29.10.2008 / Общество

Мы юности нашей, как прежде, верны...

В те далекие, 60-е (первый ряд): Надежда Быстроумова, Зоя Быстрова, Виктор Пильгуй. Фото из личных архивов.

Надежда БЫСТРОУМОВА, председатель Мурманского городского совета ветеранов:

Мои детство и юность прошли в Кандалакше. Училась в самой лучшей 27-й школе. В шестом классе меня выбрали пионервожатой. Время1было послевоенное, тяжелое. Вместе со своими подшефными часто выступали с концертами в госпитале, собирали макулатуру и металлолом. В детстве я знала много стихов и с упоением их рассказывала, разучивала с малышами. Как сейчас помню: «Качаются в седлах бойцы и молчат, И только копыта о землю стучат» или «товарищ Ворошилов, народный комиссар…» В седьмом классе вступила в комсомол, а в восьмом меня избрали секретарем школьной комсомольской организации, в ней было человек 150. Ничего, справлялась, энергии хватало на десятерых…

После окончания школы поехала в Москву, поступила в МГИМО. Но вскоре нас стали «обрабатывать»: мол, думайте о переходе в другой вуз, многие выпускники выходят из института неспособными к дипломатической работе. Учиться было очень интересно, уходить не хотелось, поэтому мы обещали, что пойдем на любую работу после распределения. Второй курс историко-международного отделения закончила на одни пятерочки, счастливая уехала на каникулы. Приезжаю, прихожу в общежитие, а девчонки на чемоданах сидят: реорганизация института. Никита Хрущев очень любил все переделывать, вот и соединили в1958 году МГИМО и Внешторгинститут. Из наших оставили только старшекурсников, а нам предложили любой вуз - на выбор.

Я выбрала МГУ, перевелась на исторический факультет, была секретарем бюро курса. После окончания университета меня послали в Курганскую область. Там в облоно предложили поехать в село Елочное Лебяжевского района, где как раз открыли новую среднюю школу. У меня были все классы, кроме седьмого. Там меня и в партию приняли. Была я очень активная, бегала по полевым станам, проводила с колхозниками политинформации. Слушали они с интересом, газет в поле не было, да и радио тоже. В клубе вела родительский лекторий. Как времени на все хватало, не знаю. Молодость, ей все под силу.

Прошло года два, и вдруг узнаю, что мама тяжело заболела, а меня домой, в Кандалакшу, не отпускают. Что делать? Думала, думала и решила поступать в аспирантуру Свердловского университета. Восемь человек на место, но прошла. Помогло мне, конечно, знание иностранного языка, который в МГИМО очень хорошо преподавали. Да и в университете продолжала заниматься языком. Когда проходил международный фестиваль молодежи и студентов в Москве, нас, студентов, приглашали в помощь гидам, переводчикам.

В аспирантуру меня приняли на заочное отделение, и давай я упрашивать, чтобы мне в справке о зачислении не писали слово «заочное» - не отпустят ведь к маме. Каюсь, даже конфеты и шоколадки носила - уговорила. Вернулась в Курган, в облоно справку о зачислении показала, меня и отпустили. Приехала в Кандалакшу, стала устраиваться на работу - седьмая на очереди. Не нужны учителя истории. Пошла к Виталию Витальевичу Бианки: возьмите на работу. Вакансии были только на полевые работы, на острова. А я не могу, маму не с кем оставить. И тут вдруг мне предложили ставку преподавателя в гарнизонном университете марксизма-ленинизма.

И примерно через год пригласили работать инструктором по пропаганде в Кандалакшском райкоме ВЛКСМ. А поскольку опыт агитработы у меня был еще с МГИМО, студентами мы ходили агитаторами на автозавод имени Лихачева, новые обязанности меня не пугали. Стала вхожа в общество «Знание» и выступала с лекциями о международном положении в рабочих коллективах. Как-то послушал меня Александр Таскаев, тогда лектор обкома партии, и сказал, что мне надо бы работать лектором, это мое призвание.

Когда в Мурманске стали восстанавливать райкомы партии, меня туда вызвали, назначили зам. зав. отделом агитации и пропаганды Октябрьского райкома КПСС. Года через три я перешла на работу в обком комсомола секретарем по пропаганде. Первым секретарем тогда был Геннадий Малышев, вторым Гариф Гильманов.

Помню, когда в космос полетела Валентина Терешкова, в обком комсомола поступило 17 заявлений с просьбой послать в отряд космонавтов, из них 8 - от девчонок. Причем пятерых звали Валентинами. Из этих семнадцати двое поступили в Московский авиационный институт.

Самое яркое впечатление оставили люди, с которыми пришлось работать. Ведь комсомол - это не только организация молодежи, это состояние души. Коллективные походы, песни у костров, общие дела, споры за полночь, встречи с интересными людьми - все это осталось в сердце.

Вот такое было время…

Другие материалы, посвященные юбилею комсомола:


Мы - шестидесятники

Предать свою юность нельзя

И за все ответственны вдвойне

Подготовила Людмила Лопатко.

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.10.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,530575,923680,549873,4911
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня