30.12.2008 / Общество

«Сухой. Сухой, как лист»

Общеизвестно, что широкую, как Среднерусская возвышенность, душу нашего народа празднование Нового года в единственном экземпляре удовлетворить никак не может - не успеваем. Отсюда и тяга последних лет ко всевозможным Огненным Коровам и Синим Свиньям. И чем чаще есть повод пошуметь петардами и бокалами - хоть по китайскому календарю, хоть по древнешумерскому - тем лучше. Устав бороться с нашим народом, правительство бесславно капитулировало, сначала разрешив нам праздновать новогодье семь дней, а теперь уже и десять. Дело, похоже, идет к тому, что рано или поздно нерабочим станет весь январь. А ведь еще совсем недавно, лет 30 назад, поводов для застолья было всего-то два: 1 января и Старый Новый год…

В 1981 году я активно строил коммунизм в мурманском универмаге «Волна» - грузчиком на складе брака. И в этом крылась серьезная проблема: раз в месяц каждый в нашем дружном коллективе должен был в воскресенье отдежурить на складе. И так уж исторически сложилось, что в Старый Новый год 14 января, как холостому самому молодому и малопьющему, выпало дежурить мне. И все бы ничего, но на 13-е я был приглашен на одну из загородных турбаз отметить СНГ в компании девушек и юношей из одного танцевального коллектива «Кировки». Я разрывался на мелкие кусочки: с одной стороны - трудовой долг, с другой - умноженные на 12 дивной длины ноги, лучистые глаза, как сказал поэт, все, что «еще есть у них там».

Что скрывать, мне было 18 - победили ноги и глаза. И субботним вечером шесть девушек и трое юношей высадились из холодного автобуса на заснеженной турбазе. Барышни очень быстро уставили стол кастрюльками, судками и баночками со всевозможной приготовленной ими вкуснятиной, и мы ломанулись на улицу кататься на санках и играть в снежки - в ожидании четвертого собрата по полу, которому было поручено ответственное дело: на собранные мужчинами дензнаки купить и привезти на такси ящик шампанского, энное количество напитков посерьезнее и всенепременную гитару.

Смеркается в январе у нас рано, и когда в темноте снежки уже стали неразличимы, пришлось возвратиться под крышу. Румяные с мороза, с отменным аппетитом, мы немедленно набросились на харчи. А удовлетворив первый голод, едва ли не хором задали друг другу один и тот же вопрос: «А где же этот, хранитель веселья в стеклянной таре?!» Время шло к 12, на голубом экране в повторном «огоньке» открывали рты Пугачева и Леонтьев. Только открывали - звук в телевизоре оказался неисправным.

Люди искусства попытались творчески спасти безнадежно катившийся к мрачной и тупой обжираловке праздник: сыграли на расческах равелевское «Болеро», обменялись по третьему кругу старыми анекдотами, повспоминали забытые случаи «из жизни». Праздника не было - хоть убей! Уже потом выяснилось: затарившись бутилированным весельем, наш гонец заехал с двумя позвякивающими сумками на свадьбу к однокурснику - поздравить молодых. Заехал, да там и остался, уж больно ему там, такому упакованному, оказались рады. А мы около часа староновогодней ночи уныло разбрелись по своим номерам…

В 6 утра прозвенел будильник, заботливо уложенный в сумку мамой, - меня ждал трудовой подвиг, до Туломы, откуда на Мурманск ходил рейсовый автобус, было 12 километров. Стоит ли говорить, что оба моих товарища, накануне клятвенно заверявшие, что поутру прогуляются со мной за компанию до Туломы, подняться с кроватей «не смогли». Умылся. На полочке перед зеркалом лежала забытая кем-то накануне губная помада. Ею на зеркале я и оставил друзьям краткую энергичную надпись. Букв в ней, по истинно русской традиции, было немного.

Идти по туломской дороге оказалось занятием довольно скучным, снегу в ту зиму навалило будь здоров, не то что нынче. Идешь себе, посвистываешь, задираешь голову, пялишься на звезды, а по сторонам почти отвесные трехметровые стены спрессованного «автодоровцами» снега. И тут, оглянувшись в надежде на попутку, я увидел два светящихся в темноте, метрах в 50 позади, зеленых глаза: «Мама, волк!!!»

Честно скажу, так быстро я не бегал никогда в жизни. Жалко, что в эти минуты мимо не проезжали тренеры олимпийской сборной СССР по бегу на короткие дистанции в валенках. Короткие, потому что надолго меня не хватило. Сбросил рукавицы, повернулся, чтобы достойно, как мужчина, встретить смерть в расцвете лет, и… в ноги мне бросился турбазовский Шарик, который от утреннего безделья отправился проводить чокнутого постояльца.

До Туломы мы дошагали вдвоем. Шарик дождался, когда я сяду в автобус, и неспешно потрусил восвояси. А я вовремя успел на работу. Аккурат в 10.00 на складе зазвенел служебный телефон.

- Сыночек, ты не опоздал? А ты там не пьяный?!

- Сухой. Сухой, как лист. Мама, ты же знаешь - я не пью.

Петр БОЛЫЧЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 30.12.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,180776,720479,533073,2334
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня