей ему недвижимостью недействительной. Пока он находился в стационаре, опекунша умерла, и возник классический вопрос - о наследстве. Дело в том, что пока он лечился, родственница распорядилась общим их наследством в своих интересах. А суд в иске опекаемому отказал. Мотив: истец недееспособен, а значит, не может самостоятельно представлять свои интересы, в том числе и в судебных инстанциях. На что у представителей органов соцзащиты свой аргумент: как могла состояться сделка с имуществом недееспособного без положенного по закону участия органов опеки?! Сейчас идет тщательное разбирательство произошедшего. Неудивительно, что сегодня все чаще приходится смахивать пыль с давно минувших дел. Совершенно очевидно: с изменениями, привнесенными в нашу жизнь рыночными отношениями, имущественные споры еще только набирают силу.

- На 187 человек, по поводу имущества которых мы делали запросы, структуры, регистрирующие собственность, информацию нам дали. Но кто знает, сколько из наших подопечных имеют недвижимость в других регионах? Вполне вероятно, у кого-то есть дом, у другого - участок, у третьего еще что-то. Единой системы, которая помогла бы выяснить эти факты, в стране пока нет. Чтобы получить сведения, опрашиваем всех, кто может помочь: опекунов, соседей, близких, знакомых, по возможности разыскиваем родственников, живущих в других регионах, - поясняет Станислав Кондратьев.

Однако проблем с имуществом подопечных органов соцзащиты хватает и здесь, дома. Как известно, процесс лечения психических расстройств длителен - пациенты могут находиться в больнице месяцами, прежде чем будут признаны недееспособными. А тем временем их имущество остается практически без присмотра - ведь его владелец еще не считается опекаемым органами соцзащиты.

- Ситуация сложная. Пока человек не признан недееспособным, мы не является его законными представителями и фактически не имеем юридических оснований, чтобы взять под контроль сохранность имущества госпитализируемых. Однако мы понимаем, что необходимо выявлять граждан, которые могут быть потенциально признаны таковыми, чтобы в силу каких-либо обстоятельств они не лишились того же жилья. Для этого работаем в тесном контакте с учреждениями здравоохранения, но трудности все же возникают. К примеру, есть врачебная тайна о состоянии пациентов, и нарушать ее доктора не вправе.

Но и на этом проблемы с имуществом недееспособных не исчерпываются. К примеру, как сообщил Станислав Кондратьев, в ходе обследования в Ленинском округе выявлены три человека, чья недвижимость срочно нуждается в доверительном управлении. Они живут у опекунов или находятся в больнице, интернате, собственные квартиры давно пустуют, никто за них не платит, долги накопились солидные… По закону в таком случае органы опеки и попечительства должны заключить договор с третьим лицом о доверительном управлении этим имуществом, попросту говоря, об аренде (подчеркнем: продавать его никто не имеет права). Только вот квартиры до того «убиты», что все, кто поначалу заинтересовался предложением соцслужбы, увидев их, пошли на попятный. Слишком велики расходы на восстановление, чтобы окупить их, скажем, сдачей внаем. К тому же часть выручки должна была бы пойти на погашение долгов за коммунальные услуги, а часть обязательно вноситься на счет владельца жилья…

- Но мы не теряем надежду, что социально ориентированный бизнес все-таки возьмется за такое управление. Первый такой договор уже в разработке. Думаю, постепенно сможем выправить ситуацию, сейчас над этой проблемой работают во всех округах Мурманска.

- Система соцзащиты сейчас активно развивается, поэтому ситуация в области должна значительно улучшиться, в том числе и в решении застарелой проблемы очередей в дома-интернаты, - подчеркнул зампредседателя областного комитета по труду и соцразвитию Юрий Волков. - В частности, программой социально-экономического развития Мурманской области на 2008-2011 годы предусмотрено, что в 2009 году будут созданы психоневрологические интернаты в Апатитах и Африканде, каждый на 105 мест. Кроме этого документ включает целый комплекс мер, направленных на оказание более действенной помощи этой категории наших земляков.

Ольга НУРЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.08.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,530575,923680,549873,4911
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня