06.11.2010 / Общество

Кому не нужен город без наркотиков

Знаете, для чего большинство наркоманов обращаются в наркологические клиники? Для лечения? Ничего подобного - чтобы снизить дозу. То есть провести детоксикацию организма, которая какое-то время позволит одурманивать себя меньшим количеством смертоносного вещества. Ведь со временем потребность в «герыче» растет, тратить на него приходится все больше, а денег взять уже негде. Вот и тянутся наркоманы в профильные медицинские учреждения, чтобы привести в какое-то соответствие потребность больного организма со скудными возможностями кошелька.

Пожалуй, это единственный зримый результат, к которому в нашей стране привел запрет лечить наркозависимых принудительно. И, признаться, это не мой собственный вывод. Столь жесткое откровение довелось услышать от давней знакомой, увидев которую через десяток лет, просто не узнала... Думаю, понятно, почему.

Через российские клиники проходят сотни тысяч наркоманов, но реально возвращаются к нормальной жизни единицы. По официальным данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, употреблять «зелье» продолжают фактически 99 процентов, прошедших лечение. И тут вопрос «Почему?» как раз кажется самым уместным.

Как ни странно, но то, что ответить на него в нашей стране в общем-то и нечего, стало понятно после решения Нижнетагильского суда, в октябре этого года приговорившего президента местного фонда «Город без наркотиков» Егора Бычкова к 3,5 года колонии строгого режима.

Напомню, он был признан виновным в похищении людей и лишении их свободы. В обвинительном заключении утверждалось, что Бычков и его товарищи Васякин и Пагин «по договоренности с родителями, заключив договор с родителями, изымали наркомана из дома, помещали в реабилитационный центр с целью формирования стойкой утраты зависимости от психоактивных веществ». Также обвинение попыталось вменить Бычкову в вину побои и истязания, но доказать их в суде не удалось.

По версии же защиты, Егор Бычков и его единомышленники пытались вытащить наркоманов со дна пропасти. И защита твердо убеждена, что Егора посадили как раз за то, что он боролся с наркоторговцами.

По Свердловской области и Москве прокатилась волна митингов и акций в поддержку подсудимых, а обратить внимание на это дело пообещал президент Дмитрий Медведев. Но эта история оказалась не просто резонансной - она провела жесткую черту между теми, кого на самом деле не устраивает существующая сегодня в стране ситуация с наркоманией, и теми, кто с ней борется лишь в силу своих служебных обязанностей. Или делает вид, что борется.

В развернувшейся сумбурной полемике в прямом смысле «за кадром» осталась довольно долгая предыстория этого уголовного дела. И лишь немногие журналисты попытались разобраться в ситуации.

Помнится, в конце 90-х по центральным телеканалам прокатилась волна благожелательных, если не сказать восторженных, сюжетов об общественной организации - Фонд «Город без наркотиков», созданной в Екатеринбурге местным бизнесменом Евгением Ройзманом. Столица Урала - первый мегаполис на северном пути афганского наркотрафика. И к тому времени ситуация с наркоманией в ней оказалась настолько вопиющей, что стала мешать даже местному криминалитету - тому просто неоткуда стало вербовать «бойцов».

Фонд «Город без наркотиков» начал с того, что учинил «диверсию» в цыганском поселке под Екатеринбургом. Его активисты подключили телевизионщиков и несколько дней вели скрытые съемки. Засняли толпы жаждущих дозы наркоманов и, помимо прочего, дружеские посиделки наркоторговцев с милиционерами, приезжавшими за деньгами - за своей долей. Потом все пошло в местный телеэфир.

На номер пейджера фонда люди стали круглосуточно сбрасывать сообщения о торговцах отравой. Информацию проверяли и передавали в правоохранительные органы. Тогда же в фонде решили заняться реабилитацией наркоманов и купили для этого здание за городом. Гуманными применявшиеся там методы не называли и сами организаторы. Но иные, по их мнению, просто недейственны. Это как раз те самые методы, за которые осудили Егора Бычкова. Были в «арсенале» и наручники, которыми приковывали к кроватям, и хлеб с водой и чесноком в качестве «диеты». На втором этапе - каждодневный физический труд. Но от голода или от перенапряжения никто не умер. По словам Ройзмана, за 11 лет через центр прошло более восьми тысяч человек и число слезших с иглы достигало 70 процентов. О такой эффективности официальной медицине не приходится даже мечтать.

Фонд поневоле приобрел черты спецслужбы: съемки скрытой камерой, операции и, несомненно, агентура. Разумеется, никаких прав на ведение оперативно-разыскной деятельности у фонда быть не могло, поэтому его члены старались работать вместе с соответствующими компетентными органами. Создав огромную базу данных о наркоторговцах, они делились ею с оперативниками.

Вот только отношения с местной прокуратурой и милицией, чьи функции, по сути, и взял на себя «Город без наркотиков», как-то сразу не заладились. С симпатией - и тогда, и сейчас - о нем отзываются лишь представители управлений ФСБ и Роснаркоконтроля. К примеру, начальник Екатеринбургского управления ФСКН генерал-лейтенант Сергей Гапонов открыто заявил московским журналистам: «Побольше бы нам таких людей с активной жизненной позицией».

К чему такой долгий экскурс в историю? Да к тому, что нижнетагильский паренек Егор Бычков, волею судеб оказавшийся на острие нарковойны, ничего нового сам не придумал. Просто в 2007 году он присоединился к «Городу без наркотиков», впитал уроки Евгения Ройзмана и перенес наработанный опыт в свой город, где ситуация с наркотиками балансировала на грани критической. Кстати, если хорошо покопаться в Интернете, то можно узнать, что в свое время основатель фонда Ройзман избежал уголовного преследования, лишь получив депутатский мандат - безоговорочно выиграв в 2004 году выборы в Государственную думу.

- Егора Бычкова не трогали ровно до тех пор, пока он не стал использовать базу данных Ройзмана. До того он работал по звонкам, но как только у него появилась эта база данных, ему тут же перекрыли кислород - об этом открытым текстом заявила уже после приговора суда столичным журналистам уполномоченная по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова.

Вот и получается, что ответ на вопрос, почему история с Бычковым и его центром, спокойно работавшим несколько лет, прогремела как гром среди ясного неба только сейчас, вытекает сам собой. Да потому, что никому не было до него никакого дела. Как нет дела и до множества других общественных организаций, пытающихся на скудные средства, а порой на свой страх и риск решать проблемы наркомании. Что уж говорить о реабилитации, без которой практически ни один наркоман не бросит колоться.

По данным федеральных информагентств, в такой огромной стране, как наша, существует только три (!) государственных реабилитационных центра для наркозависимых - в Северной Осетии, Курганской и Тюменской областях. Для сравнения, в Китае - около 600. При этом в российских медучреждениях планомерно сокращается число коек для наркобольных. Если в 2008 году их было 27,5 тысячи, то в прошлом уже на тысячу меньше.

«При увеличении количества потребителей наркотиков с 1993 года минимум в 20 раз коечный фонд из расчета на одного наркопотребителя сократился в 50 раз», - утверждает директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов. При этом, по его словам, 99 процентов услуг по лечению больных сводятся к детоксикации, которую сами наркоманы расценивают лишь как способ снизить дозу. О реабилитации речь вообще не идет.

Да и в стране в целом, и в каждом регионе разрабатываются программы по борьбе с наркоманией, на которые выделяются средства. Но хоть где-нибудь был предъявлен наркоман, избавившийся от зависимости благодаря подобным документам, названия которых способны разве что вызвать зевоту?

Тем не менее общественные организации, занимающиеся реабилитацией наркозависимых людей, существуют и в Мурманской области. Да взять хотя бы общество «Анонимных наркоманов» или центр реабилитации «Шаг за шагом» в Зеленоборске. По-моему, было бы куда разумней выделять именно таким обществам деньги, растворяющиеся сейчас в безликих программах. А то самым заметным упоминанием зеленоборского центра за последнее время была история с приостановкой его деятельности, когда в феврале пожарные инспекторы выявили там нарушения в электропроводке...

* * *

В среду суд кассационной инстанции заменил Егору Бычкову реальный срок наказания на 2,5 года условно. Как говорится, без комментариев.

Екатерина КОЗЛОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.11.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,753576,232579,920473,3547
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня