21.08.2012 / Общество

В споре с непогодой и беспамятством

Фото из архива Центра патриотического и гражданского воспитания молодежи.

«Путник, остановись!» - призывает надпись на скромном обелиске у самой дороги в верховьях ручья Корабельного. Памятник поставили не так давно. На табличке высечено: «614-я отдельная штрафная рота СОР Северного флота. 1942–1944 гг.»

Такой обелиск на полуострове Среднем появился впервые. Штрафная рота сражалась с горными егерями отчаянно, многие из нее сложили свои головы за Отечество. Как и морские пехотинцы, пулеметчики, разведчики, артиллеристы, саперы… Но о штрафниках ранее не принято было вспоминать. Как будто их и не было на кровавых полях войны.

Еще несколько десятилетий назад Владимир Высоцкий, детство которого пришлось на военные годы, написал песню о штрафниках, советуя фашистам: «Вы лучше лес рубите на гробы - в прорыв идут штрафные батальоны». Хотя штрафники имели совсем мизерные шансы выжить, о чем поэт тоже сказал честно: «И если не поймаешь в грудь свинец, медаль на грудь поймаешь «За отвагу».

- Я выступал перед ветеранами войны и рассказал им о памятнике штрафной роте на полуострове Среднем, - вспоминает председатель совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск Мурманской области Владимир Котов, который каждый год бывает на Рыбачьем и Среднем. - Они в это не могли поверить, мол, нигде в России не встречали такого памятника.

Он уже есть. А если проехать глинистой, бывшей фронтовой, дорогой еще дальше, несколько километров вглубь тундры, на взгорье встретится большое воинское захоронение. Оно долго оставалось заброшенным в этих пустынных местах. Лишь старая деревянная пирамидка указывала на то, что здесь находится братское кладбище. Именно в этом месте, как выяснилось после долгих поисков, покоятся останки морских пехотинцев из 254-й бригады и штрафников.

Нынешним летом восстанавливать захоронение приехали мурманчане и нарьянмарцы, чьи родные сражались у нас, в Кольском Заполярье. Надгробьями погибшим служили плоские куски плитняка с нарисованными краской звездами. Это все, что успели сделать прежде школьники. Как обычно, не хватало средств и сил.

Группе предстояла тяжелая физическая работа. Вкапывать и укреплять основания красных пирамид, перетаскивать горы земли и камня. Даже воду для цементного раствора приходилось носить издалека, спускаясь в долину к озерку. Погода просто испытывала нас. Дождь если и прекращался, то ненадолго, а с вершин пологих сопок, плотно обложенных тучами, тут же надвигалась новая стена дождя. Все ежедневно с надеждой поглядывали на небо: авось прояснится. Ребята укрывали уже зацементированные постаменты пленкой от непогоды. Все таскали плитняк, неисчислимое количество ведер с землей, чтобы выровнять могилы. Объем работ оказался большой. Успеть бы! Но нас уже ждало новое испытание.

Усилился северный ветер, и сопки начал застилать туман. Пологие склоны горной тундры полностью растворились в белесой мороси. В размытом пространстве едва проглядывала глинистая дорога. Загудел ветер, а потом из разверзшихся небес хлынул ливень. Погода ухудшалась и ухудшалась. Из большой армейской палатки-кухни все по очереди вычерпывали воду. Палатка скрипела, тряслась, но не сдавалась ветру. В тот день после работы наши ребята рискнули прогуляться в Озерко, где в заброшенном поселке проводили страйкбольные бои. От нефтяников узнали о штормовом предупреждении и поспешили обратно. Мобильной связи не было, она прервалась еще в Титовке.

Ураганный ветер легко, как спички, сломал крепления нескольких палаток. Пришлось срочно снимать лагерь. Вокруг бушевал ветер, а круговерть дождя с туманом напоминала февральскую вьюгу. Пока разбирали палатки, промокли до нитки. Детей укутали спальниками. Осталась лишь одна целая палатка, сравнительно сухая. Грелись и спали в ней по очереди. Шторм и не думал утихать. Поддерживал чай, согретый на крохотной газовой горелке. Возникшая ситуация требовала решительных действий.

Двое парней - Алексей Цымбал из Мурманска и Павел Михеев из Нарьян-Мара - облачились в плащ-палатки и отравились за помощью. Всего десять километров, но при сбивавшем с ног ветре путь оказался нелегок. Нефтяники прислали за нами «Урал». Водитель покачал головой: «Угораздило же вас на верхотуре разбить лагерь!» Объяснять, что иначе до захоронения ходить слишком далеко, было некогда. Обрушенные ветром палатки прижали камнями к земле, там и оставили. Осталась в тундре и наша выносливая кухня. Погрузились быстро. Теплые вагончики нефтяников после урагана нам, промокшим до нитки, показались раем. В бухте Озерко было гораздо спокойнее. Наконец сквозь разорванные тучи проглянуло солнце.

Вернулись на прежнее место. Снова разбили лагерь. Часть группы по разным обстоятельствам уехала раньше. Но работу предстояло завершить в срок. Когда не хватало плитняка нужных размеров, разбивали каменные плиты ломом. На Среднем преобладают сланцевые породы камней и известняки. Наиболее тяжелую работу выполняли Анатолий Удовихин, Алексей Цымбал и Павел Михеев, цементировавшие основания памятников. Самым юным в этом походе оказался Владик Малейко, которому едва минуло одиннадцать лет.

По соседству с захоронением постоянно подавала голос росомаха. Она и возле лагеря кружила много дней в надежде подкормиться.

Несколько раз в рабочее время собиралась гроза, грохотал гром, приходилось бросать все и торопиться в лагерь. Но гроза проходила стороной и проливалась дождем где-то над губой Моткой. И мы возвращались обратно. Пирамидки устанавливали в ряд по званию погибших. Старший лейтенант… старшина… краснофлотец. Руководитель группы Юлия Бабич обновляла краской фамилии погибших, Галина Мокина из Мурманска и Анна Воронцова из Нарьян-Мара благоустраивали могилы. Приехавшему директору Центра патриотического и гражданского воспитания молодежи Михаилу Орешете напомнили: «Нужно побольше краски!»

Место захоронения преображалось на глазах и приобрело наконец цивилизованный облик. Последний рабочий день закончился поздно. А утром на сияющем свежей краской памятнике появились живые гвоздики. Ребята сначала удивились - откуда они взялись в тундре? Потом вспомнили о путешественниках из Ярославля, которые на джипе колесили по местам боев и сделали короткую остановку у нашего лагеря.

Молодцы все-таки ребята! Сумели победить обстоятельства и выполнить свою задачу в сложнейших погодных условиях. Иначе и нельзя. Ведь они ходили дорогами Памяти. Поэтому даже экстремальная ситуация не смогла сорвать работу, которая была завершена к приезду экспедиции «Фронтовыми дорогами Рыбачьего». Группа свернула лагерь и с чувством исполненного долга присоединилась к участникам слета, как и многочисленные поисковые отряды области, полевые лагеря школьников, работавшие в это время на Рыбачьем и Среднем.

Фото:
Фото из архива Центра патриотического и гражданского воспитания молодежи.
Фото:
Фото из архива Центра патриотического и гражданского воспитания молодежи.
Виктория НЕКРАСОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.08.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,723875,569280,000773,2707
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня