21.11.2009 / Общество

Король не должен доживать в приюте

Американский кокер-спаниель Митя впервые появился в мурманском приюте для животных летом прошлого года. Трогательный в своей возрастной подслеповатости, какой-то уже нездешней отрешенности, он был все же, как все кокеры, красив и мил. Почтенный возраст, ухоженный вид, добротный ошейник - все выдавало в нем домашнего питомца. Ни у кого из нас, волонтеров приюта, не было даже сомнений, что не сегодня завтра придут за потеряхой взволнованные хозяева.

Прошло двадцать дней. Они пришли. Хозяин был действительно взволнован. На мой вопрос, почему же так долго искали своего пса, ответил, что был в море, вчера прилетел, узнал о пропаже, и вот он здесь… Хозяйка было скорее раздражена. На мое замечание о том, что нужно лучше следить за пожилой, глухой, подслеповатой собакой, ответила, что пока она была в отпуске, та оставалась у знакомых и однажды на прогулке убежала. От нее мы узнали, что песика зовут Митей, ему 12 лет, и жизни его можно даже позавидовать: курочка с бульоном, диван в полном распоряжении, забота, хороший обеспеченный дом. На что я ответила, что завидовать тут нечему: это вполне нормально, если хозяева любят собаку…

Мы иногда вспоминали Митю, как правило, в связи с очередными старыми собаками, попадавшими в приют. Утешали их и себя тем, что Митю хоть и через три недели, но нашли ведь!

В один из ноябрьских дней прозвенел звонок: нашли пожилого кокера, на одном глазу катаракта, хороший ошейник. Что-то екнуло в душе…

Вечером в приют Митю привезла женщина. Она очень переживала, что не имела возможности оставить его у себя, не сомневалась, что отыщутся хозяева. У такой-то собаки!..

Через некоторое время, узнав, что Митя по-прежнему у нас, она купила для него два комбинезона: уличный и домашний. Зима ведь на носу! Мы на всякий случай дали объявления в газеты - а вдруг опять случайность? Но дни шли, а хозяева так и не появились. Объявления повторяли на случай, если отзовутся люди, готовые взять пожилое животное.

Приближался Новый год. Звонок. Приятный мужской голос отвечал на мои вопросы уверенно и спокойно: они с женой все обдумали, желают помочь, будут заботиться о собаке и т. д. и т. п. Договорились о встрече. Не буду утомлять вас подробностями передачи Мити в новый дом, скажу лишь, что цели побыстрей пристроить его у нас не было. С новыми хозяевами беседовали долго и серьезно, как всегда предупредили: если вдруг не сложатся взаимоотношения, звоните, возвращайте собаку. Впоследствии несколько раз сама звонила новым Митиным хозяевам, приезжали и они всей семьей в приют.

Но в январе снова прозвенел звонок: женщина сообщила о найденном кокере. Приметы были те же, знакомые для меня, только вот ошейника на собаке не было. Так Митя уже в третий раз попал в приют. Похудевший, с выступающими позвоночником и ребрами. Я намеренно выжидала неделю. Не выдержав, позвонила и спросила, как дела у Мити. После небольшой паузы мне сообщили, что он убежал несколько дней назад.

- Почему же не искали?

- Да нет, искали, - ответил все тот же приятный голос. - Весь двор обошли.

Двор?! Я, честно говоря, не сдержалась и почти закричала:

- Как же вам не стыдно! Я же предупреждала, что собака старая, глухая, поэтому гулять с ней нужно только на поводке!.. И раз убежала, почему хотя бы в приют не позвонили?!

- Потеряли номер телефона…

Я поняла, что слова тут бесполезны.

Мы взялись обследовать Митю. Ясно было, что худоба его не обязательно связана с недоеданием. Сдали анализы, все, как у людей: биохимию, клинику, УЗИ. Диагноз - почечная недостаточность. Курс лечения Мите не понравился, как, впрочем, и корм по 350 рублей за килограмм. Но ничего, решили мы коллективно: поборемся с Митькой и его болезнью. Клич бросили, чтобы собрать деньги на дорогущий для приюта, но необходимый для больной собаки корм.

Через несколько месяцев бока немного округлились. Песик стал не только пациентом, но и жильцом медкабинета… Однажды захожу туда: холодильник открыт, на полу куски мяса, печень. И все пациенты - четыре кошки и три собаки, включая Митю, заняты, гм, делом. Пытаюсь найти виновного среди людей. Предупреждаю: будьте внимательны, закрывайте хорошо холодильник. Не жалко продукты, жалко Митю: нельзя ему мясо в чистом виде, диета у него!

И каково же было мое удивление, когда через несколько дней уже при мне он легким движением лапы распахнул холодильник и полез за едой. С той поры на двери медкабинета появилась надпись, извещающая о Мите и его «таланте». Проворный пациент был оттуда выселен, но еще не раз производил налет на холодильник благодаря уникальной способности незаметно просачиваться и тихо укладываться где-нибудь в углу.

Все волонтеры уже поняли, что Митя станет очередным нашим стариком. Правда, посещавшие приют в поисках собаки, увидев его, загорались: «Ах, кокер!» Но, узнав про возраст, болезни, особенности поведения (на стол может залезть, вещи раскидать да и лужу сделать), сникали…

Так мы и дожили до лета, считая его уже своим. Только подруга сокрушалась: не должен король доживать свой век в приюте!

Почему король? А это Булат Окуджава написал:

У парижского спаниеля

лик французского короля,

не погибшего на эшафоте,

а достигшего славы и лени:

набекрень

паричок рыжеватый,

милосердие

в каждом движеньи,

а в глазах,

голубых и счастливых,

отражаются жизнь и земля.

…Я только вздыхала в ответ и брала Митю погостить домой.

Но моя подруга - человек не сантиментов, а действия. Причем очень занятой, с ответственной работой, с интересными увлечениями и с тремя уже давно подобранными и любимыми хвостатыми на руках. В общем, Наталия приняла решение «усыновить» еще и старенького короля. Хотя, не скрою, переживала, как он приживется, как поладит с другими членами семьи, сможет ли терпеть 12 часов от прогулки до прогулки, и как будут вести себя злополучные почки.

Долго писать о теперешнем житье-бытье Мити не буду. Замечу лишь, что подруга моя Наталия в обеденный перерыв стала бегать домой. 15 минут туда, столько же обратно, 15 минут - для Митиной прогулки, столько же - для себя на обед. Я сочувствую, а она в ответ: «Ничего, здоровее буду». А над необходимостью вытирать лужицы смеется: «Дай бог и нам приличной старости!»

…И напоследок еще несколько строк из той же «Парижской фантазии» Окуджавы:

Если есть еще

позднее слово,

пусть замолвят его

обо мне.

Я прошу не о вечном

блаженстве -

о минуте

возвышенной пробы,

где возможны, конечно,

утраты и отчаянье даже, но чтобы - милосердие

в каждом движеньи

и красавица

в каждом окне!

Оксана АНЧИШКИНА, член общества защиты бездомных животных

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.11.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,745475,776176,981773,6525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня