08.12.2012 / Общество

Другая сторона России

Когда в Мурманске полночь - на далеком берегу пролива Лаперуза уже семь утра. Можно назвать Сахалин концом света, самым глухим углом России. А можно - началом великой страны. Тут восходит солнце. Отсюда до Японии рукой подать. И Америка рядышком - всего-то Тихий океан разделяет ее с одним из самых дальних и загадочных регионов России.

В снеговерти

Сахалинская область - единственная в нашей стране полностью расположенная на островах. Сахалин, Монерон, Тюлений и еще более полусотни больших и малых островков Курильской гряды вытянулись от Камчатки до Японии.

Население - чуть больше полумиллиона человек, из них 180 тысяч в Южно-Сахалинске - столице острова. Город раскинулся в просторной долине. Внешне мало чем отличается от тысяч других российских городов. Улицы, проспекты, кварталы. Типовые хрущевки, сталинки. Вот только домов выше пяти этажей здесь мало. Причина проста: Сахалин - сейсмически опасная зона.

Климат похож на наш, мурманский. У нас теплый Гольфстрим и холодное дыхание Арктики, у них ледяное Охотское море и теплое Японское. Синоптики говорят, что времена года тут отстают на три недели: самый теплый летний месяц - сентябрь, самый холодный - февраль.

В конце сентября жители Южного Сахалина купаются в теплом Анивском заливе. Но в июне может запросто пойти снег. Прямо как у нас на Кольском. На севере острова голая тундра - чистая Териберка, а на юге цветет сакура - почти Сочи. Так ведь и находится Южно-Сахалинск на широте Азовского моря. Но климат тут гораздо непредсказуемей.

Когда прилетел на Сахалин, было минус 30, ярко светило солнце - думал, замерзну, хорошо шапку взял с шарфом. А утром ветер сменился, подул со стороны Японского моря. И повалил снег. «На Сахалин и Курилы обрушился очередной циклон!» - подобные сообщения частенько слышим в новостях. Вот это-то я хорошо прочувствовал. На собственной шкуре! Когда самолеты не летают, техника не успевает убирать снег, и тротуары превращаются в узкие тропки. Но сахалинцы, привыкшие к таким даже не сюрпризам, а будням островной погоды, не жалуются.

Результат - сижу в гостинице, пью рисовое пиво - китайское, японское, южнокорейское и думаю: «Чего я летел сюда через всю страну, какой к чертовой матери репортаж я тут в этой снеговерти сниму?»

Без бед в семейной жизни

Утром мело. Так, что на десять метров ничего не видно. Но помимо редакционного задания нужно было выполнить не менее важную задачу - посетить местный рыбный рынок. Или я не мурманчанин? Надо ж сравнить хваленые дальневосточные моределикатесы с нашими.

Наглые сахалинские таксисты содрали триста рублей за пять минут езды («А че ты хочешь в такую метель? Иди пешком!»). И вот оно - красно-рыбное и крабово-икряное море разливанное деликатесное.

Охотское море - холодное, студеное - на зиму покрывается льдом. Японское - теплое, не застывает, летом в нем даже можно купаться. В июне-июле в реки, речушки и ручейки заходит на нерест горбуша в таком количестве, что хоть руками лови. Горбуша - главный товар на рыбном рынке - свежая, копченая, сушеная. Любая! Ну и, конечно, икра - горбуши и других видов краснорыбицы. Кроме горбуши в море водится чавыча - самый крупный тихоокеанский лосось. На его фоне совсем неказисто выглядит корюшка. Но зато именно ее в первую очередь покупают все, кто приезжает на Сахалин.

На любителя диковинная рыба лапша. Или икра летучей рыбы. Ну и, само собой, морской ерш, гребешок и трубач. С древних времен их ловили коренные жители этих островов - айны. С гребешком и трубачом они, говорят, не знали бед в семейной жизни. Про айнов - отдельная история. Они молодцы, что не сожрали первых европейцев, открывших для себя эти земли. Может, потому, что краба с горбушей хватало, но встретили приветливо.

В 1787 году капитан Жан Франсуа Лаперуз высадился на Сахалин и отметил на своей карте местечко, которое теперь называется поселок Пензенское. Жаль! Могли бы и Лаперузовкой назвать. Сейчас, кстати, все проплывающие мимо французские корабли должны хоть ненадолго, но заходить сюда.

Но не сложилось, не стал Сахалин французской колонией. А все адмирал Невельской. Лаперуз был неточен в показаниях, а Невельской сказал, что Сахалин - остров, и от Японии отделен. Короче, наша земля - русская.

Город ссыльных, каторжников и корейцев

Город Южный, как называют столицу острова местные, появился позже - в 1882 году. Тогда это даже не город был, а поселение, Владимировка. Первыми жителями Владимировки были ссыльные и каторжники.

Вообще первые десятилетия истории Южного Сахалина весьма печальны. Со всей Российской империи сюда гнали неблагонадежных граждан. Нашли место - новую тмутаракань, дальневосточную Кандалакшу, где можно кандалы снимать…

После Русско-японской Сахалин стал Японией.

Сорок лет поселок Владимировка носил японское название Тоёхара. Японцы за это время построили узкоколейную железную дорогу, оборудовали порт. Отбросив имперские мысли, скажу, что японцы - молодцы. Был бы город японским, бегали бы по сахалинской столице скоростные электрички метро, а не раздолбанные микроавтобусы с неграмотными таджиками за рулем.

После разгрома императорской армии в 45-м году остров полностью стал принадлежать СССР, а Тоёхару назвали Южно-Сахалинском. Японцы бежали, оставив тут тысячи своих слуг-корейцев. И сегодня очень многие жители Южного - потомки тех самых корейцев, что служили в домах подданных японского императора.

До Японии рукой подать: Анивский залив, пролив Лаперуза - и вот он, остров Саппоро. Но в Южном близость эта почти не чувствуется. Разве что по обилию японских праворульных машин...

В последние годы Южно-Сахалинск богатеет. Неподалеку построен огромный завод по переработке газа. Подобный, но в три раза больше, собирались строить в нашей Териберке. Не получилось, а здесь вот - напротив. Газ сюда доставляют по трубе с шельфа Охотского моря. Добывают его у северо-восточных берегов Сахалина, а потом через весь полуостров по газопроводу доставляют на юг, в город Корсаков (у нас тоже, кстати, если Штокман случится, трубу потянут через Хибины и лопарские тундры).

«А ну, дыхни!»

На Сахалине экологи в свое время тоже вопили нечеловеческими голосами, что нельзя.

Но доллар животворящий, видать, сделал свое дело - и экономические доводы оказались весомее экологических. Траншеи вырыли, трубы проложили, закопали - и вроде бы все нормально.

Завод возвели быстро, за три года. Строили его 10 тысяч человек. А сейчас там трудится всего 300. Этот завод по сжижению и перевалке его на суда и был главной целью моего путешествия на Сахалин. Ведь нечто подобное мы должны, пусть в недалеком, но все же будущем увидеть в нашей Териберке. Наш Штокман должен, по идее, стать неким клоном проекта «Сахалин-2», но только гораздо больше. На территорию завода проникли с огромным трудом. Накануне нас строго предупредили: за сутки ни капли алкоголя, даже пива, иначе от ворот поворот!

И вот мы - небывало как стеклышко трезвые - на заводе. Работа тут, надо сказать, не пыльная. Почти сто процентов всех процессов производства делают умные машины. Задача людей - следить, чтоб не было сбоев да проверять качество. Трудятся на заводе люди самых разных специальностей. Говорят, на предприятии царит жесткая дисциплина. За малейшее нарушение можно лишиться работы. Директор - англичанин. И у него те же проблемы! Ну, ни грамма! Даже, если в сейфе бутылка отличного виски - и понюхать нельзя.

Заводской врач может зайти даже в кабинет к самому директору без предупреждения и сказать: «А ну, дыхни!» Подобные меры понятны - работа с газом опасна. А результат осязаем: ежедневно к выносным причалам завода по сжижению газа прибывают танкеры по его транспортировке объемом до 135 тысяч тонн. И доставляют продукцию по всему свету.

В основном в соседку-Японию и в страны Азиатско-Тихоокеанского бассейна. В целом предприятие «Сахалин-Энерджи» - первый и пока самый мощный в России подобный комплекс. Наш мурманский Штокман, если случится, будет вторым, но по объемам добычи голубого топлива превысит сахалинский в несколько раз.

Что ж, хороша земля сахалинская. И газ у них есть, и Япония близко, и рыба красная с крабами. Хоть и циклоны их терзают каждую зиму, а летом сакура цветет.

Но ведь наше Заполярье все одно лучше. Ну, не случится Штокман, проживем и без него.

Наша треска, может, и не столь жирная, как их краснорыбица, но мы нашей рыбкой сыты. А сопки их сахалинские - точь-в-точь наши. Будет газ арктический - хорошо. Нас ведь, мурманцев, что роднит с сахалинцами? Край земли. Они на дальнем азиатском востоке живут, мы - на крайнем севере Европы. У них - сакура, у нас - морошка. Велика Россия. Но жить дома надобно...

Фото: Сергей Юдков
Сергей ЮДКОВ, Сахалин - Мурманск

Опубликовано: Мурманский вестник от 08.12.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня