18.07.2009 / Общество

Франклин Рузвельт и Русский Север

(Окончании.е Начало в номере от 4 июля.)

С финнами воевать не захотели

Первое письменное обращение Франклина Рузвельта к Сталину было получено в Москве 15 августа 1941 года. Президент писал: «…Мы в настоящее время работаем совместно над тем, чтобы снабдить Вас максимальным количеством тех материалов, в которых Вы больше всего нуждаетесь. Многие суда с грузом уже покинули наши берега, другие отплывают в ближайшем будущем».

По поводу этого послания заметим, что оно родилось в результате обсуждения Рузвельтом и Черчиллем взаимных планов в связи с коренным изменением международной обстановки и вступлением СССР во Вторую мировую войну. А то место в нем, где говорится, что «многие суда с грузами уже покинули наши берега», было, мягко говоря, преувеличением.

Что касается советской стороны, то в первом своем послании 4 августа 1941 года Сталин писал Рузвельту о необходимости «нейтралитета Финляндии и примирения с СССР». «Если бы Правительство США сочло бы необходимым пригрозить Финляндии разрывом, то Правительство Финляндии стало бы более решительным в вопросе об отходе от Германии. В этом случае Советское Правительство могло бы пойти на некоторые территориальные уступки Финляндии с тем, чтобы замирить последнюю и заключить с нею новый мирный договор». С позиций сегодняшнего дня интересно, как Сталин думал расплачиваться с Финляндией: Кольским полуостровом или Карелией?

Рузвельт же поручил заместителю государственного секретаря США С. Уэллесу пригласить финского посланника Прокопе и передать ему предложения СССР о «мирном договоре с территориальными коррективами». Но правительство Финляндии не изменило своего решения продолжать войну с СССР. Весьма показательно, что Рузвельт не предпринял никаких действий против финнов, США так и не объявили войну Финляндии.

Несмотря на дипломатическое сближение, устные и письменные заверения в дружбе, отношения СССР и США, прежде всего военно-экономические, в начале войны развивались крайне вяло, сказывалось нежелание США усложнять отношения с Германией и Японией. И морская война в Атлантике носила ограниченный характер, несмотря на то, что в сентябре-октябре 1941 года нападения немецких подводных лодок на американские суда участились.

Вся военная и экономическая помощь США в 1941-м шла в основном в Англию. За октябрь-ноябрь СССР получил от Америки поставок на 545 тысяч долларов, это было полпроцента всего объема американских поставок, который составлял тогда сумму в 741 миллион долларов. И только 30 октября Рузвельт сообщил в Москву о своем решении предоставить СССР беспроцентный заем в 1 миллиард долларов, а 7 ноября распространил закон о ленд-лизе и на Советский Союз.

На Вашингтонской конференции в декабре 1941 - январе 1942 года президент Рузвельт подчеркнул особое значение обеспечения безопасности коммуникаций, в частности в Атлантическом океане.

Даешь конвои!

Помощь США нашей стране значительно усилилась в 1942 году. В феврале Рузвельт извещал советскую сторону, что «в январе и феврале нами было или будет отгружено 449 легких танков, 408 средних танков, 244 истребителя, 24 Б-25 и 233 А-20» (Б-25 и А-20 - марки американских бомбардировщиков). Тогда же Рузвельт сообщал, что принял решение выделить СССР еще один миллиард долларов для военных закупок на тех же выгодных условиях, что и раньше. 23 февраля Рузвельт писал Сталину: «В настоящий момент самой важной задачей является доставка Вам снабжения. Я распорядился об изучении Вашего предложения о централизации здесь дела поставок вооружения в Россию».

Однако даже глава американской военной миссии в Москве генерал Дин признавал, что вплоть до весны американские поставки в СССР были «разочаровывающе малы». Указание Рузвельта покрыть дефицит до 1 апреля 1942-го не выполнялось.

Наряду с тремя главными путями снабжения России - через северные порты европейской ее части (Мурманск и Архангельск), через Персидский залив и Дальний Восток - стали изучаться возможности воздушного пути через Аляску и Сибирь.

Тема конвоев и снабжения не исчезала в переписке Рузвельта и Сталина в течение всего сорок второго года. 4 мая Рузвельт сообщал: «Мы испытываем серьезные трудности с северным маршрутом конвоев и об осложнениях информировали Литвинова (посол СССР в США. - А. К.). Однако Вы можете быть уверены, что будут приложены все усилия, чтобы отправлять как можно больше судов».

9 июля Рузвельт вновь информировал Сталина: «Я отдал распоряжение о немедленной отправке Вам ста пятнадцати средних танков с боеприпасами и запасными частями помимо всех танков, отгружаемых в соответствии с условиями июльского протокола».

Что эти 115 «шерманов» или «грантов», если России требовались в ту пору летнего прорыва гитлеровцев на юге тысячи боевых машин (в СССР в 1942 году было выпущено более 24 тысяч танков). К тому же, как извещал Сталин Рузвельта, «американские танки очень легко горят от патронов противотанковых ружей, попадающих сзади или сбоку». О некоторых типах американских самолетов Сталин тоже был невысокого мнения: «Следует иметь в виду, что самолеты «китигаук» не выдерживают борьбы с нынешними немецкими истребителями». Тем не менее, когда в октябре Рузвельт пообещал отправить в СССР 276 боевых самолетов, это известие было воспринято с радостью.

Оказывая достаточно большую помощь Англии и обещая открыть второй фронт, Рузвельт хотел убедить Сталина в искренности своих намерений. 28 октября он писал Черчиллю: «Мне хочется, чтобы мы могли сказать мистеру Сталину: «Мы выполним наши обязательства на сто процентов».

Осенью 1942 года Рузвельт довел до сведения советского правительства ежемесячные объемы поставок на зимний период: 8-10 тысяч грузовиков, 4-5 тысяч тонн взрывчатки, 15 тысяч тонн мяса, 10 тысяч тонн консервов, 10 тысяч тонн растительного масла, 12 тысяч тонн свиного сала. До 1 июля 1943 года США обязались поставить СССР два миллиона «коротких» тонн пшеницы (короткая тонна - 907,2 килограмма).

Кто потопил Л-16?

Значительная часть этих грузов, как и вооружения, шла через Мурманск. По данным западного исследователя С. Морисона, через северные порты было доставлено в СССР 23 процента всей помощи от союзников. Из США через Исландию - Рейкьявик и Хваль-фьорд и Шотландию - Лох-ю и Скапа-Флоу на Север прошли десятки конвоев, насчитывающих 783 судна, из которых 63 были потоплены немцами. (Между тем газета «Правда» 4 июня 1991 года дала другую информацию: «В течение всей войны было организовано в общей сложности 78 конвоев. В них приняли участие 1400 кораблей. Сотня была потоплена гитлеровцами, 30 тысяч человек погибли».)

Потери союзников в Северной Атлантике со временем сокращались: если в 1942 году конвои потеряли 74 судна, то в 1944-м ряд союзных транспортов прошел вообще без потерь.

Помимо ленд-лиза Рузвельту как Главнокомандующему вооруженными силами США приходилось заниматься массой других вопросов, касающихся России, в том числе и проблемами Северного флота. Так, 30 декабря 1942 года Рузвельт сообщал Сталину о том, что ему стало известно о потоплении в Тихом океане неизвестной подводной лодки: «Вероятно, это сообщение касается Вашей подводной лодки Л-16… и я посылаю Вам сожаления по поводу потери Вашего корабля с его доблестной командой и выражаю мою высокую оценку вклада, который вносит в дело союзников также Ваш доблестный Военно-Морской Флот в дополнение к героическим победам Вашей армии».

Этот реверанс американского президента объяснялся двумя обстоятельствами. Во-первых, не было установлено, чья подводная лодка потопила Л-16, и надо было отвести подозрения, что эта таинственная субмарина была американской. Во-вторых, у Рузвельта на всю жизнь сохранились теплое отношение и уважение к флоту и морякам. Л-16 шла в составе отряда из шести подводных лодок на пополнение Северного флота.

Еще одна информация о подводных лодках относилась к августу 1943 года, когда Рузвельт и Черчилль сообщили Сталину, что немецкие «подводные лодки покинули Северную Атлантику, где конвои курсируют с середины мая без потерь, и сконцентрировались на южном маршруте».

Из других «морских» проблем, которыми приходилось заниматься Рузвельту на заключительном этапе Второй мировой войны, был вопрос о разделе итальянского военно-морского флота.

Почти в то же время, в январе 1944 года, Рузвельт сообщал Сталину, что Соединенные Штаты Америки предоставляют России легкий крейсер. Он получил новое имя - «Мурманск» и в апреле 1944-го прибыл на Северный флот.

В связи с этим американский посол в Москве А. Гарриман вылетел на Север. Высокий гость посетил Мурманск, в торговом порту поинтересовался, как идут поставки по ленд-лизу, осмотрел центральное бомбоубежище в городе. 9 апреля высокого гостя принял председатель горсовета А. М. Кольцов.

Гарриман приехал не с пустыми руками, он подарил городу две санитарные машины. Второй «подарок» хранится в нашем архиве. Это памятка американским матросам, прибывшим в Мурманск. Там были строчки не только об истории «маленького Лондона», как звали наш город союзники, не только о русских обычаях и традициях, но и советы, как вести себя в общественных местах: не приставать к русским женщинам и соблюдать этикет…

«Наш президент знал, кому помогать!»

Америка периода Второй мировой войны, олицетворением которой являлся Франклин Делано Рузвельт, была ближе северянам, чем в любой другой период истории двух государств. Впечатляла помощь по ленд-лизу. Мурманчане видели десятки иностранных пароходов, набитых до отказа военной техникой, боевым снаряжением и продовольствием. Причем часть грузов оставалась на Кольском полуострове. Порт получил из США подъемные краны, железная дорога - паровозы и думпкары, комбинат «Североникель» - металлургическое оборудование. Среди населения регулярно распределялись «американские подарки» - вещи и продукты, собранные в США, как ныне говорят, в форме гуманитарной помощи.

Капитаны советских судов сотрудничали с американцами и в портах, и на переходах. Многие наши суда, в том числе ледоколы «Красин» и «Микоян», ремонтировались в США. Известная женщина-капитан Валентина Орликова, плававшая тогда на теплоходе «Двина», в автобиографии отмечала: «В 1943 году через Исландию пришли в Нью-Йорк. Там сделали ремонт, поставили вооружение».

Большая группа североморцев в 1943 году получала в США тральщики, построенные там по заказу СССР. Когда на стапелях в городе Тампа (штат Флорида) были спущены на воду первые корабли, американцы давали нашим морякам минимум три месяца на освоение новой техники. Но североморцы взялись подготовить тральщики к переходу за две недели. На ходовых испытаниях, на тренировках и стрельбах они не раз слышали: «Удивительные вы люди, русские! Наш президент знал, кому надо помогать».

В Мурманске хорошо знали помощника военно-морского атташе США С. Френкеля, представителя комитета контроля за реализацией ленд-лиза капитана Акселя Пирсона, журналиста Дейва Мерлоу.

«С чувством благодарности и большого уважения» писал об одном из американцев - капитане парохода «Форт Гленора» Корнелиусе Аронделле И. Д. Папанин: «…Его пароход подходил к причалу с готовыми стрелами и запущенными в работу лебедками. Аронделл лично наблюдал за разгрузкой своего корабля, следил, чтобы все судовые механизмы работали безотказно, чтобы команда помогала портовым грузчикам. Капитан… охотно делился с нами судовыми запасами продовольствия и топлива, оставляя себе на обратный переход только минимум».

Я напомнил все эти эпизоды Второй мировой войны для того, чтобы подчеркнуть, что в отношениях СССР с США роль Мурманска была особой. Наши незамерзающий порт и железная дорога были продолжением конвойных операций, связкой между мощным тылом США и советско-германским фронтом. И Рузвельт это хорошо понимал.

И в заключение слова Н. Н. Яковлева из его книги «Франклин Рузвельт: человек и политик. Новое прочтение»: «Франклин Рузвельт верил в то, что США и СССР могут сотрудничать не только в войну, но и в дни мира… Он знал, что марксизм учит неустанной борьбе против капитализма, однако не считал, что доктрина определяет поведение людей. Война идеологий, думал он, явится главным образом книжной войной».

Когда Гитлер начал в Европе перекраивать карту государств, Рузвельт сказал послу США в Москве Д. Дэвису: «Ни я, ни вы не приемлем коммунизм, но чтобы перейти мост, я протяну руку дьяволу». 32-й президент Соединенных Штатов Америки Франклин Делано Рузвельт был очень дальновиден. При установлении дипломатических отношений США с СССР в ноябре 1933 года он говорил: «Отношения, ныне установленные между нашими народами, смогут навсегда оставаться нормальными и дружественными, и наши народы смогут впредь сотрудничать ради взаимной пользы и ради сохранения мира во всем мире».

Алексей КИСЕЛЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 18.07.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,761776,135078,277074,5316
Афиша недели (16+)
Мусор или тихие шедевры?
Гороскоп на сегодня