26.01.2013 / Общество

Кольские киты

На Крайнем Севере китов промышляли с ХVII века, иностранцы били их около Шпицбергена, ежегодно добывали сотнями. Поморы на китов не охотились, их привлекали морж и тюлень. Кит - попутная добыча, иногда обессилевших или раненых животных выбрасывало на берег, иногда они обсыхали на мелководье во время отлива в Кольской губе. Купцы охотно покупали китовое сало по цене трескового жира.

Промышлять их повелел Петр I

Видимо, подобное случалось нередко, поэтому однажды царь Петр I обратился к кольскому воеводе с таким посланием: «Прикажи промышленникам смотреть, когда кита на берег выкинет, тогда б они бережно собрали сало себе, а усы и кости не тронули и оставили так, как оные были, и о том бы объявили тебе. И как объявят, тогда приставь к тем костям караул и к нам о том немедленно пиши, и тогда пришлем к вам такова человека, который может те кости порядочно разобрать по нумерам. И тогда отправь те кости и усы до Нюхчи с нарочным офицером».

Под впечатлением разных известий об иностранных промысловых китовых успехах 8 ноября 1723 года Петр написал указ о создании государственного Кольского китоловства. На новое предприятие из казны отпустили 5000 рублей. База размещалась в Екатерининской гавани, где построили пристань, складские помещения, кузницу.

В Архангельске заложили 3 китобойных корабля, за границей наняли опытных гарпунеров. Однако в январе 1725 года умер царь, и китовое дело замедлилось. Вскоре руководителем компании стал бранденбургский торговец Соломон Вернизобер, жаждавший заработать на китах. Но помешали голландцы, боявшиеся конкуренции, они подкупили специалистов, нанятых Вернизобером, и те развалили Кольское китоловство.

Киты между тем Кольский залив не забывали, в отдельные годы они шли сюда за сельдью, некоторые погибали на обсушке. Весной 1772 года возле Колы застряло сразу 5 китов. Это известие взволновало академика Ивана Лепехина, который находился в Архангельске, готовясь к путешествию по Белому морю. Кольская воеводская канцелярия донесла, что киты лежат не на берегу, а в губе подо льдом. По большой воде их понесло в море. Спохватившись, кольские власти снарядили для их спасения солдат во главе с лекарем Милем. Те выловили только остатки животных - ни одного целого.

Прослышав о китах возле Колы, в 1786 году на охоту собрались поморы из Онеги. Они «замайнали» 11 китов и всех упустили - примитивные гарпуны ломались. В следующем году онежские промышленники появились в Кольском заливе с мощными гарпунами, подбили 4 китов. На этот раз не выдержали веревки, животные ушли вместе с гарпунами.

Кит на гербе

Во времена Екатерины II каждый новый город получал свой герб, у старых городов гербы пересматривались, обновлялись, Геральдическая контора в Санкт-Петербурге работала продуктивно.

Из губерний она получала описание городов, которым требовался герб, и находила «изюминку», присущую данной местности. Кола давно являлась городом, центром обширной территории, но герба не имела. Для Колы выбрали кита, и, согласимся, это был удачный выбор!

В то время Кольский уезд входил в Вологодское наместничество, поэтому кольский герб, утвержденный 2 октября 1780 года, имел такое описание: «В первой части щита герб Вологодский - в красном поле выходящая из-за облака рука, держащая золотую державу с серебряным мечом. Во второй части - кит в голубом поле в знак того, что жители того города в ловле сих рыб упражняются».

К слову, история российских гербов весьма занимательна. Например, петербургские герольды «изюминку» для герба города Изюм, что ныне на Украине, нашли в самом его названии и поместили на гербе три виноградные грозди.

История кольского герба не закончилась. В 1784 году Архангельская губерния вышла из-под крыла Вологодского наместничества и стала самостоятельной. Герб Колы переделали. Теперь в верхней части щита появился крылатый архангел Михаил, бьющий мечом дьявола - символ Архангельска.

В нижней части щита кит остался, но в несколько измененном виде. В советское время дважды неудачно пытались сотворить новый герб, один из вариантов остался на металлическом значке «Кола» семидесятых годов, естественно, без кита. А в 1991 году городские власти, немножко поспорив, утвердили герб… 1780 года! И за это им большое спасибо. Ныне городской кольский герб самый старый не только в Мурманской области, но и на всем заполярном пространстве.

Из ушей делали пепельницы

В 80-е годы ХIХ века на Мурмане существовало две китобойные компании, два перерабатывающих завода, в Ара-Губе и Ура-Губе.

У воды торчат, белея,

Как и скалы велики,

Груды ребр китов погибших,

Черепа и позвонки…

Это стихи поэта Константина Случевского. В 1885 году, сопровождая в путешествии по Северу России великого князя Владимира Александровича, он осмотрел оба завода и оставил подробные записи.

В Ара-Губе компания называлась «Товарищество китоловства на Мурмане». Здесь путешественники увидели на обширном деревянном настиле две огромные туши - последних из 12 китов, добытых в том году. Рабочие сначала сняли шкуру и жир с одной стороны, потом, используя прилив, тушу перевернули и резали другую сторону животного. Куски жира они укладывали в большие чаны, пускали туда пар. Вытопленный жир продавали за границу. В предыдущий 1884 год с Арского завода ушло в Англию около 4 тысяч пудов продукта.

После снятия жира тушу частями вываривали, высушивали, перемалывали в порошок гуано - корм для скота. Из костей вырабатывали удобрение. В дело шли китовые ус и уши, охотно покупаемые иностранцами на сувениры. Из ушей делали превосходные пепельницы. У мурманских капиталистов ничего не пропадало.

В соседней Ура-Губе компания имела название «Первое русское китобойное и иных промыслов товарищество», а место называлось Еретики. Здесь у кита брали только жир, а тушу продавали соседу-конкуренту. Обе компании существовали недолго, вскоре распались. Еретики переименовали в Порт-Владимир, по имени великого князя, побывавшего здесь.

И еще об одном переименовании. В давние времена река Титовка и одноименное селение назывались иначе - Китовка. Так жителями Мотовского залива были отмечены дары щедрого Баренцева моря. Например, в 1856 году они нашли на родных берегах 18 выброшенных морем китов.

Листая подшивки областной газеты «Полярная правда» за прошлый век, можно встретить немало сообщений о появлении китов у кольских берегов. Вот что вспоминала мурманская учительница Г. Н. Петрова: «Это произошло в 30-м году в первых числах апреля. Было очень тепло. На территорию судоверфи выбросился кит. Настоящий кит! Большой, длинный… Я работала тогда с учениками четвертых классов и водила их поочередно на экскурсию, посмотреть этого кита. Он был сверху серо-синий, а снизу - белыми полосами. Длиной метров пятнадцать.

Потом многих интересовал вопрос, почему все-таки кит выбросился на берег? Странно, правда ведь? Говорили, будто бы его загнали на берег касатки. В то время залив был совершенно чистым. Один тралфлот работал… Сельди было полно. Кит, видно, за ней погнался и зашел в залив. Я этого кита как сейчас вижу: огромный, будто шлюпка на берегу…»

В заметке Н. Красночуба «На буксире», опубликованной в августе 59-го, говорилось, как в Мурманский порт траулер «Якутск» на буксире притащил чудище, «напоминающее плавучее сооружение из гофрированного железа». Это был кит-полосатик, пойманный за двести миль от порта. Он имел длину 16 метров, весил около 40 тонн. Необычный улов работники рыбокомбината разделывали на берегу за пределами порта. А старожилы вспоминали - это не первый случай привода океанского животного на буксире. Было такое и в тридцатые годы, и раньше…

Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.01.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,530575,923680,549873,4911
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня