08.05.2012 / Общество

Каждому - родной

Кто из мурманчан не знает Алешу! Если в разговоре возникает это имя без каких-либо уточнений, значит, речь идет о памятнике Защитникам Советского Заполярья, стоящем на Зеленом мысу. Его видно из многих точек города.

Но вот каждый ли земляк, особенно из молодых, сразу ответит, где в Мурманске находится могила Неизвестного солдата? Сегодня, как случалось убеждаться, уже нет. К сожалению. А ведь находится она там же… Так получилось, что бетонный исполин, который благодаря очень популярной в те годы песне «Стоит над горою Алеша» мгновенно обрел в народе имя, отчасти затенил лежащего у его подножия безымянного героя...

Это было без малого сорок лет назад. Мне, тогда заведующему отделом промышленности, строительства и транспорта областной газеты «Полярная правда», редакция поручила рассказывать читателям о ходе строительства памятника. В нем участвовали многие трудовые коллективы города. Но основная тяжесть работ легла на плечи рабочих и специалистов треста «Мурманскморстрой», Северного монтажного управления «Продмонтаж», управления механизации строительства.

Место для мемориала было выбрано не случайно. На Зеленом мысу, на сопке, в годы Великой Отечественной размещалась одна из зенитных батарей, отражавших атаки гитлеровской авиации на порт и жилые кварталы Мурманска. Здесь предстояло на семиметровом постаменте возвести из специального водостойкого бетона тридцатиметровую фигуру воина, несущего дозор на северной окраине Отчизны.

Дело было уникальным, и я часто навещал эту стройплощадку. Можно сказать, стал своим человеком в бригаде Ивана Корпусова, выполнявшей основные работы. Мне и раньше приходилось писать о нем, но только на этом объекте узнал, что бригадир - участник Великой Отечественной. И можно понять, как он относился к доверенной задаче. Он возводил не просто памятник, а памятник своим однополчанам, не вернувшимся с той войны. И для его товарищей по бригаде это была не рядовая работа. Непривычно было слышать от рабочих высокие слова, но они звучали. И звучали искренне, от сердца.

Открытие памятника, построенного на народные деньги по проекту знаменитых авторов - скульптора И. Бродского и архитектора И. Покровского, состоялось 19 октября 1974 года - в канун 30-й годовщины разгрома гитлеровцев в Заполярье. Рядом с ним - бетонный холм в виде склоненных знамен. Здесь замурованы капсулы с землей, взятой в долине Славы, и с водой, доставленной с места гибели сторожевого корабля «Туман», повторившего подвиг «Варяга».

Иван Корпусов говорил мне, что к этому монументу всегда будут приходить люди - сыновья, внуки и правнуки героев, чтобы вспомнить тех, кто погиб, защищая Родину, помечтать о мирном будущем. Так оно и произошло. Народные шествия к мемориалу Защитников Советского Заполярья стали традиционными. Мне особенно запомнилось то, которое состоялось через полгода - 8 мая 1975-го. Именно тогда у подножия Алеши зажгли Вечный огонь и захоронили останки Неизвестного солдата.

Тот день выдался на редкость теплым и солнечным. Тысячи горожан с венками, живыми цветами, транспарантами вышли на проспект Ленина. Еще больше людей стояло на тротуарах, приветствуя участников шествия.

Мне и заместителю редактора «Полярной правды» Евгению Бройдо предстояло подготовить в номер репортаж о событии. Перед началом шествия мы зашли в облисполком, где размещался штаб мероприятия. Там организаторы как раз докладывали председателю облисполкома Алексею Зазулину, всю войну, кстати, прослужившему на Северном флоте, о выполнении данных им поручений. Все шло хорошо, но вдруг выяснилось, что в составе почетного караула нет представителя молодежи. А это было, так сказать нормой: непременно обозначить связь поколений… (Кстати, замечу, сама эта связь - реальная - крайне необходима, чтобы народ ощущал себя единым целым.)

Зазулин потребовал немедленно найти подходящую кандидатуру.

- А чего искать - вот же есть такой человек, - сказал председатель облсовпрофа Василий Грищенков. И указал… на меня: - Молодой, орденоносец, и в армии послужил!

Так неожиданно я из репортера, то есть свидетеля события, превратился в участника. И через короткое время оказался вместе с полными кавалерами ордена Славы И. Зайцевым и А. Кузнецовым в бронетранспортере, который на прицепленном орудийном лафете вез гроб. От них и узнал, что останки солдата нашли неподалеку от дороги на Печенгу. Перед теми, кто занимался этим делом, стояла непростая задача. Во-первых, следовало точно знать, что останки принадлежат именно нашему солдату. То есть найти какие-то свидетельства, прямо говорившие об этом. И в то же время свидетельства не должны были указывать на конкретного человека. Ведь в ином случае надо было – иного и не мыслилось - оповестить родственников о месте захоронения воина… Уцелевшие обрывки снаряжения и лежавшая рядом проржавевшая отечественная винтовка с нечитаемым номером позволили опознать, что погибший был красноармейцем. Но и только. Он остался Неизвестным.

Десять лет у памятника Шестой героической батарее горел Вечный огонь. И вот настала минута переместить его пламя к новому мемориалу. В 12 часов 15 минут к пушке подошли бронетранспортеры. На прицепе головного - орудийный лафет с останками Неизвестного солдата. Офицер В. Лысков зажег от Вечного огня факел и сел в машину. Нашу маленькую колонну, которая медленно тронулась на север, сопровождал почетный эскорт пехотинцев и моряков-североморцев. Следом шли автобусы с фронтовиками, провожавшими в последний путь своего безымянного товарища по оружию.

Возле памятника Герою Анатолию Бредову машины остановились. Как будто встретились на военной дороге старые знакомые, обменялись рукопожатиями и снова - вперед.

А у памятника на Зеленом мысу уже ждали кортеж. Боевые машины прошли сквозь строй мурманчан, пришедших сюда, чтобы выразить свою благодарность фронтовикам. Молодые воины сняли гроб с останками Неизвестного солдата и на руках отнесли к месту последнего покоя. Прозвучали залпы салюта из автоматов. Гроб опустили в могилу. В скорбном молчании ветераны войны бросили в нее по горсти родной земли, за которою пал их безымянный товарищ.

Через несколько минут церемония продолжилась. Офицер Лысков в сопровождении все того же почетного караула доставил факел с Вечным огнем и передал его первому секретарю обкома КПСС Владимиру Птицыну. У которого было не только формальное право фактического руководителя области зажечь Вечный огонь на новом месте: он сам вернулся с фронта с тяжелым ранением. И пламя вспыхнуло рядом с могилой Неизвестного солдата.

Потом был митинг. На нем выступали ветераны, военнослужащие, руководители области и города. Их слова остались в «Полярной правде», опубликовавшей на следующий день большой репортаж об этом событии. Но сегодня я бы добавил к прозвучавшему в тот день вот что.

Мы не знаем, кто лежит у подножия Алеши. И любая семья, не дождавшаяся кого-то с войны, может считать его своим. Но по большому счету… По большому счету в этой могиле лежит родной человек каждого из нас.

Василий БЕЛОУСОВ, почетный гражданин Мурманской области.

Опубликовано: Мурманский вестник от 08.05.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,681276,073779,580974,2346
Афиша недели
Тени незабытых предков
Гороскоп на сегодня