17.11.2012 / Общество

Тех, кто уцелел, - найти!

Послесловие к трагедии конвоя PQ-17

Знаменитым - печально знаменитым - конвой PQ-17 сделали масштабы трагедии, разыгравшейся в арктических водах. Подобного не случалось ни до, ни после: германские подводные лодки и авиация за один июльский день 42-го года потопили 22 из 35 транспортов конвоя, которые везли столь необходимые для нашей страны грузы, а также два вспомогательных судна.

Уцелевшие корабли разбежались по Арктике. Потеря их могла еще более осложнить тяжелую ситуацию на многих участках фронта, в том числе под Москвой и Ленинградом, для защитников которых как раз и предназначалась значительная часть груза этого конвоя. Надо было во что бы то ни стало разыскать пропавшие транспорты и провести в Мурманск и Архангельск. Их поиск командование Северного флота поручило летчикам полярной авиации.

О том, как спасали уцелевшие корабли конвоя, мне рассказал участник этой необычно трудной, но полузабытой операции Валентин Иванович Аккуратов.

Судьба свела меня с ним в 1977 году, когда по каким-то делам он оказался в Мурманске. Знаменитый полярный летчик, участвовавший во многих рискованных арктических операциях, в том числе и в высадке на льдину у Северного полюса первой советской дрейфующей научной станции, в тот день был чем-то расстроен и явно не расположен к длительной беседе с незнакомым журналистом. Пришлось сказать ему, что на встречу с ним меня вывела его дочь Татьяна, вместе с которой работаю в ТАСС.

- Ну, тогда включайте диктофон, - сказал Валентин Иванович.

Его рассказ, полагаю, интересен и сегодня.

«В конвой под командованием английских адмиралов Тови и Гамильтона помимо транспортных судов входили авианосец, два линкора, шесть крейсеров, одиннадцать эсминцев и несколько сторожевых кораблей, - начал свой рассказ Валентин Иванович. - Целый флот! И эта боевая армада почему-то бросила транспортные суда на самом опасном участке - в районе острова Медвежий - и ушла на запад. Естественно, этим незамедлительно воспользовались немецкие подводные лодки и авиация. Но куда ушли уцелевшие суда? Где их искать? Этого не знал никто: с ними даже радиосвязи не было.

- Молчат третьи сутки, - сообщил нам представитель Государственного комитета обороны на Севере Иван Дмитриевич Папанин, от которого мы получали задание на разведку. - Думаю, надо искать их у берегов Новой Земли. Только вы, браточки, осторожнее там. Вам одинаково будут опасны и немецкие самолеты, и обнаруженные корабли союзников. Последние могут принять вас за противника и подбить из зениток.

И вот мы уже идем бреющим полетом в сторону Баренцева моря. Далеко позади осталась земля, а под нами - бесконечная морская рябь. В бинокль разглядел на ней небольшую парусно-моторную шхуну.

- Похоже на гидрографический бот типа «Темп», - говорю командиру экипажа Юрию Орлову.

Взяв управление самолетом на себя, передаю ему бинокль. Юра внимательно осматривает корабль и с облегчением отвечает:

- Точно! Отчаянный кораблик!

Куда же черт несет его? Ведь в этом районе барражируют фрицы.

Хотелось поприветствовать отважных моряков-североморцев, но - нельзя. Можем напугать их, а себя дешифровать.

Мысленно прикидываю, где же искать разбежавшиеся корабли конвоя. Скорее всего, они бросились на север, к Новой Земле, как предполагал и Папанин. Там много укромных заливов, контролируемых Северным флотом. Сообщаю об этом командиру. Тот соглашается со мной.

Берем курс к проливу Маточкин Шар. В изумрудно-светлой воде одной из бухт замечаем большие радужные пятна. Такие следы оставляет только подводная лодка. Возможно, это фашистская субмарина затаилась на глубине и выслеживает наши корабли. В короткой шифровке передаем координаты на базу, которая непрерывно следит за нами, и продолжаем поиск.

За скалистой грядой, отделяющей Маточкин Шар от губы Матюшиха, неожиданно выходим на группу кораблей. Под крутым берегом стоят девять голубовато-серых судов.

- Пускай зеленую ракету, а то откроют по нам огонь, приняв за фрицев, - говорит командир.

- Поздно! - отвечаю. - Там уже боевая тревога. А их сигнал «Я свой» нам не известен.

С малой высоты было отчетливо видно, как на боевых кораблях и на пароходах типа «Либерти» засуетились команды. На одном из бортов явно готовили к взлету катапультный истребитель. Следы пулеметных очередей, протянувшихся от них в нашу сторону, свидетельствовали о том, что нас приняли за врагов. И это заставило нас уйти в сторону. В бинокль успели прочитать название одного из кораблей - «Ла Малоне». Такое название, как нам сообщили перед вылетом, носил один из сопровождавших караван сторожевиков. Это окончательно рассеяло наши сомнения в определении принадлежности обнаруженной в укрытии армады. Можно было возвращаться на базу.

После нашего доклада штабу флота удалось в тот же день связаться с этой эскадрой. В сопровождении двух североморских эсминцев вся эта группа кораблей с ценнейшим грузом благополучно прибыла в Архангельск.

Закончив эту операцию, мы, а также экипажи Героя Советского Союза Ильи Мазурука и других летчиков полярной авиации, продолжали выполнять задания командования в Баренцевом море. Кстати, вместе с Мазуруком перед войной мне довелось участвовать в высадке на льдину первой советской полярной научной дрейфующей станции во главе с Иваном Папаниным и в спасении челюскинцев.

Дружба с ним еще более окрепла в годы войны, хотя встречаться нам тогда приходилось нечасто.

За пару дней до нашего вылета и он вел поиски разбежавшихся кораблей того конвоя. У Новой Земли ему удалось обнаружить судно, на мачте которого был вывешен сигнал бедствия. Выбрав место поспокойнее, Мазурук посадил свой самолет на воду между берегом и кораблем. Подрулив поближе, он увидел столпившихся у воды людей. Оказалось, это экипаж транспортного судна «Уинстон Сэйлем», судьба которого не была известна ни союзникам, ни командованию Северного флота.

Как пояснил потом капитан судна мистер Ловгрэм, ему удалось, воспользовавшись плохой видимостью в районе трагедии, увести свой теплоход на север. Он сознательно посадил его здесь на мель, полагая, что вывешенный на мачте сигнал бедствия упасет его от атаки немецких подводных лодок. О том, чтобы продолжить плавание и доставить груз по назначению, даже не думал. Говорил, что в Англии и Америке достаточно судов, а это хорошо застраховано, так что компания-владелец ничего не потеряет, если оно погибнет.

Не все члены экипажа «Уинстона Сэйлема» разделяли мнение капитана. Большинство из них вопреки его указаниям предприняли попытку снять теплоход с мели. Это удалось осуществить с помощью вызванных Мазуруком советских буксиров. Ценный военный груз был доставлен в порт назначения.

- К сожалению, не все полеты заканчивались благополучно, - с грустью поведал Валентин Иванович. - В небе над Арктикой часто дежурили немецкие истребители и самолеты-разведчики. Нашим гидросамолетам сложно было им противостоять. В тот год при выполнении заданий командования погибли мои боевые товарищи, прекрасные полярные летчики Антюшев, Михельсон, Черепков, Федор Петров. И почти все - у берегов Новой Земли.

Немцы разрушили полярную станцию Малые Кармакулы, где обычно, совершив промежуточную посадку, мы дозаправляли горючим свои самолеты. И там были потери. В том числе и двух наших самолетов, которые гитлеровская подводная лодка застала в бухте у этой станции. Чудом спаслись тогда несколько полярников и ночевавшие у них наши прославленные пилоты Илья Мазурук, Матвей Козлов, Глеб Косухин. Их, успевших укрыться в сопках, потом разыскал экипаж Николая Сыроквашина и вывез на материк.

Позже мы узнали, что нападение на Малые Кармакулы совершила подводная лодка из «волчьей стаи» адмирала Редера, которая топила корабли из конвоев союзников. Где-то поблизости от нашей станции еще в Первую мировую войну у немцев, оказывается, была организована зарядная база подводных лодок. Ею они воспользовались и в годы новой войны. Обидно, что узнали об этом мы слишком поздно».

На этом магнитофонная запись закончилась. С Валентином Ивановичем встретиться мне больше не довелось. Судьба отмерила ему 83 года, в январе исполнится 20 лет со дня его кончины. Богатый архив полярного летчика достался младшему сыну, но доступа к нему пока нет.

Фото:
Э. Пусэп поздравляет В. Аккуратова с успешным выполнением боевого задания.
Фото:
Валентин Аккуратов в годы войны.
Василий БЕЛОУСОВ, член Союза журналистов

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.11.2012

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,523876,092679,647873,8708
Афиша недели
Тени незабытых предков
Гороскоп на сегодня