03.07.2010 / Общество

Последний рейс капитана Талызина

Последний рейс капитана Талызина затянулся на два с половиной года. Он ушел в море в январе 2008-го, а вернулся совсем недавно, в начале июня нынешнего. Были при встрече в родном городе и слезы близких, и цветы - много цветов. Они потом еще долго лежали на песке свежего могильного холмика... Обо всем, что произошло за эти два с лишним года, вдова капитана Талызина рассказывает уже без особых эмоций.

Самое страшное - неизвестность

- Знаете, можно сказать, что теперь даже легче на душе стало... Неизвестность - гораздо страшнее, - Галина Васильевна разливает по чашкам горячий ароматный чай.- Сколько всего было за эти длинные месяцы пережито и передумано, лучше не вспоминать. Всякое в голову лезло. Думалось порой, а может, и хорошо все у него, жив-здоров - просто ушел к другой и не знает, как об этом нам с дочерью сказать... Тем более что возраст тот самый, когда «...бес в ребро». Да и как-то после очередного рейса показывал фотографию в баре, где рядом с ним была какая-то женщина, которую он назвал своей знакомой. А старенькая свекровь все твердила, когда мы с ней созванивались: «Жив Сережа, сердцем чую, что жив...». Оно и понятно: как матери поверить в смерть здорового крепкого сына?..

Только спонтанность рассказа Галины Васильевны выдает, что творится в ее душе. Она вспоминает, как обрадовался муж своему капитанскому назначению перед предыдущим рейсом, как строили планы на летние отпуска, мечтали отремонтировать наконец-то квартиру, думали о будущем взрослеющей дочери. А потом вновь возвращается к этим двум годам ожидания, особенно первому, когда кроме душевной боли мучило безденежье. Большую часть ее зарплаты съедала коммуналка, пособие по потере кормильца на дочь еще не полагалось - только через год суд признает человека пропавшим без вести...

Затем в памяти ее вновь возникает тот день, когда муж уходил в свой последний рейс.

- Ему позвонили сразу же после новогодних праздников, сказали, что он поедет в Киркенес, где судно стоит в отстое, но вскоре выйдет в море. Сергей засобирался сразу, обрадовался, что все так удачно складывается - и подзаработает, и к лету дома будет. Как-то очень быстро все нужное сам в сумку побросал. Они всегда на автобусе часов в шесть утра выезжали. И на этот раз мы тоже с Сашей встали его проводить, а дочка по пути глянула на клетку с хомячком, а тот - мертвый... Знак, наверное, это какой-то был.

Моя собеседница на некоторое время замолкает, очевидно, вновь воскрешая в памяти то последнее их семейное утро. Тогда она в последний раз видела мужа. А слышала - 8 Марта, когда он звонил из Киркенеса, чтобы поздравить их с дочкой с праздником.

О том, что муж пропал, ей сказали в компании, отправившей его на судно. Она приходила сюда каждый месяц за зарплатой мужа. Сначала выспрашивали, когда Сергей звонил, есть ли у семьи какие-нибудь вести от него. С этого и начался отсчет дням жуткого ожидания, хождения по разным кабинетам с заявлениями и объяснениями. Разное пришлось ей услышать за это время. Доходило и до того, что требовали признаться, где она прячет мужа. Случалось, слышать вслед и сказанное с ухмылкой: «Да бабу где-то помоложе себе нашел, а она тут бегает...». Словом, Галине Васильевне пришлось пройти через то, что каждый из нас туманно представляет из рассказов и фильмов, потому что «со мной подобное никогда не случится»...

С бедой наедине

Из Генерального консульства Норвегии в адрес представителя МИД России в Мурманске Сергея Клюшева в начале июня пришло сообщение: «...Относительно пропавшего российского моряка Сергея Талызина ссылаемся на предыдущее письмо по данному делу от 30.06.2008 г. В письме было заявлено, что пропавшего обнаружить не удалось, и дальнейшие поиски производиться не будут. 19 июля того же года в районе Беддаринесет был обнаружен мертвый человек. Было произведено вскрытие и в дальнейшем установлено, что данное лицо является пропавшим моряком. Врачи пришли к заключению о невозможности определить непосредственную причину смерти, но ими не было выявлено ничего, кроме того, что усопший утонул. 12.05. 2009 г. коллегия государственных адвокатов Тромса и Финмарка выступила с предложением закрыть дело за отсутствием состава преступления. После этого дело было закрыто.

Упомянутые адвокаты не уверены, что Генконсульство и родственники усопшего информированы о том, что его останки найдены и дело рассмотрено полицией. Выражаем сожаление, если такая информация не была вам представлена...»

- Смерть наших соотечественников за рубежом для нас всегда огромная проблема, - комментирует ситуацию Сергей Клюшев, - ведь кроме человеческой драмы на поверхности всегда оказывается абсолютное безразличие к ней и работодателей, и всех ведомств, так или иначе ответственных за судьбу гражданина России. Трудно припомнить случай, когда бы родным, потерявшим мужа, сына, помогли в доставке тела на родину, организации погребения. Припоминаю, что однажды один из банков выделил на это деньги. А вдове этого капитана почти сразу пообещал помощь в 10 тысяч рублей только облсовпроф, в общем-то, тоже не имеющий к случившемуся никакого отношения...

Галине Васильевне Талызиной в этой ситуации, сколь ни кощунственно это звучит, все же повезло. Компания, в которой работал ее муж, поначалу отказавшая ей в поддержке на том основании, что теперь на ее месте - уже совсем другая фирма, все же 15 тысяч рублей позже выделила. А главное, полиция Норвегии, которая так долго расследовала случившееся и занималась идентификацией тела погибшего, взяла на себя расходы по его доставке из Тромсе в Киркенес. А это обошлось бы родным в 70 тысяч рублей. Трудно представить, откуда вдова, живущая с дочерью на свою небольшую зарплату и ее пособие по случаю потери кормильца, взяла бы такую сумму.

Из Киркенеса в Мурманск тело погибшего доставила уже российская компания, занимающаяся подобными перевозками. Это обошлось семье в 12 тысяч рублей. На этот раз тело приняли и в морге, а это, по словам Сергея Владимировича, тоже зачастую становится проблемой.

- Несколько лет назад в Китае умер мой друг, - продолжает он, - и страховка у него была, и небедные родственники, и связи... Тем не менее больше месяца мы бились все вместе, чтобы вернуть тело на родину. А если у родных погибшего - ни связей в высоких инстанциях, ни денег, им можно только посочувствовать - нередко все эти проблемы оказываются страшнее самой трагедии потери. Вот и приходится нам выступать в роли матери Терезы. По-человечески оно понятно, но не входит это в наши обязанности. И в этом случае наши сотрудники звонили и в компанию, отправившую рыбака в рейс, и в рыбацкий профсоюз, и капитану морского порта, а также в комитет по рыболовству и минздравсоцразвития. Но, как всегда, родные погибшего остались практически наедине со своей бедой.

Галина Васильевна признательна и за ту помощь, которую получила.

- Случилось то, что случилось. Мне некого в этом винить. Надо как-то жить дальше. Где-то в глубине души все это время теплилась надежда: а вдруг вернется... Несколько раз бежала вслед за прохожими, со спины похожими на моего Сергея. И даже перед сообщением о том, что его нашли, увидела, как в подъезд наш заходил мужчина. Так похож! Я бросилась за ним, едва сердце не выскочило - а вдруг? Всякое ведь в жизни бывает... Но и к этому финалу я тоже была готова - столько времени прошло: все передумано и переплакано. Надо же, как совпало, - Галина Васильевна вновь ворошит в памяти разные совпадения...

И в самом деле: накануне дня похорон исполнилось 16 лет дочери, а прямо на следующий день мужу должно было исполниться 50. Проститься с капитаном Талызиным пришли только самые близкие. Даже его лучший друг оказался рядом по другому поводу (тоже совпадение) - он хоронил свою жену.

- Мы дружили семьями. Она была моей лучшей подругой. Я знала о ее смерти, но когда оказалось, что соседняя подготовленная яма - для нее, мне стало плохо. Две недели потом с температурой провалялась, - Галина Васильевна смахивает слезы. - Что поделаешь - надо жить дальше. Вот Саша 9-й закончила, профессию получит - легче будет... Да теперь и Сережа здесь, на могилку хоть сходить можно...

Капитан Талызин ушел в самый последний свой рейс, из которого не возвращаются. И провожали его только родные. А прежние коллеги и работодатели были заняты делами. У живых их всегда много. Им - не до ушедших в мир иной...

Юния ВАЛАМИНА

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.07.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,239673,724778,148871,3709
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня