30.11.2011 / Общество

Свет во тьме светит...

«Голубец». Фото предоставлено отцом Сергием.

Имя этого батюшки северяне связывают с памятью о погибшем экипаже подводной лодки «Курск». Поэтому когда оленегорский музей пригласил горожан на творческую встречу со священником из Видяева Сергием Шерфетдиновым, желающих оказалось больше, чем мог вместить выставочный зал. Посетителей ждало знакомство с фотомгновениями, запечатленными этим человеком.

Господь принял эту жертву

Однако встреча с батюшкой Никольской церкви поселка Видяево, церкви-памятника подводникам «Курска», оказалась ценна сама по себе. Более десятка лет минуло с того трагического августа, а люди и поныне помнят, как всей страной переживали за моряков лежавшей на дне субмарины.

В сухопутном Оленегорске немало семей, в которых отцы и сыновья служили и служат на Северном флоте. Гостя расспрашивали о многом, в частности, как стал священником, об удивительных иконах с портретами погибших моряков. Как рассказал отец Сергий, их написание благословил архиепископ Симон. Идея обсуждалась и со святейшим патриархом Алексием ll и была им одобрена. 28 августа, в праздник Успения Божией Матери, владыка служил в знаменитом поморском селе Варзуга, что на Терском берегу Белого моря. Там-то, в местной церкви, дьякон Сергий Шерфетдинов и был рукоположен в сан пресвитера. Он стал священником православного прихода в Видяеве.

Здесь же, у алтаря Успенской церкви, на древних могилах монахов-мучеников архиепископ Симон отслужил первую панихиду о моряках-подводниках.

Помогал ему на этих печальных службах вместе с другими ребятами-иподьяконами и сын погибшего капитана первого ранга Багрянцева - Игорь. Тогда-то и принял владыка решение о написании четырех памятных икон: Спасителя, Божией Матери «Курской», Николая Чудотворца и князя Владимира Крестителя Руси. А по периметру этих икон, на полях, чтобы были портреты всех 118 погибших моряков в белых одеждах.

Сразу возник вопрос - ведь среди членов экипажа могли оказаться и некрещеные? Владыка развеял сомнения: они покрестились в морской воде своего мученического подвига.

Так, вопреки общепринятым церковным канонам, появились на самом краю северной земли иконы, подобных которым нет больше нигде. Как признал отец Сергий, было немало споров и упреков по поводу этих икон, в частности, недовольство духовенства вызывало размещение портретов подводников.

- Маленький видяевский храм родился на крови ребят-«курян», господь принял эту жертву.

Отец Сергий поведал также историю появления еще одной иконы Божией Матери - «Спасающая на Море». Она приснилась-привиделась известному церковному ювелиру, отец которого тоже был подводником, в дни тяжелых переживаний о судьбе «Курска».

А икона получилась на все времена: Царица Небесная, списанная с образа Божией Матери «Знамение», со святителем Николаем Чудотворцем и апостолом Андреем Первозванным молятся среди моря о спасении душ подводников. Волны, венки, опускаемые в море, горящие свечи. Таков ее сюжет.

После создания икона впервые экспонировалась в музее имени Пушкина на выставке, посвященной Военно-морскому флоту России. И уже там стало понятно, что образ удался. Даже несмотря на светскую обстановку, многие посетители вставали на колени и осеняли себя крестом. После экспозиции икона убыла в резиденцию патриарха Алексия ll, где он две недели молился перед ней.

Когда отец Сергий раздал собравшимся в музее маленькие иконки Божией Матери «Спасающая на Море», одна горожанка заплакала. Ее сын в эти дни нес службу в штормовом Баренцевом море.

Рассказал батюшка и о напрестольной лампаде, созданной из плафона аварийного освещения девятого отсека субмарины.

- Когда «Курск» подняли, мы попросили дать нам что-нибудь оттуда. Это был плафон «аварийки». По традиции новобранцы пьют из такого морскую воду при посвящении в подводники. Под этим плафоном в последние минуты жизни ребята писали свои прощальные записки родным и любимым...

Символ «Курска» обрамлен на средства, собранные жителями гарнизона Видяево, - люди приносили золотые сережки, колечки, цепочки. Стекло плафона оформили ювелиры. Ныне эта «Лампада «Курска» находится на престоле Свято-Никольского храма-памятника в поселке Видяево, месте базирования атомных подводных лодок Северного флота.

Все эти факты хорошо известны северянам, да что там - многим в России. Но встреча в маленьком музее заполярного города лишний раз подтвердила, что не тускнеет свет памяти и люди снова и снова хотят говорить об этом.

Берег Тре зовет и будит

Фотовыставка отца Сергия Шерфетдинов - это взгляд на созвучный его душе Терский берег Беломорья. Именно здесь, в церкви древней Варзуги, он был рукоположен в сан, отсюда началась его служба в храме Видяева.

- Я прикипел сердцем к красоте божьего мира земли Терской, часто там бываю, - поделился священник. - Поморы - удивительные люди, культура которых складывалась веками. Для них, как и для подводников, полная опасности морская стихия становилась нормой жизни, формируя особое состояние духа. Его можно определить как дух морского богоискательства. Недаром ведь говорили: кто в море не ходил, тот Бога не маливал.

Фотокартины батюшки - это трепетные моменты жития земли Тре, как встарь именовали Беломорское побережье Кольского полуострова. Интересно, что среди участников встречи нашлось несколько коренных поморок, выросших в старинных селах и деревнях - Варзуга, Тетрино, Чапома и Стрельна. Так что иные сюжеты работ отца Сергия, которые нуждались бы в пояснениях для непосвященных, угадывались и узнавались с ходу. Например, уроженки Беломорья безошибочно распознали героинь снимка «Три девицы». Белые тетринские лошадки, которых прозвали «дикими мустангами Севера», когда-то были завезены из Якутии как племенное поголовье, но выбрали волю.

- Я проводил отпуск на Терском берегу, в Варзуге. С благословения отца Митрофана мы вместе с деревенскими жителями Тетрина, с мальчишками ладили иконостас из старой Трифоновской церкви. Хорошо потрудились. А другим итогом стали эти фотоработы. Я словно вновь открывал Терскую землю, радовался ее красоте и мудрости. Вот, к примеру, рассыпавшийся остов карбаса - он не брошен, нет. По поморской традиции морского кормильца не сжигали на дрова, а оставляли умирать. Узнал неведомое раньше слово «куйпога». Это твердая ребристая поверхность после отлива, тоже удалось ее запечатлеть. Синие, как терское небо, колокольчики - «Кашкаранские цветы». Море же и вправду здесь белое. По моему убеждению, наш северный край без этой жизни поморской зачахнет, угаснет. А картину, на которой отображена древняя Умба, я почему-то назвал «Россия».

Фото:
«Господи, помилуй». Фото предоставлено отцом Сергием.
Фото:
«Дорога к храму». Фото предоставлено отцом Сергием.
Фото:
«Переправа». Фото предоставлено отцом Сергием.
Фото:
«Три девицы». Фото предоставлено отцом Сергием.
Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск

Опубликовано: Мурманский вестник от 30.11.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,402675,651280,273273,4324
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня