18.07.2009 / Общество

Как земля с небом разговаривает... В Мурманске завершилась духовно­просветительская экспедиция «На звон колоколов»

Фото: Коржов Дмитрий
"На звон колоколов". Дорога к храму.

(Окончание. Начало в номере от 11 июля )

«Прянишные» города

Путешествие, подобное нашей экспедиции, это, конечно, в первую очередь, общение с людьми, встречи, выступления. Но это, понятное дело, и города, в которых довелось побывать, - за восемнадцать дней нашего пути их было более двадцати. Очень разные города - и похожие, и непохожие друг на друга…

Старинный Тутаев, в котором мы познакомились с колокололитейным гением Николаем Шуваловым, Волга делит на две части. Прочно делит - это, по сути дела, два города, очень друг на друга непохожих. Один - по большей части деревянный, тихий, медлительный, по-хорошему провинциальный. Второй - с безликими многоэтажками спальных районов, заводами и заводиками, ночной жизнью - всеми прелестями и напастями современного города. Честно признаюсь, мне ближе, больше по душе первый. К тому же, замечу, и знаменитые шуваловские колокола льют именно на этой, ветхозаветной стороне Романова-Борисоглебска, как называли город до революции. Любопытно, старым своим названием Тутаев напрямую связан с Кольским Заполярьем: Мурманск, если помните, был когда-то Романовым-на-Мурмане, а Борисоглебск у нас и поныне свой имеется.

Вообще, что касается имен на карте - старых и новых, то здесь, когда едешь из города в город (режим движения порой был близок к экстремальному, сродни первоклассной гонке на выживание: Сергиев Посад - Переславль - Троице-Сергиев Варницкий монастырь, а на следующий день - столь же резво: Ростов Великий - Углич - Тверь - Торжок), то сначала удивление, а потом оторопь охватывает от бесконечных улиц Ленина, Урицкого, Володарского. Идешь по старинному русскому городу, красивому да ладному, и повсюду эти клички - будто знаки былой беды…

В целом города Золотого кольца, по правде говоря, оставили двойственное ощущение. По большей части неприятное. Суздаль, Углич, Муром, Переславль-Залесский показались какими-то неживыми, сувенирными, или, как точно выразился один из участников нашего похода, «прянишными». Почти всюду одно и то же: экскурсоводы с пустыми глазами, традиционный набор достопримечательностей, толпы туристов, как овечки, плетущиеся за поводырями-экскурсоводами. И во главе этих своего рода балаганов (пошлых порой до отвращения) на тему родной истории - такой всепобеждающий дух наживы, такой блеск чистогана в глазах, аж жуть!

Вспоминаю, как в Угличе архидиакона Никиту пытались зазвать сфотографироваться в опереточно-пышных «царских» одеждах. Видно, пленили работничков нового аттракциона (хотите сняться на фоне храма, построенного на месте, где убили царевича Дмитрия, на крови построенном, хотите? Да, на крови. А какая кровь была потом, в очередную русскую смуту, и говорить не хочу) вид атлета и роскошная рыжая борода отца Никиты. Ну и принялись его уговаривать:

- Мужчина, царем хотите быть?

Однако архидиакона такими подходцами не пронять, ни-ни… Прошел мимо, словно и не заметил странных коммерсантов.

Из «прянишного» ряда выделяется Ростов Великий. И туристов здесь намного меньше, и дух коммерции, который явственно ощутим на всей территории Золотого кольца, тут почти не чувствуется. Спокойно как-то и хорошо. А звонница какая в Ростове! Огромадный 32-тонный главный колокол - Сысой, а рядышком колокола поменьше, у каждого собственное имя имеется: Полиелейный, Баран, Козел, Голодарь, Красный, Лебедь и самый маленький - Ясак.

И совсем уж особняком, отдельно от «прянишных» городков стоит лавра… Там коммерция, конечно, тоже живет (как без нее в наши дни?), но все же избавлено это место, подлинное сердце России, от того бесстыдства в стиле «Все на продажу!», что доводилось наблюдать на нашем пути многократно. Все-таки блюдет святой Сергий свою вотчину, оберегает ее от морока обогащения, который правит современной Россией, едва ли не главной национальной идеей стал у нас в последние годы.

Крепость неприступная, дивной красоты и благолепия храмы, источник Сергиев… Мощи игумена Всея Руси, каким был и остается Сергий Радонежский. А колокола эти потрясающие на звоннице?!

А какой квас в обители! Ядреный, из бочки, холодненький…

Холодёшенек квас монастырский…

Ахнешь махом граненый стакан,

Вытрешь рот рукавом, по-мужицки,

Как от водки, и весел, и пьян.

Вскинешь к небу глаза, и былое,

Отзываясь в колоколах,

Поплывет, будто птица, над полем,

Вековые расправив крыла.

Ты пойми, обыватель досужий,

Гость случайный отеческих сёл,

Ты - живешь, а вот лавра - служит.

Здесь и ты отвечаешь за всё!

Ты как ратник на бой снаряжённый,

Опершись тяжело на бердыш,

Удоволенный квасом ядрёным,

В самом сердце России стоишь.

Смута песню поляцкую пела,

Люто пела, отчаянно, всласть,

Людоедски оскалясь, хрипела,

Ну а тут навсегда осеклась.

…Океанский простор многозвездный -

Святе Сергиев монастырь.

Лавра, лавра, острог поднебесный…

Поднимись до её высоты!

Чудо Владимира

Но каков Владимир! Поражает мощью и красотой, простором и удалью, что звучат в каждом камне, в этих улицах и храмах… «Золотые ворота», Успенский собор XII века с фресками Андрея Рублева, с мощами Александра Невского и Андрея Боголюбского. Ока, опять же. Ходил по улицам и все никак не мог в толк взять, как случилось, что столицей Руси стала Москва? У историков с десяток объяснений найдется, но ни одного абсолютного. Да и как внятно объяснишь возвышение имения боярина Кучки рядом с исполинскими в те годы Владимиром и Тверью…

Каждый шаг по Владимиру - словно прикосновение к истории страны, живой, реальной.

А Боголюбово?! Как сейчас бы сказали, загородная резиденция знаменитого владимирского князя Андрея, заслужившего в народе прозвище Боголюбский… Любой выпускник-школьник нашей страны, ко-о-о-не-чно, читал об этом легендарном правителе Владимиро-Суздальского княжества периода, который советские историки называли не иначе как периодом феодальной раздробленности. А тут мы, сопровождаемые представителем паломнической службы здешней епархии отцом Андреем, оказались у лестничного перехода, где был убит князь, где пытался скрыться в тайном схроне, но враги его нашли - по кровавому следу, что тянулся за их жертвой.

Буквально в шаге от Боголюбова - опять же знакомый еще по школьным учебникам храм Покрова на Нерли - чудо, созданное русскими зодчими еще в XII веке… Церковь стоит на краю бескрайнего поля, над крошечным прудом. И столько в ней покоя, лада, тихой, подлинной красоты. А в пруду резвятся местные мальчишки и девчонки. Не преминула туда забраться и руководитель нашей экспедиции Надежда Большакова. Потом говорила: вода теплая, мягкая…

Муром, где покоятся мощи святых Петра и Февронии - цели нашей экспедиции, тоже от Владимира недалеко. Святые покровители семьи и брака жили именно здесь, только все очень давно - аж в XIII веке. Он - князь, она - дочь крестьянина. Князь Петр, которого красивая и умная, сведущая во врачевании девушка избавила от неизлечимого недуга, взял свою избавительницу замуж. На то, что не княжеского рода его избранница, даже и не оглянулся… Неравный брак и в наши-то дни штука проблемная, а тогда и вовсе. Испытаний на долю будущих святых выпало немало, но жили они счастливо, в любви и верности, скончались в один день - 25 июня 1228 года по старому стилю, или 8 июля по новому, приняв перед этим монашеский постриг. Муромцы не выполнили просьбу супругов - похоронили их отдельно (монахов вместе не хоронят!). Но наутро тела усопших соединились во гробе едином. Так и поныне покоятся святые благоверные князь Петр и княгиня Феврония вместе в Свято-Троицком женском монастыре Мурома. Где нам, мурманчанам, довелось приложиться к их нетленным останкам. А на следующий день состоялась передача мощей, для чего в Муром специально приехал наш владыка - архиепископ Мурманский и Мончегорский Симон.

Мы встретились с владыкой во Владимире в Успенском кафедральном соборе, и он рассказал о том, как произошла передача мощей:

- Это произошло в алтаре храма Рождества Христова во Владимире. Передал частицу мощей правящий архиерей Владимиро-Суздальской епархии владыка Евлогий. Я принял мощи с трепетом, после того как побывал в Муроме, где находятся мощи святых Петра и Февронии. Мы отслужили там молебен. Для нас передача мощей - честь большая… В Мурманске они будут находиться в храме Всех Святых, где находится источник Петра и Февронии.

- Ваше высокопреосвященство, как вам представляется, какое значение для нашего края имеет это событие? - интересуюсь у владыки Симона.

- У нас на семь браков - пять разводов, - озабоченно поясняет архиепископ. - И, боюсь, эти цифры с каждым годом будут все тревожнее. Надо приостановить этот процесс. Радикально! - воздействуя на причину. А причина - духовная. Святые Петр и Феврония - покровители семьи и брака, их жизнь - практический пример того, как должны строить взаимоотношения супруги. Как они должны привыкать друг к другу, вместе преодолевать испытания, которые дарует судьба. Их у князя и княгини было немало, но они не расставались при жизни, воссоединились и после смерти. И сейчас едины! А у нас как-то повелось: порой возникают самые незначительные трудности, и брак уже распадается. Поэтому, я убежден, мы с мощами святых Петра и Февронии мощное подкрепление привезем на нашу землю.

«Мурманск подарил России праздник…»

Первая за долгий наш поход встреча с писателями состоялась именно в столице, в Союзе писателей России, что на Комсомольском проспекте. Тут уж знакомых лиц было в достатке - это и один из секретарей Союза поэт Геннадий Иванов, и участник Международного православного хода Мурман - Черногория, летописец Дней славянской письменности и культуры прозаик Семен Шуртаков. Семену Ивановичу за девяносто, а жизни в нем - силы, задора мальчишеского - в достатке, фору даст любому. Впервые мурманчан приветствовал и руководитель нашего союза мастеров слова - прозаик Валерий Ганичев, автор замечательной книги об адмирале Федоре Ушакове, несколько лет назад увидевшей свет в серии «ЖЗЛ».

- Мурманск подарил России наш государственный праздник - День славянской письменности и культуры, - отметил в разговоре с участниками экспедиции Валерий Николаевич. - Да, его и прежде отмечали - в узком интеллигентском кругу. Но когда Маслов со товарищи начали это дело в Мурманске, провели в 1986 году первое празднование… Для советского времени это был факт вызывающий! Это была фантастика. Кто ожидал, что праздник примет такие масштабы, как ныне? Праздник прижился, зашагал по стране… Уже тогда начался ваш Славянский ход. Славный город Мурманск. Очаг духа нашего, утверждение славянского, православного духа и единения. У России две духовные опоры - православная церковь и русская классическая литература. Что мы видим и на примере вашей работы…

В Москве побывали еще в российском Фонде социально-культурных инициатив. Светлана Медведева - жена президента России, глава фонда, принять нас не смогла, но и без хозяйки участников экспедиции встретили здесь чрезвычайно тепло тамошний вице-президент, а попутно и вице-президент Всероссийского фонда культуры, Татьяна Шумова и ее сотрудники. В этом году именно по инициативе Фонда социально-культурных инициатив в десяти городах нашей страны открылись памятники Петру и Февронии.

Из столицы выбирались несколько часов - «пробки», что тут поделаешь. Дальше - Троице-Сергиева лавра, о посещении которой я уже писал, и ряд «прянишных» городов вроде Переславля-Залесского с его диковинными домашними музеями утюгов и чайников. На ночевку остановились в примечательном месте - Свято-Троицком Варницком монастыре, созданном на месте деревни, где родился Сергий Радонежский (монастырь уникальный уже тем, что здесь, на территории обители, существует православная гимназия, что вопреки канону, по которому монахи не должны жить рядом с детьми; но так уж ссудил Господь). А на следующий день - молебен в Торжке у ныне недействующей Крестовоздвиженской церкви, где священником был отец Трифона Печенгского, где вырос будущий святой. Остановка в Твери в Свято-Екатерининском женском монастыре, памятном участникам Ушаковского хода-2007. Здесь и тогда, и сейчас нас очень сердечно принимала настоятельница обители матушка Иулиания. Потрясающая судьба. Она финка, окончила МГУ, приняла православие. И вот осталась в России - навсегда…

Валдай, удивительный Иверский монастырь на Святом озере, где мне приходилось бывать и прежде, но вот звонить с монастырской колокольни во все колокола - впервые. А звук отсюда, говорят, тянется на 17 километров вокруг - озеро служит прекрасным резонатором, продлевает колокольному голосу жизнь.

Следом - Новгород Великий, в котором нас принимала Ольга Балашова - вдова знаменитого русского исторического романиста Дмитрия Балашова. Вновь монастыри: Юрьев и Хутынский, где довелось преклонить голову у могилы первого великого русского поэта Гавриила Романовича Державина.

Совсем уж короткий визит в Вырицу даровал встречу с первым председателем Мончегорского славянского комитета Натальей Журавковой, соратником Виталия Маслова, участницей Славянского хода Мурман - Черногория. Здесь же - уникальный храм 1913 года, мощи святого Серафима Вырицкого.

Дальше - Петрозаводск, совсем уж родной, север как-никак, однако встретил прекрасной погодой - солнцем, теплом. Тут привечал нас, сопровождал, опекал многолетний редактор отдела поэзии журнала «Север», участник Ушаковского хода поэт Владимир Судаков. Встречи в Карельском отделении Академии наук, а затем в главной республиканской библиотеке, литературный вечер, общение с поэтами Еленой Пиетиляйнен (нынешний редактор «Севера») и Александром Валентиком, прозаиком Константином Гнетневым.

Но сердце уже рвалось дальше, дальше, дальше - домой. Все-таки соскучились мы за почти двадцатидневный вояж по родному Кольскому Северу, да и по Мурманску. Насколько уж привычна к далеким поездкам, неприхотлива создатель мурманского Есенинского музея Валентина Евгеньевна Кузнецова, а и та нет-нет да и обмолвится: «Домой хочу…»

И еще… Потом уже, когда, прорвавшись сквозь московские «пробки», наконец повернули мы на север, к дому, все вспоминалось мне это русское поле под Боголюбовым, через которое шли мы к храму Покрова на Нерли. Тихое. Бескрайнее. Распахнутое настежь - и миру, и каждому из нас, и своему, и пришлому. В цветоч-ках каких-то незаметных, простеньких, в несчетных травах зеленых.

И - церковь вдали из белого камня, простая и ладная, равная по красоте которой вряд ли сыщется где-то на свете…

Подумалось тогда, что это, наверно, и есть Россия. Тихая наша Родина.

Фото: Коржов Дмитрий
"На звон колоколов". Храм Покрова на Нерли.
Фото: Коржов Дмитрий
"На звон колоколов". Владимир. Успенский собор. Архиепископ Симон и Надежда Большакова.
Фото: Коржов Дмитрий
"На звон колоколов". Выступает Семен Шуртаков.
Фото: Коржов Дмитрий
"На звон колоколов". Троице-Сергиева лавра.
Фото: Коржов Дмитрий
"На звон колоколов". Валдай. Архидиакон Никита на колокольне Иверского монастыря.
Фото: Коржов Дмитрий
Экспедиция "На звон колоколов". Храм Покрова на Нерли.
Фото: Коржов Дмитрий
Экспедиция "На звон колоколов". Владимир. Успенский собор. Архиепископ Симон и Надежда Большакова.
Фото: Коржов Дмитрий
Экспедиция "На звон колоколов". Выступает Семен Шуртаков.
Фото: Коржов Дмитрий
Экспедиция "На звон колоколов". Троице-Сергиева лавра.
Фото: Коржов Дмитрий
Экспедиция "На звон колоколов". Валдай. Архидиакон Никита на колокольне Иверского монастыря.
Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 18.07.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня