21.11.2009 / Общество

Полигон для гладиаторских игрищ или инструмент настройки общества?

Слева направо: Ульф Бостром (Швеция), Хильде Корсак (Норвегия), Дэвид Кинселла (Норвегия), Рейо Никкилае (Финляндия).

Наверное, сколько существует журналистика, столько не прекращаются споры о том, что можно показывать зрителю и рассказывать читателю, а чего вообще лучше не касаться. И где находится та грань, которую ни в коем случае нельзя переступать в погоне за хлестким сюжетом или эксклюзивным материалом? Вот об этом-то и говорили участники медиа-форума «Границы дозволенного», организованного в рамках кинофестиваля «Северный характер», что проходил в эти дни в Мурманске.

Мнений было множество и самых разнообразных, а запалом к дискуссии послужил фильм норвежского режиссера Дэвида Кинселла «Девочки-убийцы». Снятый в России, он рассказывает о наших несовершеннолетних соотечественницах, решивших сделать аборт на шестом месяце беременности. О тех, кто, по мнению автора, наверное, не осознает своих поступков и тем самым обрекает еще не родившихся детей на небытие. По сути, совершая тем самым «узаконенное убийство».

На участников форума картина произвела неоднозначное впечатление. Для одних она показалась излишне шокирующей и натуралистичной (отчего даже некоторые из сидевших в зале, не выдержав, стали покидать его во время демонстрации), другие нашли ее несколько затянутой и затрагивавшей не столь уж и новую тему, третьих просто потрясла своей откровенной правдой… Но практически все сходились в одном: показанное действительно цепляет и никого не оставляет равнодушным. Сам же Дэвид Кинселл уверял, что картина несет исключительно позитивный заряд и после ее просмотра в России станет гораздо меньше девушек, которые пройдут «через весь этот кошмар»:

- Это легкая версия того, что есть в реальной жизни, что мне довелось увидеть в больнице, - сказал режиссер. - Я не стремился показать, кто прав, кто не прав. И совсем не собирался никого и ничего очернять. Я всего лишь хотел, чтобы девушки осознали, на что они идут, сделали для себя выводы и никогда не решались на такие шаги.

Своего земляка поддержала продюсер Хильде Корсак: «Фильм тяжело смотреть, но он правдивый и сделан с любовью и уважением к этим девушкам».

По мнению Хильде, когда поднимаешь подобные темы, всегда бывает трудно решить: что и как показывать и где нужно остановиться, чтобы не пересечь границу дозволенного. При этом она привела в качестве примера историю с революцией в Румынии, когда там свергли, а затем казнили Чаушеску. Эти кадры прошли по норвежскому телевидению и вызвали неоднозначную реакцию в обществе: стоило или нет демонстрировать подобное в эфире? Не перешли ли журналисты некую грань, своего рода «точку невозврата»?

С этого момента обсуждение фильма свернуло на проблему этичности журналистской профессии. Того, что можно давать зрителю, а что ни в коем случае нельзя: как, например, смакование картин катастроф, аварий или убийств. И не является ли подобная практика обычной ширмой, предназначенной прикрыть шокирующей «правдой» обычный непрофессионализм и слабость своих работ?

Позиции участников форума разделились. Так, представители зарубежных СМИ ссылались на очень строгие законы в их странах, которые регулируют подобные вопросы и предусматривают ответственность за, скажем, вторжение в личную жизнь граждан. Плюс имеется кодекс профессиональной этики журналиста. На наших экранах, говорили гости, такой откровенной жестокости не увидишь.

Слушая гостей, было трудно отделаться от мысли, что для определенной части европейской журналистики и документального кино в последнее время стало проще освещать больные темы на примере России, но только не своей страны. Что им стыдно бывает признаться в том, что и у них, таких благополучных и цивилизованных, тоже имеются схожие проблемы, о которых не очень-то хочется говорить своему зрителю. Не так поймет, сочтет «неэтичным», чего доброго, еще и обидится. А вот в России все гораздо проще и для съемок иностранным журналистам лучшее место вряд ли можно найти. Ну разве что Африку и некоторые государства Азии. Потому что в России суровость законов смягчается необязательностью их исполнения. Где можно, подписав с беременной девушкой контракт, уже не думать о каких-то там «точках невозврата» и показывать, что с ней происходит в клинике. И уверять участников форума, что героини фильма, повзрослев, будут только гордиться тем, что их сняли в этой картине. Что они, так сказать, послужили живым примером того, как не следует поступать другим. Политика «двойных стандартов» - как это еще можно назвать?

Высказывания наших журналистов также различались. Кто-то считал, что выдавать информацию следует дозированно, дабы не уподобляться «желтой прессе». Чувствовать меру, включать своего рода «внутреннего цензора». При этом упуская из виду тот момент, что ситуации бывают разные и в иных случаях позиция журналиста может пойти вразрез с редакционной политикой, и тогда придется либо менять свои взгляды, либо искать другую работу. Кто-то был категорически против такого подхода, уверяя, что снимать и рассказывать нужно все. Но и те, и другие сходились в одном: своего зрителя и читателя нужно уважать. И подходить к своей работе более взвешенно, памятуя о том, что журналистика (равно, как и кинематограф) - это не полигон для гладиаторских игрищ, а инструмент настройки общества. Тонкой настройки. От которой в итоге зависит благополучие и жизнь граждан и государства.

Фото:
Сергей Уханёв (Норильск).
Cергей БЕРДНИКОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.11.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
68,223477,651981,353974,5228
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня