20.07.2012 / Общество

Говорим по-русски

Языковые суеверия

Врачи и судьи, редакторы и корректоры, летчики и пожарные, моряки и люди других профессий порой говорят на языке, который не сразу­то и поймешь, а поймешь, так в жизни этакое слово или выражение не выговоришь или не употребишь в трезвом состоянии. Почему они так говорят, почему коверкают язык, какое у них на это особое право имеется?

Многие, да, пожалуй, все слышали о таком явлении, как профессиональный жаргонизм. Мало того, даже представляем, что в полиции скажут возбУждено уголовное дело, а моряк произнесет компАс. Это обычные примеры, которые приходят в голову, но почему подобный сленг, слова, не соответствующие литературной норме, приживаются?

Выразить принадлежность к определенной, относительно автономной, социальной группе с помощью речи очень легко. Этим и пользуются представители практически всех профессий, слоев общества, чтобы определить свою самобытность, образованность или отстраненность, специфичность или уникальность. Это своеобразная языковая мода, очерчивающая круг лиц, принадлежащих к «своим». У корректора это тот, кто произносит, к примеру, восклик (а не долгое - восклицательный знак), у журналиста - фактоид и инфа, у представителя фидонет-культуры это их андедовка и прочие сетевые словечки. Манагер сам себя так не назовет, а вот его руководитель в узком кругу да за рюмочкой чая обязательно скажет: «мои манагеры зарабатывают…» или «хороший манагер приносит компании…» и так далее. Конечно, вы поняли, что речь идет о менеджере, а произошло такое слово от русского прочтения английского manager.

В общем, много интересного, нового и не очень происходит в языке, в частности, в жизни жаргонов, но вот что примечательно: иногда профессиональный сленг настолько внедряется в наши головы, что начинает приживаться в «общем» языке и функционировать практически без оговорок, ссылок, без памяти о том, откуда оно и кому изначально принадлежало.

Вы не замечали, что в последнее время стали употреблять не последний рейс, а крайний? Крайний техремонт? Понятно, что крайним может быть дом в деревне, а вот перечисленное - последним. Здесь налицо боязнь перед словом. Все, что связано с техническими средствами, с техникой, которая имеет свойство выходить из строя и приносить много страданий людям, все это становится табуированной темой. Пилоты не фотографируются перед вылетом, спортсмены не бреются перед матчем… и никто из них не говорит слово «последний», потому что теперь оно четко ассоциируется со смертью. Никто не возьмет на себя ответственность за сказанное слово, слово-страх. Ведь вспомним, последний вздох и провожать в последний путь - это о чем? Есть еще последняя воля. В общем, так оно и получилось, что литературно неправильная форма все активнее в обиходном языке, все более вытесняет правильное употребление.

Все это приводит к формированию языкового суеверия, и прежде чем употребить определенное слово, возникает мысль о последствиях: а вдруг что-то случится или чтоб не сглазить. И тут начинается придумывание нелепых слов, «окольных» выражений и неправильных форм употребления. А так как люди у нас по большей части суеверные, то та или иная очередная такая «затея» приживается, становится нормой, а лингвисты потом изучают подобные явления.

Можно говорить о том, что это глупости, а суеверие - грех, но тем не менее факт остается фактом. Многое въедается так, что не выдрать. И вот вроде бы уже истоки знаешь и логику всю выстроил, а все равно в подходящий момент употребляешь то, что вбито суеверием. Например, я с детства помню одно лингвистическое суеверие. Когда собиралась на колонку (или на колодец) набрать воды, то всегда говорила: «Пойду за водой схожу» или «За водой пошла», ну и прочие вариации. Тетя, абсолютно меняясь в лице, в ту же секунду поправляла меня: «Не «за» водой, а «по» воду». На закономерный вопрос почему, ответом было «так не говорят, не воротишься». То есть пойдешь за водой, так она тебя и уведет… Что за несусветная чушь? Но помню: строгость тона и серьезность тетушкиного лица возымели действие, и несколько лет потом я говорила исключительно «по воду». Хотя, конечно, вариант ходить за водой стилистически нейтрален, вариант по воду уместен в народно-поэтической речи или вообще удел бабушек и тетушек…

Вот такие они, эти суеверия в языке.

Ольга ИВАНОВА.

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.07.2012

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,824477,383280,901174,8890
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня