25.10.2011 / Общество

Мы были ровесниками...

Парадокс: чем дальше становится от нас то или иное событие, тем больше со временем мы о нем узнаем. Возьмите период Великой Отечественной войны. Из года в год уточняются детали обороны Брестской крепости, блокады Ленинграда, сражений за Москву, Сталинград, за Украину и Белоруссию. Да и о войне в Заполярье мы находим все новые и новые документы, свидетельства, факты. В книгах В. В. Сорокажердьева, М. Г. Орешеты, Л. В. Журина даются несколько иные толкования событий 1941 - 1945 гг.

Много нового накопилось и у меня по истории войны в Заполярье, но материалы эти пока мной не обработаны из-за недостатка времени.

А вот что касается книжечки Владимира Локтева под названием «Рвется к городу Адольф», изданной недавно Мурманским государственным гуманитарным университетом, отрывки из которой недавно опубликовала газета («Мурманский вестник» от 20 октября 2011 г.), то я сразу решил обратиться к перу и бумаге. Почему?

Во-первых, это своеобразный и нечасто встречающийся первоисточник о войне в Заполярье.

Во-вторых, в нем бесхитростно и без каких-либо авторских замечаний описан самый тяжелый период войны за Мурманск.

В-третьих, автор - мой ровесник, я всего на год моложе Володи Локтева. И мне, может быть, как никому другому, близки эти короткие записи. В ту пору, когда мы видели рядом смерть, гибель людей, нам было не до анализа и обзоров происходящего, могли только хоть что-то зафиксировать.

В книге нет описания событий первых недель войны, нет всего, что пришлось пережить мурманчанам в тяжелую зиму 1942 - 1943 годов и в последующие месяцы. Не рассказывается о героизме защитников Мурманска, нет стратегических выкладок, а только жизнь мальчика-юноши, судьба которого всецело зависела от того, куда попадет бомба, что она разрушит, кого убьет.

Дневник Владимира Локтева надо рассматривать как оригинальный и ценнейший исторический источник по проблемам военного Мурманска. При этом мы должны учитывать его небольшие хронологические рамки (август 1941 г. - октябрь 1942 г.), ограниченность территории (район Жилстроя) и отсутствие глобальных выводов и обобщений. Автор видел и записывал в блокнот в основном то, что происходило в небе (полеты и воздушные бои). Главное - в настрое юноши, ведь такими же были и его друзья, его окружение. Так думали все мурманчане («не сдадимся, мы все равно победим, хотя у нас пока не хватает зениток, пока немцы сбивают наших летчиков, даже когда горят наши дома, а мы стали жить в землянках, все равно победа будет за нами»).

Спасибо Вере Петровне Пащенко, сестре Владимира Локтева, за то, что сохранила дневник брата, его письма. Хранить более 70 лет небольшой блокнот с записями брата - это тоже своего рода подвиг. Ведь как часто мы при очередной большой уборке выбрасываем старые бумаги, вроде ненужные сейчас.

А Вера Петровна и сберегла дневник брата, и, по-видимому, не раз перечитывала его. Упоминаемую в предисловии историю кота Барсика (как он вел себя во время бомбежек) я встречал много лет назад в «Вечернем Мурманске».

Дневник немногословен. Автор не пытается обрисовать общую картину бомбежек, не пишет, как немцы бомбили железную дорогу, порт, судоремонтный завод, а фиксирует только то, что видел сам в небе между Абрам-Мысом и Жилстроем, на ближайших к дому Локтевых улицах. В его записях все абсолютно точно: и время бомбежек, и места падения бомб, пожаров, разрушений, в чем есть особая ценность дневника.

Весьма примечательно, что всех фашистских летчиков мурманский подросток называет Адольф - по имени их вождя Гитлера. Так он клеймит фашизм, его преступления против человечности. И в этом качестве дневник Владимира Локтева даже мог бы стать документом Нюрнбергского процесса.

Обстоятельное предисловие доктора исторических наук П. В. Федорова и комментарии по тексту избавляют меня от детального разбора книги-дневника. Изложу попутно лишь две свои мысли.

Первая - хочется обратиться к мурманчанам-старожилам. Посмотрите, пожалуйста, нет ли в ваших семейных бумагах такого же рода свидетельств о войне и прошедших временах? Если есть, отнесите их в архивы, в музеи! Надо, чтобы краеведы узнали о них.

Вторая мысль более общая. Приводимые в краеведческих книгах и статьях цифры авианалетов на Мурманск, число бомб (в т. ч. в расчете на каждого мурманчанина), число погибших не являются абсолютно точными. Они в большинстве случаев занижены. Часто приводимая цифра - 792 авианалета - верна только на конец 1943 года.

И еще один момент, больше историографического характера. Кроме А. А. Воронина, написавшего книгу «Мурманск в огне войны», надо бы упомянуть в предисловии или комментариях еще нескольких авторов, касавшихся этой темы. Это прежде всего Е. Д. Владыкина, которая в книге «Дружинницы, подруги мои!» показала героизм бойцов МПВО при отражении немецких авианалетов. Это воспоминания А. С. Хрусталевой-Блиновой и ее сына Бориса Блинова. Это книга А. М. Дунаевского «Дни и ночи Мурманска», а также отдельные главы мемуаров И. Д. Папанина, А. М. Кольцова и др.

Но дневник В. Локтева отличается от всех других незамысловатостью, истинной, не приукрашенной ни патриотизмом, ни даже слогом правды о военном Мурманске 1941 - 1942 годов. У этого мальчика, безоружного подростка, нет ничего, чтобы осилить фашистов, военную мощь техники гитлеровской Германии. У Володи Локтева нет никакого оружия против «Адольфа», кроме ненависти, и он пишет об этом в своем дневнике, не скрывая проклятий и слез.

Владимир Петрович Локтев, автор этого дневника, погиб двадцатилетним. В боях, защищая Родину, он не забывал родной Мурманск, полыхавший пожарищами после вражеских бомбежек. Владимир Локтев и миллионы его ровесников отдали жизни, чтобы наступило мирное время. И мы не имеем права их забывать.

Родной землей, за которую воевал с фашистами Володя Локтев, был для него Жилстрой с его улицами, застроенными бараками и деревянными домами, с дощатыми тротуарами, с сараями-дровяниками позади домов, с его песчаными, а кое-где скальными дорогами и многочисленными большими камнями-валунами, за которыми мальчишки прятались во время авианалетов.

Отсюда Володя уходил в 1943 г. в Красную армию. Сюда собирался вернуться с фронта. Но не пришлось…

Алексей КИСЕЛЕВ, доктор исторических наук, профессор, почетный гражданин города-героя Мурманска.

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.10.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня