19.11.2011 / Общество

Кошкин дом

Петровна жила с дочкой, зятем и двумя внуками в маленькой однокомнатной квартире, которую получила еще в прошлом веке. Жилплощадь она давно приватизировала, а потом только успевала прописывать в нее новых жильцов: сначала зятя, а там и внуки пошли. Даже у кошки Муськи в ее кошачьем паспорте был указан адрес Петровны. Проявляя чудеса изобретательности, домочадцы пытались хоть с каким-то комфортом разместиться на скудных квадратных метрах. Бабушке был выгорожен целый угол.

На оставшейся площади напротив родительского дивана размещалась двухъярусная детская кровать. Ну, еще книжные полки на стенах да маленький сервантик, притулившийся к платяному шкафу, за ним как раз и проживала бабушка. Телевизор смотрели на кухне, сидя на табуретках. Кстати, вся мебель, включая табуретки, - приданое Петровны, приобретенное еще в советское время.

Кроме детской кровати, мебель не обновлялась много лет, потому что последние годы семья ее дочки истово копила на квартиру. Но много ли отложишь с учительской дочкиной зарплаты и денежного довольствия зятя-военнослужащего. И вся надежда на жилищный сертификат. Зять должен был получить его в скором времени, уволившись по сокращению. И, когда семья дочки поселится отдельно, сможет наконец Петровна выбраться из-за шкафа, расправить плечи и стол поставить посреди комнаты, как стоял раньше, и телевизор смотреть, сидя на диване.

Наконец пришло оно, долгожданное время, сертификат получен. На квартиру, которую уже приглядели, полагающихся по документу средств, конечно, не хватало. Но ведь не зря экономили, откладывали. Петровна даже свои «смертные» пожертвовала, решив, что еще успеет накопить. На недостающую сумму взяли кредит в банке. А квартиру выбрали трехкомнатную, в том же микрорайоне, где жили. Чтобы дети забегали к бабушке после школы, пока родители на работе. Да и в будущее смотрели трезво: любимая мамочка, бабушка, дорогая золотая теща недавно восьмой десяток разменяла, пока еще бодро по магазинам бегает, но не ровен час сляжет, не через весь же город к ней ездить.

И пошли приятные хлопоты: квартиру купили, сделали ремонт, начали обставлять комнаты. Распределили так - по комнате сыновьям, комнату родителям, а вместе собираться будут на кухне, благо метраж позволял поставить там даже диванчик. Вот и бегали дочка с зятем по магазинам: диванчик для кухни, кровати сыновьям, столы, стулья, шкафы… Покупать надо было все. Каждой полочке, каждому пуфику радовались. Немножко совестно было оставлять Петровну со старой ободранной мебелью, которую эксплуатировали долгие годы. Но надеялись, что, расплатившись с долгами, со временем и матери обновят интерьер.

Когда наступил день переезда, Петровну разбил инсульт. Может, переволновалась, а может, удар настиг бы ее при любых других обстоятельствах. Месяц пролежала бабуля в больнице, забрали ее к себе, в новую квартиру. О том, чтобы оставить беспомощную одну в ее квартире, не было и речи. Уход требовался круглосуточный. Мальчишек потеснили, одну из их комнат выделили бабушке. А высвободившуюся жилплощадь поначалу решили было сдавать. Да возникла проблема в лице кошки Муськи.

Котенком она была принесена ребятами в петровнины апартаменты. Там выросла. Следы от когтей на мебели и на обоях - свидетельство ее проживания на данной жилплощади. Вот этих-то следов не хотелось видеть в новой квартире с новой мебелью. А как Муське это скажешь, если в свое время не научили ее точить коготки в специально приспособленном месте. Говорят, отвратить кошку от дурной привычки драть мебель сложнее, чем приучить ее к туалету. Старую квартиру со старой мебелью было не жалко. Новую - до слез. С другой стороны, жалко и Муську. Не выгонишь же ее. Когда имела она проблемы с почками, носили ее на операцию, выхаживали, как ребенка. Куда же этого хвостатого ребенка деть сейчас?

И стала Муська жить одна в бабушкиной квартире. Ребята каждый день забегали, кормили ее, поили. Приходила и дочка Петровны, виновато чесала усатую-полосатую за ушком. Благо время у нее свободное появилось, в декрет ушла. Семья ожидала пополнение, а с ним и материнский капитал. Собственно, имея его в виду, кредит в банке и брали.

- Вот родится маленький, - обещала без пяти минут многодетная мама, - начнет ходить, хозяйничать, обои рвать, мы тебя, Муська, к себе и заберем. Какая уж будет разница, кто там свою лапку к нынешней красоте приложит. А пока, дай нам пожить во всем целом, неободранном.

И Муська терпеливо стала ждать, когда же семья воссоединится с ней. Похудела, правда, немного. В одиночестве­то какой аппетит? Спать, однако, стала еще больше, надеясь таким образом поскорее скоротать время разлуки. И каждый раз снился ей один и тот же сон, будто лежит она на чьих-то теплых коленях и разнеженно урчит от счастья.

Петровна же понемногу стала приходить в себя. Совсем не безнадежным оказался ее случай. Врачи обещали, выкарабкается. И Петровна карабкалась. Куда ж деться, «смертные»-то истрачены, новых накопить не успела. Зять тем временем устроился на работу, живот дочери все набухал, у мальчишек наступили каникулы. Жизнь шла своим чередом.

И однажды пришел празд­ник и на кошкину улицу: в квартиру вернулась хозяйка. Опираясь на палочку, обошла она то ли свои, то ли уже ставшие муськиными владения, грузно уселась на стул, почесала за ушком прижавшуюся к ногам усатую-полосатую: «Все, Муська, кончилось твое одиночество». И стали они жить даже не вдвоем, а втроем.

С бабушкой поселился старший внук, чтобы помогать еще не совсем оправившейся после болезни Петровне. Муське даже шумновато стало, когда мальчишка врубал погромче музыку. Ладно, бабушка глуховата, ее не доставали любимые мелодии внука. А Муська уходила в ванную и ложилась под умывальником. Журчание воды в трубах успокаивало. А еще кошка повадилась спать вместе с бабушкой. Укладывалась при этом на больную ногу, которую Петровна до сих пор подволакивала.

Нога ныла по ночам, но когда Муська, устроившись на ней, начинала громко урчать, боль уходила. И бабушка засыпала. А утром благодарила кошку, называя ее своим лекарем. А как-то даже посетовала, мол, знала бы, как ты меня своим урчанием оздоравливаешь, не рассталась бы с тобой, когда удар случился. Глядишь, раньше бы на ноги встала.

Галина ДВОРЕЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.11.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня