16.06.2012 / Общество

Детский плач за тонкой стенкой

Пожалуй, только медики знают в полной мере, как часто за определением «бытовая травма» прячется обыкновенное насилие взрослых над детьми. Родители распоясываются, чувствуя свою безнаказанность. А ребенок до трех лет вообще не может толком рассказать, что с ним произошло. Происходит же порой страшное.

Деньги кончились, ребенок остался

Как-то раз хмурым осенним утром Оксана* вышла из своей комнаты на кухню. Пожилая соседка по общежитию Надежда, ставя чайник на плиту, оглянулась:

- Ну как твоя Юлька? Что-то плакала опять полночи.

- Убью я ее когда-нибудь, - задумчиво ответила 20-летняя мать. - Всего месяц от роду, а уже надоела - сил нет. Ни телек посмотреть, ни гостей позвать. Достала. Охота прямо башкой об стенку стукнуть.

- Ксюха, да ты в своем ли уме?! - ахнула соседка.

Юная мама глянула на нее и улыбнулась безмятежно:

- Шучу!

Она вернулась в свою комнату и посмотрела на детскую кроватку. Крошечная Юля таращила на нее свои серые, как у мамы, глазищи. «У-у, вылупилась», - с раздражением сказала мать и походя пнула кроватку.

Черт ее дернул пойти тогда под Новый год на дискотеку с подружками. Нет, погуляли хорошо, конечно - познакомились с ребятами из Краснодарского края (те на заработки в Мурманск приехали). Поплясали, классно накидались, мешая водку с пивом, портвейном, джин-тоником и еще с чем придется. Да так хорошо, что наутро Оксана проснулась в постели с незнакомым парнем. Хотела спросить, как его зовут, да как-то неловко было после такой развеселой ночки. Он-то и стал папашей Юльки, о чем, конечно, понятия не имеет. Тем более что у той новогодней встречи продолжения не было, прикольного кубанского пацана Оксана больше не встречала.

Девочку, которая родилась у нее в сентябре, она решила оставить в роддоме. Написала отказ от ребенка, все - честь-честью. И вернулась в свое общежитие. Несколько дней провела, как вольная птица. Но явились к ней тетеньки из соцзащиты, принялись уговаривать забрать ребенка, обещали помощь от какого-то центра семьи. Решающим аргументом стали деньги, которых в то время у Оксаны не водилось. «Ты же сразу единовременное пособие получишь! - сулили ей. - Больше десяти тысяч рублей!»

Сумма показалась огромной. И Оксана девочку из роддома забрала. Но… деньги быстро кончились, а ребенок остался. И поминутно требовал внимания к себе, бессонных ночей, молочных смесей (грудью кормить молодая мать малышку не стала) и многого другого.

Когда она начала бить младенца, соседи это услышали сразу же. Стенки в общежитии тонкие, любой звук слышен, словно ты в комнате находишься. «Мы с мужем часто слышали и днем, и ночью шлепки по телу ребенка, а также удары, как будто в комнате Оксаны что-то падало на пол, и громкие крики девочки, - сказала на суде в свидетельских показаниях Надежда. - Но замечаний соседке не делали, не хотели на грубость нарываться. Она злоупотребляла спиртным, часто запирала ребенка одного. А когда девочке был месяц, к ней вызвали «скорую», она сломала ногу…»

Как месячный ребенок, который не только ползать, но даже на животик еще поворачиваться не может, способен выскочить из кроватки, по рассказам матери, и сломать ногу - удалось выяснить следователю. Как-то раз Юля раскричалась, когда мать села смотреть завлекательный сериал про чужие страсти. Когда кроха окончательно разозлила родительницу, та отвесила ей пару тумаков. Но ребенок только захлебнулся новым взрывом плача. Тогда двадцатилетняя женщина схватила дочку за лодыжку и крутанула ее в воздухе.

А соседи помалкивали

С переломом бедра малышку доставили в больницу. Откуда такая странная травма, мамаша объяснить не могла, сказала просто - выпала из коляски. Но если месячный малыш выпадает, объясняли ей врачи, то приземляется на голову - она у него самая тяжелая часть тела. Мамочка слушать аргументы не желала, как не захотела и остаться на стационарном лечении в больнице. Забрала ребенка с загипсованной ножкой и уехала к себе в общежитие. И никто из докторов, вот что удивительно, не забил тогда тревогу. Хотя и сообщили, куда положено.

Но ведь разве они одиноки в своей запредельной какой-то, жуткой даже, деликатности? Пожилые соседи, слушавшие ежесуточно душераздирающий плач малютки, комендант общежития, остальные окружающие - они ведь тоже помалкивали.

Спустя какое-то время девочку навестила участковый педиатр. Увидела синяки на младенческой коже, нахмурилась: что это?

- Упала, - привычно ответила родительница.

«Я тогда подумала, что мать бьет ребенка, - сказала доктор следователю, - но она отказывалась, сказала, что случайно задела телом девочки за угол кровати. И хотя у девочки было все, что надо: кроватка, коляска, ванночка, пеленки, было видно, что отношение к ней у матери странное. Когда малышка заплакала, мать призналась, что в такие моменты готова выкинуть ее в окно. И добавила: плачет дочка оттого, что хочет, чтобы ее пожалели. А так как сама мамаша выросла в детдоме и ее никто не жалел, то и она своего ребенка жалеть не собирается».

Лично я, ознакомившись с этими показаниями, почувствовала какой-то животный, нерассуждающий ужас. Как будто бы, неведомым образом расставшись с цивилизацией, очутилась в глухом, дремучем лесу. Среди диких зверей. И нет мне пощады ни от кого из них, поскольку они - не люди и ничем, кроме как инстинктами, не руководствуются. Сразу вспомнилось прочитанное бог весть когда руководство для туристов, путешествующих в джунглях. Особо там выделялось: если вам доведется встретиться с диким зверем, к примеру, крупной обезьяной, ни в коем случае не смотрите примату пристально в глаза. Иначе он расценит это как угрозу, впадет в бешенство и бросится на вас.

К прискорбию, крошечная Юля даже повернуться самостоятельно не могла, чтобы отвести глаза от ненавидящего взгляда своей родительницы. А в немотивированную агрессию та впадала нередко. Часто пьющая Оксана даже специалистам, которые проводили психолого-психиатрическую экспертизу, призналась, что нередко на нее находит внезапное желание ломать, крушить все вокруг, бить того, кто раздражает чем-то. Она дралась в детстве со сверстниками, убегала из детского дома, куда попала после того, как умерли ее родители - хронические алкоголики. Да и соседи, и врач не хотели с ней связываться.

И все же я не понимаю, что еще надо было сотворить над ребенком, чтобы окружающие догадались наконец-то, что малышку надо спасать? Забирать от горе-мамаши и как можно скорее.

Но не забрали.

В чужую семью не лезь!

Юля не дожила до своих трех месяцев несколько дней. Когда читаешь в материалах уголовного дела сухой перечень травм, которые мать нанесла своей дочери, мороз по коже пробирает: закрытая черепно-мозговая травма, кровоизлияния в мягкие ткани теменной области, перелом правой теменной кости. А еще - кровоподтеки на левой половине живота, на наружной поверхности левого бедра, ссадины на правой щеке…Оксана объясняла причину смерти дочери просто: якобы она купала дочь и намыленными руками понесла ее от ванночки к кроватке и уронила. (С какой стати - намыленными?) Но потом, когда ей надоело отпираться, честно рассказала: пока она ночью смотрела телевизор, дочь настолько надоела ей своим плачем, что она несколько раз пыталась утихомирить ребенка - не покачиваниями, нет - тычками кулака в живот и по телу. А потом, когда окончательно впала в ярость, схватила малышку за плечи и несколько раз ударила ее головой о деревянный угол спинки кровати. Девочка захрипела и умерла.

Кстати, в ту ночь соседи также смотрели ту же телепрограмму. И слышали, как несколько раз глухо раздались удары, как будто что-то бросали об пол. И детский плач слышали, он им тоже мешал, как Оксане. Но, наверное, не так сильно - плач ведь раздавался за стенкой.

И хилая ведь совсем, в драненьких обоях была та стена, а словно бетонная твердь - не прошибить.

А самое интересное в этой ситуации, что все было сделано вроде как по правилам. Когда несчастную кроху принесли из роддома в общежитие, ее исправно навещал врач-педиатр. Когда Оксана сломала ей ножку, горе-мамашу вызвали на заседание административной комиссии, куда она, правда, не явилась. И продолжала истязать ребенка практически безнаказанно.

...Суд вынес приговор - три с половиной года лишения свободы. Когда Оксана выйдет, ей будет 23. Ох, она еще много детишек нарожать сможет. Ведь их не стерилизуют и не сажают пожизненно или хотя бы на такой срок, чтобы, выйдя в старости, они уже потеряли репродуктивную способность и не могли плодить новых несчастных своих жертв. Разве она одна - такая? Сколько младенцев по помойкам нынче находят? И какое возмущение поднялось по поводу внедрения в нашу жизнь бэби-боксов. Дескать, как-то аморально это, негуманно. Как будто убивать детей гуманнее.

Она выйдет на свободу и даже не будет считать, что в чем-то виновата. Ну, подумаешь, не совладала с собственным дурным нравом и под горячую руку пришибла насмерть дочку Юлечку.

А в чем виновата девочка Юля, погибшая младше трех месяцев от роду? Разве что лишь тем, что в силу своего крошечного возраста не знала простого правила - не смотри в глаза дикому зверю. Даже если его называют твоей мамой.

Услышав детский плач за стенкой, вы побежите немедленно звонить в полицию? Нет? Вот то-то и оно. Менталитет у нас такой: в семью чужую не лезь - сами разберутся.

Пару лет назад мой знакомый с семьей поехал отдыхать в Англию. Выходя из магазина игрушек, его пятилетний малыш закапризничал. Чтобы привести пацана в чувство, папа его легонько шлепнул.

В ту же минуту рядом возник полисмен и, сделав отцу внушение за неподобающее поведение с ребенком, сурово предупредил:

- Хоть вы и из России, но в случае повторения подобного будете препровождены в полицию. У нас за такое ребенка могут на время изъять из семьи.

Невозможно представить у нас такую картину. А жаль.

* Все имена изменены.

Нина АНТОНЯН.

Опубликовано: Мурманский вестник от 16.06.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,009878,361382,198475,5219
Афиша недели
«Лимита» широкоэкранная
Гороскоп на сегодня