21.12.2011 / Общество

Социальные маугли: как их вывести из «джунглей»?

Система помощи

Ежегодно в России около 13 тысяч сирот-выпускников образовательных учреждений начинают самостоятельную жизнь. И словно попадают в джунгли - столько вокруг оказывается незнакомого и непонятного. К сожалению, почти все они подготовлены к ней плохо. Выросшие на всем готовом не умеют решать элементарные бытовые задачи. Незнание простейших вещей, житейская наивность многих ставит в тупик и порой сталкивает на дно, приводит на скамью подсудимых или к самоубийству...

Как помочь? Свет не без добрых людей - глядишь, кто-то даст денег на еду, кто-то поможет устроиться на работу. В России действуют и негосударственные благотворительные организации, которые помогают выпускникам детдомов с работой и с жильем, пока те не встанут на ноги. А вот в нашей области эту миссию взяли на себя центры постинтернатной адаптации, которые появились благодаря помощи Норвегии.

С 2004 года в Кольском крае действует российско-норвежский проект «Молодежные центры». При финансовой поддержке международной организации «SOS - Детские деревни» были созданы три таких центра - Мончегорский, Полярнозоринский (в Зашейке), Ковдорский. В 2006 году они были переданы областному минтрудсоцразвития.

Здесь ребята не только могут жить какое-то время, обучаясь под присмотром взрослых умению обращаться с пылесосом, стиральной машиной и прочей бытовой техникой, овладевая доступными рецептами приготовления пищи, привыкая совершать коммунальные платежи. Учатся решать и проблемы посложнее, получая консультации специалистов по вопросам защиты прав, образования, трудоустройства.

Эти центры были первыми в России. Сейчас по поручениям президента и правительства РФ в стране формируется сеть подобных учреждений.

А мы тем временем шли дальше. В 2006-м был принят областной закон о патронате, опять-таки первый подобный в стране. Благодаря ему выпускник детдома может получать помощь в виде так называемого постинтернатного патроната. То есть жить в своей квартире, но регулярно общаться с наставником, который как внимательный и к тому же компетентный старший товарищ помогает на первых порах.

Помогает в разных вопросах - от мелких бытовых до достаточно сложных. Для этого заключается тройной договор между учреждением (это центр постинтернатной адаптации, для мурманчан - центр помощи семье и детям), самим подопечным и человеком, осуществляющим патронат. Главное, чтобы молодой человек не остался один на один со своими проблемами, чтобы в их решении не взялись ему «помогать» какие-нибудь жулики. Подчеркну: задача всей этой работы не в том, чтобы сделать что-то за него, а в том, чтобы научить его жить самостоятельно.

Любовь и деньги

Проблемы постинтернатной адаптации обсуждались на состоявшемся на днях в областном центре семинаре, в котором приняли участие представители органов власти и специалисты, в том числе из Петербурга и Орла.

- Мы говорили о том, что нормативная база постинтернатной адаптации в нашей области замечательная, одна из первых в России. Но и она уже нуждается в корректировке, - говорит Наталья Зайцева, начальник отдела социальных инноваций Центра развития семейных форм устройства детей, который и организовал этот семинар. - Ведь если раньше речь шла о выпускниках детских домов и интернатов, то теперь к ним прибавились выпускники приемных семей и детских деревень SOS. Их тоже надо поддерживать и после того, как они вышли в самостоятельную жизнь.

Проблем у приемных детей, может, и меньше, но они тоже возникают, утверждает Зайцева. Ведь приемная семья, это, с определенной точки зрения, - работа, за которую (точнее, для выполнения которой) родителям платят. Ребенка выпустили - казенных денег на него уже не получают, и формально он для этой семьи уже никто. Вся дальнейшая поддержка зависит от того, какие взаимоотношения возникли в период воспитания, от доброты и личных материальных возможностей приемных родителей. Это очень тонкие моменты, где смешиваются чувства и голый прагматизм. И одно не должно гасить другое. Без любви - как же? Но и материальный минимум должен быть.

С подобной ситуацией сталкиваются и опекуны. Одна бабушка отказалась от опекунства над своим внуком, когда парень поступил в профучилище и стал жить в общежитии. Здоровье у нее подкосилось, а внук, войдя в силу, стал неуправляемым. Бабушка давно для него не авторитет, на нее и накричать можно, если не дает денег сводить девочку в кафе...

В такой ситуации, если опекунство официально прекращается, то до окончания учебы социальный сирота находится на полном гособеспечении. То есть кроме стипендии ему еще должны выплачивать деньги на еду и одежду. Практическая разница в том, что поступают они уже не через опекуна, а прямо ребенку в руки.

Отказное заявление бабушка написала за месяц до конца отчетного периода. С нее потребовали вернуть опекунские деньги, которые уже не будут потрачены на парня. Резонно. Только выплаты внуку начали производить лишь через три недели, когда провернулись скрипучие колеса бюрократической машины, появились соответствующие приказы. И все это время старушка кормила внука на свою пенсию, которой и самой-то в обрез. Не откажешь же - приходит голодный: «Хочу есть!..» А вот патронатные службы по сопровождению социальных сирот могли бы найти верные рычаги, чтобы ускорить дело. Если бы, разумеется, в нормативных документах черным по белому было написано, что такая помощь оказывается и вышедшим из-под опеки детям.

Кстати, сейчас детские деревни SOS, существующие в нашей стране, создают для помощи своим выпускникам так называемые дома молодежи. Появится такой и в Мурманске, его обещают открыть к концу 2012 года.

Что ж, можно, конечно, учредить соответствующую службу для каждого вида социальных сирот. Только нужно ли? И не правильнее ли откорректировать нормативную базу, чтобы расширить контингент получающих помощь? Этот вопрос в числе прочих и обсуждался на семинаре.

А сразу учить не пробовали?

Почему бы в самом детском доме не научить ребенка готовить, стирать, ходить в магазин? Глядишь, и не пришлось бы открывать центры доучивания, дотягивания, доведения до ума. Проблема сопровождения социального сироты, конечно, не исчезла бы полностью. Но уже не имела бы тех масштабов, что нынче. На этот мой недоуменный вопрос, который я задаю и в кабинетах чиновников, и в детских домах, мне обычно отвечают:

- Вы что? А санэпиднадзор?! Ведь ребенок может подхватить сальмонеллу, может отравиться ядовитым пемолюксом. Все это опасно для жизни. Он может отрезать себе палец острым кухонным ножом. Это будет нарушение всех правил безопасности!

- Но как же домашние дети? - спрашиваю я. - Они-то яичницу жарят, не боясь, что сальмонелла «укусит». Помогают маме в домашних заботах, в магазин бегают, и чем старше становятся, тем шире круг их обязанностей и контакты с реальной жизнью.

- А за домашних отвечают родители, поэтому там таких строгих правил нет!

Вот и весь сказ... Только кто кого бережет всеми этими строгими установками? Государство детей от опасности? Или себя - от ответственности? Такая искусственная изоляция от насущных мелочей жизни как раз и делает из детей социальных маугли.

Этот вопрос, как понимаю, не только в мою голову пришел. Говорят, обсуждается он время от времени в разных инстанциях, даже в Госдуме. Но все заканчивается ничем. Похоже, и здесь срабатывает грозный образ санэпиднадзора.

Вот и губернатор Калининградской области Николай Цуканов, видно, ничего еще не зная о сальмонелле, караулящей сирот, не далее как в ноябре предложил: а давайте готовить их к жизни еще в стенах родного детдома!

Наивный. Впрочем, про сальмонеллу ему, наверно, в приватной беседе уже рассказали. А в том электронном сообщении, откуда я почерпнула эту информацию, был приведен лишь ответ министра образования Калининградской области, где перечислялись центры сопровождения выпускников детских домов. Этих центров там уже тоже несколько. И если не изменить подходов, придется, пожалуй, создавать новые.

Галина ДВОРЕЦКАЯ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.12.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,824477,383280,901174,8890
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня