13.08.2011 / Общество

Танец длиною в жизнь

Фото: Федосеев Л. Г.
Николай и Галина Пархоменко.

Стройная, легкая, очень приветливая, Галина Алексеевна с первых же минут разговора располагает к себе, и потому так просто сидеть с ней - слушать историю ее жизни. Историю любви.

А клуб - посередине

«Мне немало лет, есть дети, внуки. Кажется, пора думать не о любви, а о другом», - напишет Галина Пархоменко в газету. И напишет вовсе не для того, чтобы похвастаться: вот, мол, как ей повезло. Просто нахлынули воспоминания и захотелось с кем-то поделиться, она ведь и фамилию свою не указала, и имя написала то, что стоит в паспорте, а все зовут Галиной, как и назвали ее родители. Им не довелось поднять на ноги дочь - война виновата. Воспитывала ее тетя.

- Я ведь патронатная была, так у нас называли сирот, которые находились под опекой колхоза. Дадут в месяц восемнадцать килограммов муки - и живи как знаешь.

После десятого класса поступила в Харьковский строительный техникум, но не прижилась в общежитии и пошла на завод, в кузнечный цех. Тяжело, но интересно. Юность ее пришлась на конец пятидесятых - начало шестидесятых. Как и все девчонки, мечтала о принце, о большой любви. В десятом классе даже рассказ о нем написала, где, конечно же, главной героиней была она сама.

- Росла я веселой, хохотушкой и нравилась парням, - признается Галина Алексеевна, - но ни с кем не встречалась - видно, время не пришло. А принца своего встретила именно такого, какой приходил ко мне в мечтах.

Познакомились на танцах в сельском клубе, Николай был из одной деревни, она - из другой, а клуб стоял посередине. Ему исполнилось двадцать, за плечами - строительный техникум. У шестнадцатилетней девочки - только средняя школа и нелегкое детство. С того вечера они и полюбили друг друга на всю жизнь. Встречи-расставания, письма... Николай успел поработать на Крайнем Севере, в Апатитах, отслужить срочную и вернуться к любимой в родное село. Но деревня в строителях не нуждалась, в Харькове не мог устроиться на работу - не было прописки. А друзья настойчиво звали назад в Заполярье, обещали помочь и с работой, и с жильем. Галина уже носила под сердцем первенца, когда молодой муж один отправился в Апатиты. Жена с малышом приехала позже, сначала немного пожили в квартире у друга, а вскоре и свою собственную получили, однокомнатную.

Новый город рос стремительно. Таким же быстрым был и карьерный рост Николая Пархоменко: мастер, прораб, начальник участка, главный инженер и начальник управления «Жилгражданстрой».

Комсомольцы, максималисты

В начале шестидесятых неделя на производстве состояла из шести восьмичасовых рабочих дней. И никто не сетовал на усталость, после нелегкого трудового дня многие учились в вечерних школах, техникумах, институтах. Воспитывали детей и с энтузиазмом занимались общественной работой.

Галина Алексеевна по-доброму вспоминает друзей по комсомолу.

- Душой компании был Володя Серов. Жил он с семьей в Кировске, в бревенчатом доме с печным отоплением, промерзшими углами. В любую погоду ему приходилось автобусом добираться до Апатитов, а вечером обратно. Дорога - узкая, ухабистая. Автобус бросало из стороны в сторону, но никто не злился. Кто-то шутил, а кто-то умудрялся и поспать. Через два года Володе выделили в новом доме двухкомнатную квартиру, за него хлопотал комитет комсомола. Но он вдруг отказался от нее ради Виктора Уса, секретаря самой большой комсомольской организации управления отделочных работ, который с семьей жил в дощатой сторожке рядом с железнодорожными путями. У него были две крошечные дочери, которые от холода и постоянной сырости в домике часто болели.

Вот такими они были, комсомольцы шестидесятых.

- Максималисты - во всем! Что касалось комсомольских дел, всегда старались планку установить предельно высоко - порой выше наших возможностей. Мы - дети войны, образы героев-комсомольцев вдохновляли нас, на них равнялись.

После работы комсомольцы наводили порядок на стройплощадках, убирали мусор, благоустраивали дворы и скверы будущего города, который только-только поднимался из котлованов, возводили спортивные корты и стадион. Средний возраст жителей нового города составлял в те годы 27 лет

- Мне, маме двоих детей, выкроить время для общественных дел, работы в комитете комсомола было непросто. Но слово «надо» у нашего поколения было внутренней необходимостью, - считает Галина, - и мы старались быть сопричастными ко всему, что происходило вокруг, понимали, что находимся на переднем крае. Мы строили новый город, АНОФ-2 и сотни объектов, входящих в систему горнодобывающих и перерабатывающих производств.

Город-сад

Здесь, у подножия Хибин, за полтора-два десятилетия вырос прекрасный зеленый город, в восьмидесятые в нем не осталось ни одной деревяшки.

Окна квартиры Пархоменко выходят в цветущий палисадник: черемуха, сирень и рябина, пурпурные соцветия шиповника рядом с белыми розами. А чуть поодаль, напротив, - еще один цветник в голубом ограждении: ноготки и незабудки, виолы и астры... В доме на подоконниках тоже полно зелени, от знакомых фиалок до каких-то экзотических белых соцветий, спускающихся сверху вниз подобно хвосту китайской хохлатки.

- Сама садик я садила, сама буду поливать, - смеется хозяйка. - Это я о нашем огороде говорю, находится он по дороге в аэропорт, где практически никакой воды нет - ни колодцев, ни речки. Вот и возим ее в канистрах из города или таскаем ведрами из силосной ямы, когда талая вода там набирается. Дети ворчат на меня: «Пожалей себя. Тебе этот огород нужен?» Сейчас вроде и нет. Но когда дети, внуки подрастали, он был большим подспорьем: картошка своя, морковка, свеколка, зеленушка. И огурцы в теплице растут. А сейчас вот нет сил его бросить - привыкла, земля тянет, да и сколько в нее вложено... Люблю все живое. Вот и клеенка в гостиной, смотрите, какая. На ней не просто цветы нарисованы - ковер живой, так и хочется потрогать.

Мы с Николаем в колхозе выросли, к земле привязаны. Когда квартиру получили, знакомые говорили, зачем на первый этаж согласились. А мне нравится - палисадник под окнами, как у нас в деревне.

Работа-разлучница

А Николай Григорьевич все время отдавал работе. В семь утра уйдет, а возвращается за полночь, и так, считай, каждый день. Вся его трудовая жизнь была связана с трестом «Апатитстрой». На пенсию ушел три года назад. Строил жилье, объекты социально-бытового и культурного назначения города Апатиты. Под его руководством перешли на полносборное строительство жилых домов улучшенной планировки. За трудовые успехи награжден орденом Дружбы народов, медалью «За трудовое отличие», знаком «Отличник социалистического соревнования Минтяжстроя СССР». Заслуженный строитель РСФСР, почетный гражданин города Апатиты.

А Галина Алексеевна сохраняла тыл, воспитывала троих детей, разрывалась между работой, детсадом, школой и общественными делами. И ужасно ревновала мужа. К работе. Хотя и сама вместе с ним тоже строила Апатиты. Трудилась в стройуправлении комплектовщицей, геодезистом, когда подучилась немного, стройку узнала - пригласили ее в Апатитстройиндустрию, на инженерную должность в производственный отдел, где и работала до самой пенсии. Вспоминает:

- На первом месте, конечно, промышленные объекты - как никак Всесоюзная комсомольская стройка: расширялись мощности комбината «Апатит». А на «социалку» внимания было меньше. С неимоверным упорством продвигал именно эти объекты тогдашний управляющий трестом «Апатитстрой» Вячеслав Константинович Егоров. Многие из них возводились очень быстро за счет его напористости и энтузиазма строителей. Именно благодаря ему в микрорайонах города были сохранены лесные массивы.

Принц, о каком мечтала

Все бы ничего, да дочка тяжело заболела, врачи не советовали отдавать ее в детсад, а сын только пошел в школу. Сидеть с детьми было некому, тогда и учебу в Петрозаводском университете пришлось бросить. Решила: все, хватит, возьму детей и уеду на Украину, там родные помогут. Николай с ее решением смирился, и в 71-м они уехали на родину. Но там после Севера не прижились - другие люди, иной уклад. Поняли: надо возвращаться домой, к своим. Друзья помогли с вызовом. Жизнь устраивали заново.

- Николай Григорьевич никогда ни в чем меня не упрекал. Он вообще человек молчаливый, спокойный, надежный, понимает меня. Всякое бывало, порой рассержусь, что у него работа-разлучница на первом месте. Думаю: ну все, придет поздно, я ему вещи соберу, чемодан на порог выставлю. А потом представлю, как он с чемоданами по городу идет - стыд-то какой! И успокаиваюсь. Понимаю, что как женщина я все проблемы могу сгладить, это нетрудно, когда любишь. Главное, чтобы у детей были папа и мама, а у внуков (их у нас уже шестеро) - бабушка и дедушка. Между собой все очень дружные, любой праздник вместе. И на золотую нашу свадьбу вся семья здесь в гостиной собралась.

Так вот и встретила Галина Алексеевна своего принца. Именно такого, о каком мечтала.

- В нашей жизни тоже, как и у всех, были и радости, и слезы, - признается Галина Алексеевна. - Что сохранило нашу семью? Думаю, любовь, тот восторг первой любви, который остался с нами навсегда. Это она помогает вовремя спохватиться, проявить терпение. Сейчас мы, конечно, уже старики, но я до сих пор помню своего принца молодым, каким впервые увидела на танцах.

И еще я думаю, большая любовь дается только однажды. Это такое состояние души, состояние полета, когда хочешь творить добро, дарить радость. А если вдруг оступился, совершил ошибку, никогда не стыдно попросить прощения у любимого.

Так и живут они уже пятьдесят лет, настроенные на одну струну, на одну мелодию любви.

Людмила ЛОПАТКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.08.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,239673,724778,148871,3709
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня