19.01.2012 / Общество

На зоне все мысли о воле

Фото: Попович Татьяна

Если одолела скука и жизнь кажется однообразной, если маловата зарплата и слишком короток зимний день - значит, вам в тюрьму дорога. Не сидельцем, упаси Господи. Посетителем, экскурсантом! Правда, не всем это доступно, но журналистская доля позволяет. Скажу честно, после одного дня, проведенного в колонии строгого режима, я вышла на волю как новенькая. Сущей мелочью казались и полярная ночь-вампирка, и непогашенные счета за коммуналку, и прочие житейские проблемы.

Фундамент заложили зэки

Выражение «места не столь отдаленные» для северян имеет буквальный смысл. Ведь Кольский полуостров и поныне нашпигован исправительными учреждениями. Ирония в том, что заключенные отбывают здесь срок, а мы живем добровольно.

Свое начало уголовно-исправительная система Мурманской области берет в 30-х годах прошлого века. Именно тогда в СССР началась масштабная индустриализация. Эшелоны ГУЛАГа мчались на всесоюзные стройки, над страной стоял лязг мотыг, стук вонзающихся в землю лопат. Рост количества исправительно-трудовых лагерей на территории нашего края также связан с его промышленным освоением. Тысячи осужденных в период с 30-х по 60-е годы активно участвовали в создании производственной базы Кольского Заполярья.

Сначала заключенные Беломоро-Балтийского лагеря, организованного на базе Соловецкого ИТЛ, строили помимо Беломорканала промышленные объекты Мурманской области: Нижнетуломскую и Серебрянскую ГЭС, Мончегорский никелевый комбинат, железнодорожную ветку от станции Оленья к будущему городу Мончегорску.

Отдельные пункты Соловецкого лагеря располагались по трассе Кировской (позже - Октябрьской железной дороги) вплоть до станции Тайбола. В разное время на строительстве промышленных объектов «Белбалтлага» было занято до 100 тысяч заключенных.

1940 год стал лагерным пиком на Кольском полуострове: в воздухе пахло войной, а потому остро требовался металл. Стальной броней опояшем страну, говорил глава государства о форсированном возведении горнодобывающих и металлургических комбинатов.

В Заполярье срочно было создано пять ИТЛ. Среди них «Мончегорлаг» - 14 тысяч заключенных - для строительства «Североникеля», Кандалакшского алюминиевого завода; «Заимандролаг» близ станции Оленья - более 1300 человек - предназначался для Заимандровского рудника; «Енлаг» в Ковдорском районе - для лесозаготовки, подготовки к строительству горнорудного предприятия, разработки карьеров; на станции Пинозеро - для прокладки железнодорожной линии к Енскому месторождению по трассе Пинозеро - Уполокша - Ковдорово (позже - город Ковдор). Количество заключенных доходило до 34 тысяч. Около 17 тысяч человек, среди которых было много военнослужащих, побывавших в плену во время финской кампании, в 1941-м поднимали поселок Ревду.

Здесь даже дышится иначе

Зона. Прежде чем шагнешь на ее территорию, нужно миновать несколько врат: металлических, кованых, решетчатых. Замки, запоры, проверки. Выключаю и сдаю охраннику мобильник. Один сопровождающий сменяется другим. И вот она, неволя.

Исправительная колония № 23 регионального управления Федеральной службы исполнения наказаний расположена далеко в тундре. Кругом снега и снега, а летом - непроходимые болота, комары и гнус. До Мурманска - 180 километров, до ближайшей «железки» в Оленегорске - более 80. Автодорога одна. Словом, место глухое и безрадостное, как и полагается для колонии строгого режима.

Здешние сидельцы, их около 1300, - матерые уголовники, убийцы, насильники, бандиты, наркоторговцы и террористы. Зная это, я шла по зоне в сопровождении моих проводников, поеживаясь от взглядов заключенных. Колючих, любопытных, настороженных. Но люди везде люди, так что некоторое время спустя, познакомившись с одними из них, сумела справиться с непривычными ощущениями.

- Конечно, ангелов здесь нет, но есть те, кто искренне раскаивается в содеянном и становится на путь исправления, - словно угадав мои чувства, пояснил подполковник Александр Антонов, начальник ИК-23. - Большое значение имеет труд: если осужденный работает, у него меньше возможностей заниматься чем-то посторонним, не совпадающим с требованиями режима.

Эта колония появилась в конце 70-х годов минувшего столетия. Тогда же было организовано собственное производство: пошив рукавиц, монтировка кольчужных перчаток для пищевой промышленности, в 80-х запущен цех линейной арматуры, потом - швейный и раскроечный.

Подполковник показал местное подсобное хозяйство. Осужденные, которых мы застали за работой, явно с удовольствием занимаются животноводством: свиньи и поросята, нутрии и кролики ухоженные и очень упитанные.

Сквозь лабиринт перехода вновь оказываемся на улице: слышится стук топоров, а нос улавливает тонкий запах сосны. Несколько мужчин в казенных робах обтесывают бревна.

- Успешно занимаемся деревообработкой, кроме того, вот видите, собираем срубы жилых домов, бань, садовых домиков, - комментирует Александр Иванович. - Работаем по заказам. Мастера у нас хорошие, а вопросы самообеспечения очень важны для учреждения.

- Гражданин начальник! - обращается с какой-то просьбой к подполковнику высокий мужчина в белом халате.

- Старший повар, - поясняет Антонов.

И чуть погодя растолковывает: нынешний труженик общепита осужден за мошенничество - по поддельным документам представлялся то крупным чиновником, то всесильным генералом. Проворачивал такие аферы, мама не горюй.

Тем временем держим путь в клуб. Нас сопровождает Сергей, молодой человек с глазами Алеши Карамазова. Ему 29, семь лет он уже провел здесь. Осталось еще три. Целая вечность! За это время дома, в Петербурге, умерли бабушка, дедушка, отец.

- У меня осталась только мама... - говорит мне Сережа. Потом выясняю, что парня ждет любимая девушка.

- Тебе же есть, для кого жить! - подбадриваю, глядя на питерца вовсе не «зэковского» типа. Хотя статья у него серьезная.

- Я этого не совершал, поверьте! - тихо шепнул молодой человек.

Позже Антонов объяснил, что очень много преступлений совершается под воздействием алкоголя или наркотиков, в трезвом состоянии далеко не все из осужденных пошли бы на это. Потому и не верят, что стали преступниками.

228-я статья УК здесь представлена во всем многообразии: хранение, распространение, изготовление наркоты и так далее. В колонии около 200 осужденных за эти противоправные деяния. Кстати, в ИК-23 отбывают наказание и фигуранты судебных очерков, опубликованных в «Мурманском вестнике».

А вот кто не вызывает ни малейшего сочувствия, так это террористы, по вине которых погибли десятки людей. Они тоже сидят здесь. Раскаиваются ли?..

В клубе уже шла репетиция вокально-инструментального ансамбля «Тайфун». На какой-то миг почувствовала себя в кадре шукшинского кинофильма «Калина красная». Просветленные музыкой лица зэков на сцене, молодых и в возрасте, в казенных куртках и валенках, с надеждой в глазах. «Здоровье, счастье и любовь, все отдано тебе, тюрьма»...- сердце сжимается от слов песни.

Большим спросом у заключенных пользуется спортзал.

- Насмотрелись картин про американские тюрьмы, где каждый второй с мускулатурой Шварценеггера, вот и «качаются» - времени достаточно, питание хорошее, - охарактеризовал тягу к спорту Валерий Чобатов, заместитель начальника колонии по воспитательной работе.

Как на воле считается неискоренимой коррупция, так на зоне - «понятия». Ничего не попишешь, ведь «по понятиям» - это как по неписаным законам жизнь. Так было, так есть.

По ту сторону ждут перемен

В Заполярье, как и во всей стране, продолжается реформа уголовно-исправительной системы, которая закончится лишь в 2020 году. За тем, как выполняются поставленные задачи, следит Федеральная служба исполнения наказаний.

Сейчас в целом по России в местах лишения свободы находятся около 650 тысяч человек. Безусловно, содержание такого количества заключенных - серьезная нагрузка для бюджета страны. Но как бы то ни было, пенитенциарная система нуждается в переменах, среди которых и условия пребывания в зоне осужденных, и требования к труду персонала, его оплате.

- Одно из реформенных направлений - социальный лифтинг. Более полугода используем этот комплекс мероприятий, позволяющий заключенным влиять своим поведением на условия содержания, - поясняет Александр Антонов. - Социальный лифт строится таким образом, чтобы администрация могла своевременно реагировать на те усилия и результаты, которых добивается осужденный, ставший на путь исправления. Условия содержания подразделяются на три вида - общие, улучшенные, строгие. От общих к улучшенным - на «лифте» вверх, к строгим - вниз. Это отражается как в социальном плане, так и бытовом. Самый наглядный показатель - количество свиданий, посылок, бандеролей, передач. Другой пример: общие условия предполагают казарменное проживание по 80-90 человек, улучшенные - комнатное, на четверых. Строгие условия наиболее жесткие, они применяются к злостным нарушителям.

Среди острых проблем исправительной колонии в Ревде - кадровая. В ИК-23 более двухсот человек персонала. Как рассказал начальник, на подготовку сотрудника младшего начсостава нужно не менее полугода. Это связано с владением оружием, спецсредствами, различными тонкостями работы в пенитенциарном учреждении. К тому же очень серьезны требования к здоровью - здесь планка выше, чем в армии. Сказывается и конкуренция с МЧС, сейчас большое количество ловозерских мужчин востребованы пожарной частью.

- Сложности есть, они системные. Большие надежды возлагаем на реформу, которая, надеемся, позволит улучшить состояние наших зданий и помещений, а также повысить зарплату персонала, стало быть, и мотивацию труда.

А душа-то ввысь стремится

В колонии я видела диво дивное: мастерскую и мастеров в ней, которые изготавливают... церковную утварь. Купола, иконостас из южной липы, аналой и прочие церковные принадлежности, созданные руками больших грешников и силой таланта раскаявшихся. Возможно ли это? В народе говорят - не согрешишь, не покаешься. Малоутешительное оправдание злодейских поступков многих здешних обитателей.

Все встает на свои места, когда узнаю, что в колонии с 2005 года действует храм Святых Мучеников, построенный заключенными. А без веры и молитвы такое дело не осилить.

- В колонии очень крепкая община верующих, - рассказал отец Сергий, священник церкви из Видяева. В тот день он специально приехал за двести километров в Ревду, чтобы провести службу в маленьком храме колонии.

- Здешние прихожане сильно отличаются от прочих. Такой веры и покаяния, как у этих людей, не всюду встретишь. Не случайно владыка Симон обязал священников епархии поочередно служить в таких церквях. Это полезно и для нас. Не тюрьма, скорее - монашество. Так можно обозначить суть пребывания здесь глубоко раскаявшихся и уверовавших в Господа людей. Искреннее покаяние, молитва, труд во благо - это их путь к спасению.

Отец Сергий привел пример. Если воду сжимать - давлением на сосуд - она поднимается. Так и душа человеческая, помещенная в стесненные условия, стремится ввысь. Именно такие осужденные работают в мастерской над иконами и иконостасами. Жизнь в неволе их многому научила.

Фото: Попович Татьяна
Фото: Попович Татьяна
Татьяна ПОПОВИЧ, Ревда

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.01.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня