05.08.2009 / Общество

Не просто помнить, а воздать должное

Вот уже четвертый год в мурманском городском сквере на улице Ленинградской изредка собираются люди у неприметного на первый взгляд камня. Их немного. Да и камень, надо признать, неказистый: обычный булыжник среди разбитых плиток. И не многим известно, что это место хранит память о жертвах политических репрессий и спецпереселенцах.

Пока в заполярной столице, к сожалению, нет полноценного памятника, способного рассказать о тех страшных временах. Хотя разговоры о необходимости его создания ведутся уже более 10 лет. Разработали даже проект монумента, по эскизу он должен был представлять собой черную гранитную плиту со скорбной надписью. К октябрю минувшего года ее обещали установить в сквере. Но по сей день дети и внуки репрессированных вынуждены нести скромные гвоздики к обычному булыжнику. Члены региональной ассоциации жертв политических репрессий не раз сетовали: неловко перед отцами за такой «мемориальный знак». Крепясь, пытались облагораживать его своими силами. Городские власти отвечали: памятник труженикам тыла установили, на очереди - памятник жертвам 30-х годов. Но произошли изменения в городских властных структурах, и этим планам не суждено было сбыться.

Надежды на установку памятника начали было угасать. Однако на днях уже новое руководство мэрии объявило открытый конкурс на изготовление нового эскиза. По условиям проект должен отразить взаимосвязь архитектурно-художественного замысла с историческими событиями времен лагерей ГУЛАГа Кольского полуострова и спецпереселенцев на Мурмане. О значении этого памятника, о том, каким будет отношение к нему потомков через 20-30 лет, размышляет директор Мурманского областного краеведческого музея Дмитрий Жалнин.

- Мне не хочется называть этих людей жертвами, - рассуждает Дмитрий Евгеньевич. - Не жертвами они были, а мучениками, расплатившимися своими страданиями и жизнями за зло, сознательно и неосознанно творимое всеми нами. В течение всего двадцатого века в России продолжалась «холодная гражданская война». Началась она в тот момент, когда эгоистические интересы стали вытеснять интересы державные. Попытка решать вопросы классовые, национальные, партийные, личные за счет остальной части населения - это и есть основа, на которой разгораются гражданские войны.

К сожалению, говоря о жертвах репрессий, мы часто невольно продолжаем подбрасывать поленья в огонь, который кажется угасшим. Вместо покаяния мы пытаемся найти виноватых, переложить ответственность за все, что творилось в нашей стране, на каких-то злодеев, жаждем возмездия, возмещения… И забываем о подвиге, совершенном сотнями тысяч репрессированных, раскулаченных, сосланных.

На самом деле памятник этим людям есть. Достижения нашего края за восемьдесят лет - современная индустрия, инфраструктура сегодняшних городов нашего края, культура - в значительной степени созданы теми, кто, не по своей воле оказавшись здесь, преодолевая нечеловеческие испытания, преобразил Кольскую землю. Но заводы и города-памятники «молчаливые», необходимы знаки-напоминания.

- Сколько человек прошло через лагеря? - спрашиваю я Дмитрия Жалнина.

- Более 200 тысяч - точнее цифру назвать сложно. Велась довольно точная статистика по всем северным лагерям, но за все время существования ГУЛАГа прошло несколько административных реформ, чтобы уточнить число репрессированных, прошедших через нашу область, необходимо учесть все перемещения. Важно отметить одно - для нашего края эта цифра огромна. Например, только за 1930-31 годы сюда прибыло более 50 тысяч спецпереселенцев, в то время как население Мурманска составляло всего 23 тысячи человек. Это была основная производительная сила в то время. На комбинате «Апатит», например, работало более 60 процентов ссыльных. Их труд был задействован практически во всех отраслях производства. Значительная часть населения центра Кольского полуострова сейчас - потомки спецпереселенцев.

…Помнится, несколько лет назад один известный коренной мурманчанин спорил со мной с оскорбленным убеждением, что закладной камень для памятника жертвам политических репрессий находится на Театральном бульваре.

- Это пример «новой мифологии», - разъяснил Дмитрий Евгеньевич. - Закладной камень действительно был. Но под другой памятник, Николаю Михайловичу Книповичу. Позднее там построили здание суда. Подобные моменты часто забываются.

Собеседник вспоминает, что к «плеяде забытых проектов» можно отнести и музей Великой Отечественной войны. Его планировали основать в Мурманске еще в… 1945 году! Планы были обширные: застроить несколькими корпусами, объединенными в музей, площади в центре города. Но в послевоенное время началось строительство жилья для северян. Намерения о развернутом комплексе музейных зданий пришлось отложить. В центре заполярной столицы сейчас есть всего одно здание, построенное в рамках того проекта, - Мурманский областной краеведческий музей. Вопрос о музее ВОВ не решен до сих пор. Мало кому известно, что для него имеется даже помещение: внутри пилона у памятника Алеше - части мемориала Защитникам советского Заполярья. К сожалению, оно не отвечает современным музейным нормам: там не то чтобы экспонаты хранить - людям работать не представляется возможным.

- А пока… ветеранов Великой Отечественной с каждым годом все меньше, - вздыхает директор. - И если говорить о создании военного музея, то со временем нам даже будет не к кому обратиться за фактами, за экспонатами… В этот музей придут (да и придут ли?) работать молодые теоретики. А мы упустим уникальный шанс сохранить крупицы истории родного края.

Память, пожалуй, одно из бесценных людских сокровищ. Памятник - ее материальное воплощение. Мемориальные знаки просто необходимы такому «забывчивому племени», как человечество. В этом не сомневается и Дмитрий Евгеньевич:

- Памятник жертвам политических репрессий, несомненно, должен быть. И чем скорее, тем лучше. Оговорюсь, однако, это дело в то же время не потерпит спешки. Здесь подумать надо, как впишется новый мемориал в общий вид сквера. У нас как-то все больше предпочитают скорбный черный гранит или вовсе бетон. Памятники в других городах - бронзовые, красивые, долговечные. Да и художественное решение городского памятника должно отличаться от «кладбищенского» стандарта. Хотелось бы, чтобы в мурманском сквере появился подобный.

Добавить нечего, остается лишь ждать. А пока рядом с невзрачным булыжником в сквере на улице Ленинградской вянут скромные гвоздики…

Людмила БУТКОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.08.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня