25.02.2012 / Общество

Убила сына. Случайно?

Мать убила сына за то, что он просил ее бросить пить.

...За два дня до смерти четырнадцатилетний Артемка* протянул матери ладонь:

- Мам, глянь, у нас сегодня в классе девчонки по руке гадали, а у меня линия жизни самая короткая. Почему?

- А вот если бы ты не вел себя так, была бы длиннее, - поучающе ответила нетрезвая Тамара.

«Как так? - мог бы спросить тридцатипятилетнюю мамашу Тема. - А ты как себя ведешь? Вечно пьяная, дома есть нечего, папа с тобой развелся...»

Но вслух он ничего такого произнести не мог. Потому что страшно - панически - боялся маму. Особенно после того, когда она три месяца назад замахнулась на него кухонным ножом.

В тот ноябрьский вечер, едва пьяная Тамара завалилась спать, они со старшей сестренкой спрятали все ножи в доме. Оставили один, чтобы резать хлеб. Да и тот на виду не клали, убирали подальше в шкаф.

Да, видно, плохо убирали.

Пусто в душе, да полон стакан

Вот никак не могу взять в толк: зачем некоторые люди рожают детей, которые им совершенно не нужны? Даже шкаф в магазине, да что там шкаф, сапоги какие-нибудь приобретают с несравнимо большей ответственностью. Та же Тамара, сапоги выбирая, всех бы продавцов в магазине на уши поставила, кучу пар бы перемеряла да в руках кожу помяла, сто раз бы задумалась, прежде чем кошелек вынуть. А тут…

Первую дочку она родила, когда еще семнадцати не исполнилось. По глупости. Училась в профтехучилище на повара, любила погулять да повеселиться, вот и догулялась - на свет появилась Лада. Это бабушка так ее назвала, хотела для малышки красивой судьбы. И, казалось бы, жизнь у юной мамаши начала налаживаться, встретила хорошего парня, судового плотника Сергея, поженились, тот даже Ладочку удочерил, но красивой судьбы так и не получилось.

А получилась обычная для портового города история: муж в рейс - жена на гулянки. Маленькая Лада жила практически с бабушкой и дедушкой. Они водили ее в детский сад, они же, надев на девочку белый фартучек и вручив огромный букет, отвели ее, когда пришло время, в первый класс. Вместе делали уроки, вместе проводили каникулы. А в свое время отдали внучку в спортивную школу, где она доросла до мастера спорта. Что, кстати, очень ей пригодилось. Поскольку, когда бабушка с дедушкой в один год скончались, и пришлось перебраться к матери, хорошая физическая подготовка помогла девочке отбиваться от наскоков постоянно пьяной, агрессивной родительницы.

У матери к тому времени уже рос Артемка. Мальчик родился на два года позже Лады, но сестра всегда его жалела, уж очень тихим и забитым он был. Отец пропадал в рейсах, а потом и вовсе развелся с Тамарой. Достали его ее пьяные скандалы. Казалось, молодая женщина все время заливала какую-то мучительную пустоту в душе. Книг не читала, телесериалами не интересовалась, домашним хозяйством и детьми не занималась вообще. Частенько в доме не было не то что приготовленного матерью обеда, но даже хлеба.

После развода с женой Сергей забрал Артема к себе. Чтобы спасти если не от постоянных материнских разборок на пустом месте, то хотя бы от голода.

С пяти до семи лет мальчик жил с папой и его новой женой. И это было самое счастливое время в его короткой жизни. Его даже к Черному морю один раз свозили, и он плескался там, в искрящихся от солнца волнах и нежился в теплом песочке. Но потом настало время идти в 1-й класс и отец вернул его матери - школа была совсем рядом с ее домом. А тут как раз и бабушка с дедушкой отошли в мир иной. И под крылом мамы-кукушки оказались оба ее отпрыска, которые ей ну вовсе были не нужны.

Невидимые миру слезы

Иногда Тамара все же устраивалась на работу. Продавщицей в очередной магазин. Но трудовой стаж ограничивался двумя-тремя неделями. До первой получки. Как только ей в руки попадали живые деньги, она пускалась в многодневные запои и загулы, и ее тут же увольняли.

Дома на кухне всегда была чистота. Не потому что мать семейства судорожно гонялась за каждой пылинкой, мыла и чистила, а из-за отсутствия еды. Томе хватало выпивки, а детям она готовить не считала нужным.

Дети ей мешали. «Ты уже взрослая, - кричала она пятнадцатилетней Ладе, - уматывай куда хочешь. Нечего мне личную жизнь ломать. И работать устраивайся, я вас тут, спиногрызов, кормить не нанималась!»

Как только девочка после девятого класса смогла устроиться на работу в какую-то кафешку посудомойкой, мать тут же выставила ее за порог. Лада сняла комнатушку в другом районе, но к матери и братишке нет-нет да наведывалась. В основном для того, чтоб Темку подкормить тем, что удалось принести с работы. Ей было жалко его до слез. Невысокий для своего возраста, худенький, он целыми месяцами не ходил в школу, оставался на второй год и уже засветился в инспекции по делам несовершеннолетних как подросток из группы риска.

Из показаний на суде Сергея Немировича:

«Погибшему Артему я прихожусь отцом. Сын рос добрым, неконфликтным мальчиком, но моя бывшая жена постоянно с ним скандалила, в пьяном виде она была безжалостной и жестокой, могла избить детей. Со слов сына я знал, что мать в последние годы стала приобщать его к выпивке, хотя он постоянно просил ее бросить пить. Она же отсылала его искать деньги ей на бутылку. Если он не приносил денег, она его била. Чтобы достать денег, он мыл машины, попрошайничал. В ноябре прошлого года сын прибежал ко мне в квартиру, где я живу с новой женой. Был очень перепуганным, сказал, что мать кидалась на него с ножом. А сразу после Нового года мне позвонила Лада. Она плакала и просила прийти, потому что бывшая жена убила Артема».

Как не отметить?

В тот окаянный день Тамара «гуляла» в соседней квартире у подруги. Надо было отпраздновать свой выход из наркологического диспансера, где она месяц лечилась от хронического алкоголизма. Под вечер зашла домой, чтобы послать Артемку ко второй жене бывшего мужа за деньгами. Как же, «добавить» хотелось!

Та не собиралась давать, но по телефону Тамара пожаловалась, что в доме ни копейки, даже хлеба не на что купить. Егор сбегал и принес 50 рублей. Но потратить их на выпивку горе-мамаша не успела. В прихожей раздался звонок.

- Там Темку спрашивают, - сказала, открыв дверь в тамбур, Лада, она как раз зашла домой с работы.

Рванувшись вслед за сыном к двери, пьяная мамаша увидела двоих сотрудников милиции и девушку из инспекции по делам несовершеннолетних. Они пришли узнать, почему мальчик почти весь декабрь не ходил в школу.

Застыдившись за пьяную, расхристанную мать, Артем отодвинул ее в коридор и закрыл дверь. «Иди, спи, - буркнул он. - Это ко мне пришли».

Но разбушевавшаяся мамаша решила, что самое время его воспитнуть. Она билась в дверь всем телом, пытаясь ее открыть, и визгливо материла непокорного сына и непрошеных визитеров.

А потом вдруг замолчала.

Когда Артем, проводив незваных гостей, вернулся, мать отправилась в кладовку и долго рылась в ящике с инструментами. Потом так же молча вышла, прошла мимо детей в кухню и взяла из ящика стола нож. Обычный кухонный нож с деревянной ручкой, лезвием, как следует из уголовного дела, 16,5 сантиметра. Тот самый, про который сотрудники милиции говорят, что это самое страшное оружие. И не зря говорят. Увидев хищно сверкнувшее из кулака матери лезвие, перепуганные дети бросились врассыпную. Лада успела заскочить в туалет и заперлась там. Мать молча прошла мимо и девочка выглянула.

И увидела, как повернулся на пороге своей комнаты навстречу матери Артемка. Он помертвел от ужаса и застыл. Даже не пытался отбиться. Та, которая родила его четырнадцать лет назад, размахнулась и ударила. А потом вырвала нож, бросила его на кровать и ушла в кухню курить.

- Ты же убила его! - закричала Лада, бросаясь к оседающему на пол брату. Мать дымила в форточку, не поворачиваясь.

Девочка вызвала отца, скорую, но первой приехала милиция. Чтобы Лада не мешала своими рыданиями реаниматологам, милиционер закрыл ее в ванной. Но очень быстро выпустил.

- Поздно, - сказал усталый врач. И добавил: - Это ж надо, один удар и прямо в сердце.

Доктора собирали инструменты, сотрудники милиции писали нужные бумаги, а потом уводили безучастную, спокойную мать, а Лада, заливаясь слезами, никак не могла выпустить из своих рук все еще теплую ладонь младшего брата. Никак не могла поверить, что это - навсегда, что его не вернуть.

Уже потом, когда его раздевали в морге, в кармане нашли мятую бумажку - 50 рублей. Те самые, которые мать не успела пропить.

Я убила… нечаянно

По приговору Первомайского окружного суда Тамара получила 8 лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Срок показался ей непомерно большим. В кассационной жалобе она написала:

«Считаю, что совершенное мною преступление было совершено не умышленно, а по неосторожности, так как потерпевший, мой сын, сам наткнулся на нож. Показания свидетеля - моей дочери - неправдивы, потому что на нее оказывает давление отец убитого - Сергей Немирович. Он хочет завладеть моей квартирой после несчастного случая (так осужденная именует убийство собственного ребенка! - Ред.). Я считаю, что произошло не убийство, а причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть, то есть в данном случае необходимо применить статью 111 часть 4 УК РФ и отменить приговор. Также прошу суд учесть, что я имею несовершеннолетнего ребенка - дочь и по месту жительства характеризуюсь удовлетворительно».

Читаешь жалобу, и сердце сжимается: насколько спокойно и цинично говорит горе-мамаша о своем бесчеловечном преступлении. Как будто муху прихлопнула, а не дите родное порешила.

Готовя статью, посмотрела криминальную хронику в Интернете и показалось - мир сошел с ума. Жительница пригорода Кемерова спьяну палкой забила до смерти семилетнего сына. Молодая алкоголичка из Мытищ несколько часов жестоко избивала двухлетнего сынишку за то, что отказывался есть кашу, а затем стукнула его головой об стену так, что ребенок умер на месте. Юная мама - свердловчанка чепчиком задушила двухмесячного малыша «за то, что ревел», а потом еще два часа возила его на прогулке в коляске. Отметилась в этом скорбном списке не так давно и еще одна наша землячка, мамаша из Кандалакши, по ее вине погиб десятимесячный малыш. После кормления его вырвало и он захлебнулся.

Будь мать трезвой, трагедии бы не произошло, но она была настолько «под газом», что валялась, не приходя в сознание. Кстати, соседи вспоминают, что раньше эта же ополоумевшая от пьянок мамаша уже норовила выбросить свое четырехмесячное чадо из окна пятого этажа. Тогда органы защиты прав детей малыша забрали. А потом, посчитав, что мамочка исправилась, вернули. Так уж у нас принято считать - лучше самая плохая мать, чем самый лучший детский дом...

Все эти биологические родительницы погибших детей признаны судмедэкспертами вменяемыми. И все на момент преступления были пьяными. Стерилизовать их что ли, этих монстров? Так они сами свое потомство уничтожают. А затем выходят из тюрем и спьяну рожают новых несчастных…

Но ведь они такие, потому что наше общество позволяет это. Ту же Тамару, убившую сына, вызывали на комиссию по делам несовершеннолетних именно за то, что она не занималась воспитанием дочки и сына. И штрафовали. В ее отсутствие, так как она не считала нужным прийти «на ковер». И в школе не раз видели мальчишку в синяках. А когда перепуганный Артем прибежал к отцу и сквозь слезы рассказал, что мать замахнулась на него ножом, это была далеко не первая ласточка грядущей беды. И конечно, повод, чтобы забрать у алкоголички детей.

Но у взрослых своя жизнь. В которой детям, даже своим собственным, что уж говорить о чужих, порой не находится места. И тогда мы теряем их - этих ребятишек.

Безвозвратно.

*Все имена изменены.

Нина АНТОНЯН.

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.02.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,723875,569280,000773,2707
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня