06.05.2011 / Общество

Погиб там, где ходил отец

Во время войны моя мама жила в Мурманске, работала в парикмахерской, дежурила по очереди с соседями на крыше своего дома, чтобы сбрасывать зажигалки, пряталась в подвале во время бомбежек... После войны семья переехала в Мончегорск.

В последние годы своей жизни она передала мне на хранение старую сумочку с пожелтевшими от времени фотографиями, документами, наградами военных лет. Почти все собранное в этой сумочке касалось моего отца - Евгения Георгиевича Корытова, и его брата - Виктора Георгиевича, который погиб во время Великой Отечественной в арктических водах.

Мои родители неохотно говорили о войне, особенно о гибели брата отца - слишком болезненна для них была эта тема.

В прошлом году, когда было обнародовано много информации (прежде закрытой) о погибших в годы войны, начала поиски в Интернете - хотелось побольше узнать о Викторе Георгиевиче и его участии в Великой Отечественной войне. На сайте Военно-морского флота я нашла сведения о кораблях, погибших на Северном флоте. В этом перечне встретила знакомое мне обозначение: ТЩ-114. Сверила с документами, которые сохранились в нашей семье: все верно, это был корабль, на котором служил Виктор. Там же была информация о месте гибели корабля и ее обстоятельствах. Поиск привел меня к статье Александры Ледовской в архангельской газете «Правда Севера». Из нее я узнала о трагедии конвоя БД-5, случившейся 12 августа 1944 года.

Конвой вышел из Архангельска 8 августа по маршруту Белое море - Диксон. В его состав входили транспортное судно «Марина Раскова» и корабли охранения ТЩ-114, -116, -118. На борту транспорта находилось свыше 6 тысяч тонн груза и более 350 человек: команда, очередная смена полярников, члены семей работников Диксона, в том числе дети, военнослужащие Беломорской военной флотилии, вольнонаемные работники Севспецстроя. Сопровождали пароход три тральщика американской постройки. В разной литературе они обозначены как ТЩ или АМ, а моряки называли их «амиками». На одном из них, ТЩ-114, и служил старшим трюмным машинистом 2-го класса Виктор Георгиевич Корытов.

Эти корабли имели новейшее тральное и противолодочное оборудование, радиолокационные станции и надежные средства дальней и ближней связи. Но и противник, атаковавший конвой, был не из простых - подводная лодка V-365, которая впервые применила бесследные самонаводящиеся электроторпеды. Уцелел только тральщик ТЩ-116, который спасал погибших. Часть людей погибла в момент торпедирования, а многие - уже в последующие дни, когда пытались на спасательных судах достичь берега. Без пищи и воды десятки людей умерли в холодном штормовом море. Часть пассажиров с огромным трудом спасли полярные летчики Матвей Козлов и Станислав Сокол.

Из 671 человека погибли 362. Это была самая крупная катастрофа в Арктике, в Северном Ледовитом океане. Корабль, на котором находился брат моего отца, затонул за три минуты, как рассказывали очевидцы трагедии. Успел ли кто-нибудь из находившихся на борту тогда понять, что произошло? Думаю, что нет.

Там же, в Интернете, на сайте «Полярная почта сегодня» я узнала, что разыскиваются родственники погибших и выживших конвоя БД-5. Мы отозвались, передали копии фотографий и документов. От руководителя этого проекта Сергея Шулинина мы узнали, что имя моего дяди - Виктора Георгиевича Корытова занесено в Книгу памяти Мурманской области. Также он сообщил, что в 2009 году на острове Белый вынесло кунгас с останками погибших в том походе. Со временем в этом месте планируется установить памятник.

Моя бабушка, Олимпиада Михайловна Корытова, конечно же понимала, что спастись в ледяной воде было практически невозможно, тем более находясь в машинном отделении, где нес вахту ее сын Виктор. Но, зная о спасении капитана ТЩ-114 (раненный в голову Иван Панасюк был выброшен взрывной волной с мостика в море и спасен шлюпкой с ТЩ-116), она до конца своих дней надеялась, что каким-то чудом сын тоже мог остаться в живых...

В честь Вити его старший брат Евгений назвал своего сына. Виктор стал капитаном, правда, не Северного, а Черноморского флота. Сейчас он уже на пенсии. Но Карское, Баренцево, Белое моря - не пустой звук для нашей семьи...

Дело в том, что брат отца, погибший в водах Арктики, в свое время попал на флот не случайно. Он продолжил морскую традицию, которую заложил его отец, - Георгий Семенович Корытов. Наш дед был одним из мореходов, которые в составе экипажа ледокольного парохода «Сибиряков» с экспедицией под руководством Отто Шмидта и знаменитого полярного капитана Владимира Воронина в 1932 году впервые за одну навигацию прошли по Северному морскому пути. В том походе на «Сибирякове» дедушка был вторым механиком, а в 1933-м - старшим.

Вот такая история: сын погиб там, где ходил в море его отец...

К слову, самой фамилией - Корытовы - предначертана, можно сказать, связь с морем. В Архангельской области, особенно в одном из ее районов - вблизи острова Соломбала, немало найдется людей, которые ее носят. А все потому, что поморы, родом из которых был и мой дед, называли корытом небольшое судно. Оттуда и пошли Корытовы.

Признаться, собиралась написать только о Викторе, а получилось о всей семье. Об одном сожалею, что об истории легендарного конвоя узнала так поздно. Мне уже 52 года, а я только теперь поняла всю глубину произошедшей трагедии, которую разделили с другими и мои родные.

Елена СМИРНОВА, г. Мончегорск.

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.05.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,615975,535878,654873,5746
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня