17.08.2012 / Общество

Остановка по требованию... небесной канцелярии

О случившемся на днях в Карелии размыве железнодорожных путей, задержавшем в пути многих наших земляков, о том, как ликвидировались его последствия и восстанавливалось движение поездов, «Мурманский вестник» уже рассказывал. Но в основном с точки зрения тех, кто решал возникшую проблему. А сегодня предлагаем вам впечатления человека, находившегося, так сказать, внутри нее. Точнее, внутри вагона.

У всякой беды бывает пустяковое предзнаменование. Не знаю, как у остальных собратьев по несчастью, у меня же оно было следующим. Во-первых… Нет, это во-вторых. «Во-первых» - это когда мне меньше чем за месяц свободно удалось приобрести билет на нижнюю (и не боковую!) полку в плацкартном купе на августовский поезд Новороссийск - Мурманск. Для столь популярного маршрута - везение сказочное. Тут бы и призадуматься - к чему бы это? Но нет, в душе одна радость - впервые за много лет еду не на боковушке и не на верхней полке!

«Во-вторых» случилось сразу после посадки - о моем существовании забыли проводники. Сев на станции Староминская - Тимашевская (билеты перед посадкой проверили не у всех, но я оказался в числе тех, чье присутствие при посадке молоденькая проводница кое-как зафиксировала), я решил в ожидании окончательной проверки немного подкрепиться. Одолел первое - второе - чай, а проводница все не показывалась... Время было довольно преклонное (посадка состоялась в 22.18), и я решил напомнить о своем существовании.

Мое появление привело проводницу (кстати, ту самую, что проверяла у меня билеты на перроне) в состояние искреннего изумления: «У меня пассажиры все сосчитаны - их 17, и всем белье я раздала!»

Я предъявил билет, она тщательно рассмотрела его со всех сторон на предмет возможной подделки и, не найдя ничего противозаконного, выдала-таки подозрительному путнику вожделенный постельный набор.

Пора лечь спать - и тут возникает «в-третьих» - Его Величество Вагон. Судя по всему, ранее он заслуженно трудился в составе какой-то электрички и лишь позднее был переоборудован для дальних пассажирских перевозок. Сделано это было довольно грубо. Так, желоба для спуска оконной шторы были внешние, выдавались над стенкой вагона примерно на полтора-два сантиметра и заканчивались аккурат в том районе, где находился затылок решившего поспать пассажира. Ни дать ни взять модифицированная «рогатка» - средневековое орудие пыток, мешающее человеку заснуть. Половина окон не открывалась совсем - не по извечной причине «закрыто на зиму», а потому что какая-то возможность их открыть исключалась чисто технически. Другие были снабжены небольшой форточкой, позволявшей открыть окно примерно на одну пятую. Вентиляция была соответствующей - в вагоне стояла духота даже в северной Кондопоге. Что уж говорить о более южных районах, где царила тридцатиградусная жара! И все это при том, что примерно половина вагона ехала с детьми.

(Автор не бог весть какой специалист по вагонам, однако версию о происхождении вагона подтвердила проводница: «Сейчас их много переделано».)

Но это оказались только цветочки. Миновали Петрозаводск, до Мурманска осталась какая-то пара десятков часов пути, жизнь стала казаться раем… и тут пошли такие ягодки!

Из купе пулей выскочила одна из проводниц:

- Впереди прошел смерч! Пути разрушены, будем стоять десять часов!!! - провозгласила она на весь вагон.

Смерч? В Карелии? А почему не цунами? Но ответа не было. На все вопросы проводницы отвечали: «Что нам сказали по рации, то мы вам и передали».

Как мы потом узнали, ранее они работали на поездах Северо-Кавказской железной дороги, а на этом маршруте были новичками и могли поверить не то что в смерч, но, наверно, и в извержение вулкана.

Действительно, через некоторое время поезд застрял намертво в Кондопоге. Оттуда уже все стали созваниваться с родными и близкими, предупреждать о задержке и интересоваться - а что, собственно, произошло? Постепенно выяснилось, что никакого смерча не было, а прошел ливень, который размыл железнодорожные пути.

Вообще, самым интригующим было полное отсутствие новостей. О том, что случилось на линии Октябрьской железной дороги, всем приходилось узнавать исключительно окольными путями. Впоследствии выяснилось, что о повреждении путей было известно еще тогда, когда поезд был в Петрозаводске… Но нас об этом никто не оповестил. Более того, проводницы сами время от времени интересовались у пассажиров - что говорят по телевидению, что пишут в Интернете?

Простояв часов шесть, около полуночи поезд наконец двинулся с места - чтобы через три часа остановиться в районе Медвежьей Горы. Пока он ехал, автор решил вздремнуть. И зря. Как оказалось, в этот самый момент он пропустил небольшое извержение вулкана, случившееся на карельской территории. То есть визит в вагон начальника поезда. Тот прибыл в наш вагон примерно через полтора часа после отправления и весьма эмоционально стал требовать от проводниц списки пассажиров. Почему они понадобились после того, как поезд тронулся из Кондопоги, до сих пор непонятно. Если бы в ней самой, до отправления, то можно было бы предположить: то ли для выдачи легендарных сухих пайков, то ли чтобы узнать, все ли пассажиры на месте. Между прочим, о том, что состав вот-вот отправится, заговорили примерно за полчаса. Утром же мы узнали от проводниц: в Кондопоге отстала чуть ли не половина пассажиров поезда…

Кстати, о сухих пайках. То, что пайки уже розданы, нам стало известно из СМИ за день до того, как это случилось. Ну а когда случилось, то выглядело так: в 9 утра - поллитровая бутылка воды на нос, стограммовая баночка паштета - на два носа, упаковка хлеба внарезку - на купе. Через несколько часов - граммов двести-триста полукопченой колбасы на двоих и литр воды. Наконец часа за четыре до прибытия в Мурманск каждому выдали пакет с одним куском хлеба, 100-граммовой банкой паштета, пакетом кофе «3 в 1», концентратом «Чашка супа», пачкой хлебцев и поллитровой бутылкой воды. Почему было не выдать все это аккордно? А так подобная «раздача слонов» вызывала у пассажиров невеселую иронию - в лучшем случае.

Впрочем, увлекшись хлебом насущным, я в своем рассказе нечаянно забежал вперед. Итак, около одиннадцати стоявший в Медвежьей Горе поезд наконец тронулся. К счастью, не в психиатрическом смысле. Хотя к этому, пожалуй, дело шло - дети плакали: «Когда мы приедем в Мурманск?», родители кипели от злости (по какому-то телеканалу сообщили, что всех пассажиров развезли авто- и авиатранспортом), а поездная бригада ничего не могла нам сказать. За окном мелькают березки, мы едем - но куда? Ходят слухи, что к Сегеже.

Решил поинтересоваться у проводницы и на вопрос получил вопрос:

- А откуда вы знаете, что мы едем к Сегеже?

- Слухом земля полнится.

- Ну, вы, пассажиры, знаете о том, куда мы поедем, больше, чем мы.

Между прочим, так и оказалось. 12.20 - действительно, Сегежа.

Остановки были сокращены до минимума, но везде, завидев оранжевые куртки работников МЧС, мы старались у них узнать, что нас ждет дальше. Они говорили: всё - пути отремонтированы. И через некоторое время поезд вступил в полосу потопа. Во всяком случае, такого количества воды в Карелии, да еще в полосе отчуждения, мне видеть не приходилось - залито все было метров на 15-20 от путей.

В 2.41 с двенадцатичасовым опозданием, но поезд все же прибыл в Мурманск. И здесь очень кстати оказался работающий общественный транспорт. Не знаю, правда, как добирались домой те, кто живут, например, в Североморске, но тогда, честно говоря, это меня не волновало - сытый голодного не разумеет. Там же, пообщавшись с пассажирами других поездов (мы были не одиноки), узнал, что нам еще повезло - стояли «в цивилизации». А кого-то на 19 часов запихнули в отстой, где было решительно невозможно хоть что-то купить...

Ну да ладно, дело уже прошлое. Как говорится, проехали. В прямом и переносном смыслах.

Алексей ГУЛЯНИН.

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.08.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня