02.06.2011 / Общество

Полицейская академия

Фото Константина СУШКО.

- Да, нарядили так нарядили! - присвистнул капитан в дальнем углу класса, едва глянув на меня. В милицейской форме-полевке с чужого плеча я и впрямь смотрелась комично: берцы, штаны с лампасами, огромная, 56-го размера, куртка... К этому великолепию прилагались еще бушлат и ушанка - в общем, новый слушатель центра профподготовки областного УВД был похож на Филиппка, впервые явившегося на учебу.

«Бабвзвод»

Мартовским утром меня принял в свои ряды «доблестный комсомольский женский батальон», как в шутку прозвали наш взвод за численное превосходство юных особ женского пола среди личного состава. Было еще и обидное прозвище «бабвзвод», но дали его, конечно же, завистники, которые искоса смотрели на наших немногочисленных мужчин, купавшихся в женском внимании.

«Как меня достали эти бабы!» - именно такой репликой запомнился одному из преподавателей в первый же день учебы наш командир Сережа Подстрелов. Ему, бедняге, доставалось круче всех. «Майор, я на построение не пойду, у меня каблук сломался», - такое заявление от «бойца» способно любого вывести из равновесия. Равно как и маникюр в тире после стрельб, а еще незабываемая фраза: «Если опоздаю на огневую, значит, я в солярии!»

«Блондинки!» - пренебрежительно бросил коллега в ответ на мои рассказы. И оказался неправ: при всех чисто женских причудах ничего от бездумных «болонок» в наших девчонках не было. За плечами почти у каждой высшее юридическое, причем не на бумаге, а такое, что статьи Уголовного кодекса отскакивали от зубов, большинство - следователи и дознаватели с опытом работы. Причем учиться многим приходилось без отрыва от службы: очные ставки, допросы, дежурства... Милицейский хлеб никогда не был легким.

Кого-то, как Иру Евдокимову из Ленинского отдела Мурманска, в свое время едва не убили наркоманы: девушка пришла допросить подозреваемых по делу о мелкой краже, а у тех «упала планка», дознавателя заперли в квартире. Ее спасла в тот вечер только женская разговорчивость: сумела потянуть время до прибытия опергруппы. Кто-то, как Настя Чистякова из Октябрьского, уже успел встретить Новый год на боевом посту. В четверть первого ночи к ней валом валили побитые и излишне напраздновавшиеся граждане. А кто-то, как Аня Подранюк из Первомайского, без копейки денег два года стажировался в милиции, каждое утро мозоля глаза начальству и учась расследовать дела, чтобы наконец получить желанные погоны. «Два дня подряд дежурю, самые частые дела - мужья жен избивают, почти схожу с ума, но мне нравится!» - делилась она со мной.

Ради чего они пошли на службу, трудно объяснить. Уж конечно не за длинным рублем - в свете реформы все пока зыбко и неопределенно, новый закон о соцгарантиях еще не принят, так что астрономические суммы зарплат пока лишь слова. Да и никакие деньги не компенсируют потерянных нервов, бессонных ночей и вечного непонимания в семье.

Форма? Полномочия? Оружие в руках? Нет, кандидаты с такой мотивацией отсеиваются уже на психологическом обследовании при приеме в органы, она может довести до беды. Тогда зачем выпускница престижного московского вуза идет в дознаватели, а другая, с двумя высшими образованиями и знанием трех языков, - в следователи?..

Чувство долга не такое уж старомодное понятие. Пожалуй, кроме него здесь играет роль еще особый склад характера: чуть авантюрный, «заточенный» под неблагодарную работу.

- Мент - это тот пацан, что в детстве был хулиганом, - говорил нам один из преподавателей, майор Александр Брюшинин. - Тот, кто сам бегал по подворотням, знает психологию этих людей, чем они живут, с ними справится. И начинать нужно с «земли», с черной работы...

Какие «хулиганы» без драк? Боевое самбо в нашей программе занимало особое место. На физподготовку большой упор, оперативник, который бегает медленнее бандита, - нонсенс. А потому гоняли нас много. После двадцатиминутной разминки под руководством подполковника Владимира Игитова возможность полежать три минуты на борцовском ковре в соседнем зале казалась самым большим в жизни счастьем.

В школе и вузе физкультура как-то прошла мимо меня, так что начинать пришлось с нуля, с твердой двойки. Но приемы борьбы в исполнении преподавателя и товарищей, которым удавалось изящно уложить противника, превосходящего по весу и габаритам, производили магическое впечатление, самой искренне хотелось научиться. Боевое самбо - красивый вид спорта, в нем главное - ловкость и четкость движения, продуманность каждого элемента, в общем, тут нужна голова. А когда голова начала «варить» и у меня, самого слабого звена, радовалась не только я, но и физруки, и, конечно, ребята.

Если надо - то и на войну

«Вспышка слева!» Ватага мальчишек в бронежилетах и касках зарывается в снег. «Отставить!» Изрядно потрепанный отряд вновь выстраивается в цепь и, запинаясь, идет по снежной глади, на которой еще нет ни одной тропинки. Центр профподготовки - на полевом выходе. В программе - несколько километров по сугробам в полной боевой выкладке и стрельбы из автомата Калашникова. Командиры - преподаватели огневой подготовки майор Павел Алферов и капитан Константин Сушко.

Человек, обучающий стрельбе, по определению должен быть психологом: иначе дав в руки случайному человеку оружие, можешь сам попасть под огонь - срывы случаются самые разные. Но наши «снайперы» превзошли все ожидания - с ними мы и впрямь готовы были в огонь и воду. К каждому они нашли подход: кого-то приструнили, кого-то ободрили... Знаю точно, что больше всего им благодарна девушка, которая на первых в жизни стрельбах ухитрилась засадить пулю в лампочку. Ужас не поддавался описанию, и начался ступор. Раз за разом она била «в молоко», а экзамены близились. Каких только подходов не испробовали Сушко с Алферовым... Зато какова была гордость всего взвода, когда Настена наконец отстрелялась на пятерку - планка взята!

Мы оказались первым взводом, принявшим присягу с начала реформы МВД. Пришли недомилиционерами, вышли без пяти минут полицейскими, впереди еще переаттестация, но удачно сданные экзамены обнадеживают: все пойдет как по маслу. Глядя, как мы строевым шагом подходим к куратору для принятия присяги, начальник курса майор Бойко едва сдерживал улыбку, ведь именно он отвечал за нашу выправку. Как он боролся с нами на ежедневных утренних маршах, на которые мы прибывали кто на шпильках, кто в кроссовках! И как порой не мог удержаться от смеха, когда мы топали не в ногу с комичным ужасом на физиономиях.

- Вот идет народное ополчение, дайте им вилы и они завоюют мир! - фыркнул тогда кто-то, глядя на наш «торжественный» марш.

И все же к концу учебы мы соответствовали всем требованиям строгого майора (даже я обзавелась офицерской формой и научилась «тянуть носочек»). Так что особый, лояльный, подход к женскому взводу дал результат.

Вот и на учениях девчонкам дали фору: наши автоматы тащили парни. Мы же развлекали их строевыми песнями и коронным номером «В лесу родилась елочка». А пацанам досталось - многим из них через год-другой придется побывать на Кавказе, где навыки выживания пригодятся. Майор Алферов воевал сам, заслужил орден Мужества, так что знает боевую обстановку не понаслышке. Каждые полгода он обучает сотрудников, которых готовят к отправке на Кавказ.

Война не женское дело, но когда накануне выпуска кто-то из взвода принес весть, что девчонки тоже могут попасть «на юг», в повисшем в классе молчании прозвучало: «Если надо - поедем. Не сдрейфим же!»

И я поневоле вспомнила, как после тех снежных учений девушки из других взводов саркастически бросали нам: «Ну что, поползали по сугробам? Делать вам нечего!» На что мы совершенно серьезно отвечали: «Если бы приказали, мы бы и с автоматами поползли, и никаких вопросов!»

Не знаю, зовется это чувством долга или просто необстрелянной юностью, максимализмом, но только жаль будет потерять это качество через пару лет рутинной работы. Впрочем, может, нам вживили его накрепко, так же как преподаватель медицины, фельдшер ОМОНа Анна Романчук внушила, что нельзя брезгливо проходить мимо упавшего бомжа или пьяницы. Она сама не раз спасала так умиравших. Наверное, поэтому теперь, обнаруживая поздним вечером в своем дворе очередное «тело», я обреченно вздыхаю и щупаю пульс, одновременно вызывая скорую, наряд, всех сразу, внутренне моля: только бы не дошло до искусственного дыхания... Может, это главное, чему нас научили - не проходить мимо. Не быть безучастным.

Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Фото:
Фото Константина СУШКО.
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 02.06.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,306575,370279,455172,7763
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня