25.06.2011 / Общество

«Взрослость» подкралась незаметно

19-летние о времени и о себе

В 18 происходит раздвоение личности: внешне ты взрослый и головокружительно крутой человек, уже состоявшийся; внутренне - ребенок, даже скорее человек, который ничего еще не понимает. 18-й день рождения напоминает день, когда ты заснул обычным сереньким человеком, а проснулся звездой.

Так вот, 18 - возраст, когда человека распиливают на две части. Вот мы и добрались до девятнадцати, когда эти две несчастные частички снова соединяются, и именно в этот момент образуется личность взрослеющая. По-настоящему.

Эти три стадии (ребенка, “недовзрослого” и взрослеющего) я пережила плачевно. Правда, то, к чему я пришла, все-таки стоило таких жертв. До 17 лет я была довольно цинична и абсолютно не ценила то, что имела. Думала, все люди мне чем-то обязаны. Кстати, как ни странно, но я успела побывать даже в роли пессимиста (никогда не думала, что получится стать оптимисткой, но получилось). Я считала, что в мире есть проблемы только у меня, и мы всем светом всенепременно должны их решать. Одной из таких, наиболее животрепещущих, было отсутствие личной жизни. И вот в 17 у меня появился парень. Вспоминаю я сейчас в свои 19, как я себя с ним вела, и становится стыдно...

Я люблю жизнь, ценю людей, у меня почти каждый день улыбка на лице. Может, не всегда искренняя, но я уже не хочу портить настроение окружающим. Поэтому улыбаюсь. Внутри у меня происходит что-то кошмарное. А точнее, кажется, что этого “внутри” у меня и нет, его украли. Кто, зачем, почему? Долго я над этим думала. Год копаний траншей в себе, изучение своего подземного «я»... Да, я внешне смеюсь, шучу, люблю... А внутри все не так.

Не могу сказать, что 19 лет принесли мне множество разочарований, но они были. Их немного, но мне хватает. Наиболее больной для меня темой является разрыв с моей лучшей подругой. Дружили 14 лет. А теперь у нее парень. И все тут. Созваниваемся раз в два месяца. Ничего, привыкаю. Вообще, я стала намного лучше разбираться в людях. Мне достаточно пары встреч, чтобы понять человека. Это, конечно, моя победа. Но... Теперь в людях замечаешь и весь их негатив. Это разочарование. Но я стараюсь запоминать только хорошее.

Дарья Д.

Иногда мы собираемся после полуночи, как взрослые, покупаем пиво и пьем его, как подростки: много и быстро, немедленно пьянея. Это время самых откровенных разговоров. С интонацией невыносимой тоски, опираясь на правую руку, мы хором жалуемся на то, какое непонятное будущее нас поджидает. Целыми днями мы ленимся, ерничаем и воображаем, а ночью невыразимо грустим от того, что не можем объяснить причины своего беспокойства.

Меньше чем через неделю одной красавице стукнет двадцать, и это совершенно запретная тема в наших разговорах. Страшно думать о том, что два года, которые остались до окончания университета, пролетят, как два беззаботных летних месяца, и наступит момент, когда нужно будет составлять резюме и оккупировать телефон в поисках работы.

Поэтому проще всего игнорировать факт взросления и ходить по пятницам на каблуках, покачиваясь от усталости или белого вина.

Я скучаю по своим прекрасным шестнадцати, когда уже выглядела, как девушка, красила глаза и перестала вырастать из одежды, но имела полное моральное право ребячиться и не думать о будущем. Конечно, ведь делать выбор еще было рано. От страха и неуверенности я продолжаю уверять себя, что девятнадцать - это тоже пшик, карьеру делать можно, но можно и подождать, детей рожать можно, но разве такая я дура? Можно и подождать.

Девятнадцать. Уже можно не отпрашиваться у родителей на ночь, но можно все еще просить у них карманные деньги. Можно даже перестать прятать сигареты по карманам и на равных обсуждать с мамой, какие все мужики сволочи. И в то же время долгими ночами, когда не можешь заснуть, думать о том, что будущее уже хватает за пятки.

Крики «ура» и «наконец-то» то и дело раздаются в моей голове, это отзвуки моих несвершившихся побед. Там я уже давно веду что-нибудь по Russia Today или стою в сапожищах где-нибудь посреди Амазонки с микрофоном в руках и улыбкой в тридцать два белоснежных красавца.

А здесь? Здесь мне девятнадцать, и никто обо мне не будет знать, пока я не ворвусь без стука в чью-то полусказочную жизнь. Пока я не соберу, чертыхаясь, чемодан и не сяду в поезд. Пока я не приеду, осоловевшая, домой и не скажу: «Ну ее, эту вашу Москву. Я скучала». А через три дня соберу чемодан, расплачусь на прощание и уеду куда-нибудь еще искать новое будущее. Не дай бог кто другой его подберет.

Маша М.

То, что Лермонтов написал «Парус» в 18 лет, это победа. Выигрыш миллиона долларов на турнире в покер - нет. Но ведь как же хочется сказать, что это победа, правда? Убеждение Байрона в бессмысленности жизни, вреде знания, неверие его в Бога - это разочарование. А то, что какая-нибудь читательница гламурного журнальчика хнычет над размолвкой очередной звездной пары, это уж извините. И беда современного поколения, по крайней мере, большей части его представителей, в том, что их жизнь отмечается вехами фальшивых разочарований и фальшивых побед. В наше время предпочитают вешаться из-за плохих оценок, а не из-за понимания бессмысленности жизни. А хвастается современный отрок не тем, что поборол самолюбие и эгоизм, отдав без остатка всю свою первую зарплату родителям, а тем, что хорошенько покутил на эту самую зарплату и теперь у него болит голова. Конечно, можно говорить о том, что молодость есть молодость - это пора, когда человек быстро принимает какой-то сомнительный идеал за абсолют и так же быстро раскрывает фальшь и меняет его на другой, таким образом строя свое мироздание.

Но вот проблема как раз в том, что, похоже, уже очень давно люди перестали избавляться от иллюзий и оставлять фальшивые идеалы на свалке за забором своей «стройки жизни». Уже очень долгое время «здание жизни» не только отдельных людей, но и целого мира, строится из некачественных материалов. В чем разница между кутящим 19-летним парнем и им же, так же кутящим, в 40 лет? Да ни в чем! Второй, возможно, не вызывает снисхождения, но к первому можно также не испытывать этого снисхождения из принципа.

Люди перестали взрослеть. Кто-то скажет: «Хорошо, вот и отлично, это же так замечательно - быть вечно молодым». Когда тебе 19 лет и ты во цвете лет, наверное, хорошо быть молодым. Но быть молодым в 40 лет не только смешно, но и отвратительно в большинстве случаев. Многие из великих писателей не отличались высокой нравственностью в свои молодые годы: Пушкин писал матные и развратные стишки, Достоевский проигрывался в карты и упивался своей славой после триумфа «Бедных людей», Толстой пьянствовал. Но в какие фигуры они выросли потом! Какие столбы! Какой ум! Какое понимание жизни! Поэтому когда какой-нибудь мужичок в наше время с гордостью говорит что-то вроде «да мы, мужчины, вечно остаемся детьми», то становится противно.

Беда представителей современных поколений в том, что они перестали менять идеалы, перестали пытаться достичь чего-то. Религиозные доктрины в упадке, социальные идеологии также скомпрометировали себя. И человек остался наедине с самим собой, получив столь желанное право делать все, что заблагорассудится, в мире с безграничными возможностями. Вседозволенность погубила современных людей. И поэтому самое трудное, будучи 19-тилетним молодым человеком, это, как ни странно, повзрослеть.

Иван И.

Сколько было радости, когда на листе принятых в питерский вуз я увидела свою фамилию. Сколько было счастья, когда я входила в свою съемную квартиру, отрываясь от родни. Мадам Свобода подарила мне розовые очки, и я пустилась во все тяжкие. Все, кто находился рядом, оказывались друзьями, все аллеи, парки, площади были наши. Все кафе, бары, столовые - до учебы, после учебы и вместо учебы.

А Питер славится дешевыми легкими наркотиками. Все эти тусовки, огни большого города, развлечения, концерты, поездки в Москву, парни, алкоголь, безрассудство и бесстыдство. Стыдно признаться, но, поддавшись всеобщему стадному чувству, увлеклась. Но я не считаю, что это было во вред. По правде говоря, наркотики мне помогли. Я поняла, как низко пала.

А тут зимняя сессия. Столько пропущенных занятий, еще и болезни… Тяжело все-таки в питерской среде после южных равнин. Дожди, туманы, серое небо, депрессии, чувство собственной чужеродности в этом городе. Но главная цель была - найти в себе силы. Силы, чтобы сдать сессию. Доказать себе, что я все-таки чего-то стою. С горем пополам далась мне эта сессия. С натяжкой я перешла во второй семестр.

С каким удовольствием я приходила в университет! Переполненная шла домой, и приятная усталость плыла по телу. Недолго.

Я никогда столько не болела, никогда меня так не обманывали… А сколько денег я потеряла на бессмысленные переезды из одной квартиры в другую, сколько друзей пришлось сменить из-за своего слишком доброго характера. Сколько бед пережить.

А вот и Мадам Свобода собственной персоной. Пришла, злостно отобрала очки, показала язык, и пока-пока. Я ужаснулась. Как же тяжело приходится переживать этот момент. Момент осознания. Оглядываясь назад, хочется просто встать и уйти.

Ладно. Пора брать себя в руки. И что меня спасает? Университет. Я пришла. Увидела. И хочу победить. Я сделаю это всеми способами. Я переживу этот злосчастный год, я закрою летнюю сессию, я сделаю все, чтобы поднять себя из того дерьма, в которое с таким счастьем влипла год назад.

Екатерина К.

Все, что есть у меня сейчас, это результат труда и заботы моих родителей. Учеба в универе, хорошая одежда, поездки на море и прочее. Как часто замечала за собой, что говорю: «Я купила машину!» Нет, не я купила, а мне купили. И вот когда трезво осознаешь, что все-таки «мне купили», а местоимение «я» вылезло с ростками эгоизма чисто случайно в разговоре - вот это настоящее разочарование. Разочарование от того, что в этой жизни у тебя ничего нет своего.

Мой папа любит часто рассуждать о бравой молодости своей: вот я в 20 лет дом построил и машину купил, и все сам. А в ответ я всегда небрежно кидаю: «Папочка, времена сейчас другие!» Ложь. Времена года другие? Нет же, времена года одни и те же и солнце светит летом, а зимой обычно снег. Люди другие. Молодые ленятся, вот как я, например, не хотят пробовать обустраивать свою жизнь самостоятельно. А потом, на заре двадцатилетия, начинаю нервно чесать подбородок и рассуждать, а что же не так?

Да все не так! Школы другие. Раньше, мама рассказывала, их и на субботники, и на картошку, и на рябину гоняли, и все стремились сделать доброе дело. А сейчас? Парк убрать раз в пятилетку, и то все разбегутся, как крысы с тонущего корабля. Погибай, природа.

Университеты другие. Диплом можно купить, и не преподаватели корыстные хищники, а детки - сопливые мышки, которым тяжело выучить урок. Поэтому взятничество детки сами-то и порождают.

А что ждет дальше? Я боюсь предугадать. Никогда не работав, выйдя из стен универа, что буду делать? Стоять на улице и дрожать всем телом, осознавая, что прикрытие «Я учусь!» внезапно обвалилось.

Рикка З.

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.06.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,900673,134576,815870,9195
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня