09.02.2013 / Общество

Анька-зверь

Если честно, я даже не знаю, как эту бабушку зовут. У нас с ней знакомство, которое обычно называют шапочным. В данном случае, наверное, можно было бы сказать - «собачье». Бабушка любит собак, а мой пес... Бабушек? Нет, это было бы несправедливо по отношению к доброму нраву моего пса. Он любит всех, кто любит собак (тех, кто не любит собак, он любит тоже), независимо от пола, возраста и прочих особенностей. Скорее так. Впрочем, последний факт не имеет к нашей истории решительно никакого отношения. Но обо всем по порядку.

Бабушка передвигается по улице с трудом, переставляя перед собой так называемые ходунки. Здоровому человеку сложно даже представить, сколько времени и сил отнимает у нее поход в ближайший магазин. Знакомство наше началось с того, что я со всем необходимым тщанием постарался обвести вокруг бабушки собаку. Из самых добрых побуждений пес может нечаянно толкнуть человека или просто кинуться ему под ноги. Поэтому я всегда стараюсь обходить стариков и инвалидов, что называется, десятой дорогой.

- Какой зайчик! - неожиданно умилилась моему псу бабушка. - Маленький еще? - И мы перекинулись несколькими фразами.

В следующий раз при встрече мы поздоровались. В позаследующий - попеняли на погоду и гололед. Потом... В общем, познакомились. Собаки, кстати, очень часто выступают источником знакомств.

- Лишь бы снег не пошел, - обеспокоенно заметила мне при очередной встрече бабушка. - Наверняка пойдет. Тридцать лет на рыбокомбинате отработала. Теперь суставы мои больные все чувствуют. А мне до магазина еще топать и топать. С полчаса, раньше не дойду.

- Так попросить кого-нибудь? - поинтересовался я. - Соседей тех же. И служба же какая-то социальная есть. Наверное. Даже наверняка.

- Нет, надо и самой ходить, - покачала бабушка головой. - Если уж совсем обезножу, тогда буду просить. А до этого необходимо двигаться. Смерть обманывать. Придет она за мной, а меня дома-то и не застанет. Мне ведь то на почту надо сходить, то в аптеку. А бывает, что и просто погулять хочется.

- Тогда точно не застанет, - усмехнулся я.

- Конечно, - кивнула бабушка. - А то вон моя знакомая - вместе на рыбокомбинате когда-то работали, - так она уже лет десять, как в могиле.

- Кто? - скорее просто из вежливости спросил я.

- Да Анька-то. Соседками были. Вон там она жила, в первом подъезде, - и бабушка махнула рукой в сторону моего дома. - Но мне пора. Пойду я дальше по своим делам.

Опираясь на ходунки, она продолжила путь. А я внезапно вспомнил ту самую Аньку, о которой шла речь. Была она нашей соседкой. Работала действительно на рыбокомбинате. В советские еще времена. Резиновые сапоги да ледяная вода сделали свое дело. Болезни суставов всегда были «фирменным» заболеванием рыбообработчиц.

Вот и у соседки нашей они стали болеть. Сначала руки. Пальцы слушались плохо. И она, переходя с одного больничного листа на другой, подолгу, если позволяла суровая северная погода, стояла на крыльце подъезда. Для общения, так сказать.

- Ань, ты бы хоть по дому чего сделала, - порой предлагали ей проходившие мимо соседи. - Развивала бы кисти-то. Суставам движения нужны.

- По дому? - возмущалась Анька. - Делать мне больше нечего. Я же болею. У меня муж на то есть и сыночек, чтобы что-то делать.

- Так хоть в магазин сходи.

- Витька сходит. Будет с работы идти и зайдет.

- А ты обед ему приготовь.

- Еще чего! Я его никогда не баловала. Сам не маленький. Что приготовит, то и полопает.

Между тем болезнь прогрессировала. За руками последовали ноги. А больничные сменились инвалидностью. И Анька на крыльцо стала выходить редко. Потом перестала выходить вовсе. Как дальше развивались события, я знаю по рассказам тех соседей, которые, что называется, по старой памяти еще заходили ее проведать.

С их слов, страшнее самой болезни стала почти полная деградация личности. Анька целыми днями лежала на диване, уставившись в потолок, и вставала только для того, чтобы, как говорится, отправить естественные нужды.

- Может, тебе книжку какую почитать? - пытались пару раз поинтересоваться у нее соседи. - Ты какие любишь? Мы принесем...

- Книжку? - удивлялась в ответ Анька. - Да я сроду их не читала. Ты еще предложи кроссворды разгадывать. Я свое отработала. Мне теперь отдых положен.

- Так это же как раз не для работы, а для отдыха...

- Читать не буду! - уходила «в отказ» хозяйка дивана. - Умные вон понаполучали образования, пусть они и читают.

Анька даже телевизор не смотрела. От сюжетных хитросплетений бесчисленных сериалов у нее начинала болеть голова. А политикой и новостями она не интересовалась вовсе.

Еще через пару лет, как рассказывали те, кто еще изредка навещал Аньку, она слегла полностью. Подгузники для взрослых тогда еще были в диковину, поэтому гигиенические вопросы в квартире, скажем так, обострились. Но хоть как-то помогать себе и близким женщина наотрез отказывалась. В темной-темной комнате с наглухо зашторенным окном, по свидетельству очевидцев, Анька лежала на кровати и, если муж или сын были дома, постоянно требовала от них то воды, то еды.

- Переверните меня! - кричала она. - Переверните, мерзавцы, негодяи!

- Прямо, как Вий! - испуганно вздрагивая, рассказывали эти самые очевидцы. - Ну, помните: «Поднимите мне веки! Поднимите мне веки!» Уфф!

Годы шли, и одичание Аньки принимало все более угрожающие формы. Все чаще вместо членораздельных звуков она издавала какой-то невнятный рев, требуя от близких постоянного внимания. Понятно, что число желающих наблюдать это зрелище становилось все меньше и меньше. Самые сердобольные и добросердечные бежали из окопов, бросая на ходу амуницию. С течением времени жутковатую квартиру стала изредка посещать лишь одна соседка.

- Анька хватает колбасу, как дикий зверь, и грызет ее. Ужас, да и только, - рассказывала она, качая головой, страсти-мордасти. - Но ведь жалко-то ее бедненькую как...

Жалость сердобольной соседки была вознаграждена самым экзотическим образом. Как-то она скромно сидела у кровати больной, рассказывая ей о последних новостях в «мире живых». Как вдруг Анька неожиданно цепко для человека, который уже лет десять жаловался на то, что пальцы его не слушаются, вцепилась мертвой хваткой в руку несчастной и заорала:

Анька вцепилась мертвой хваткой в руку несчастной и заорала:
- Это ты меня сглазила! Ты! Ведьма! Чтобы мужа моего заполучить! Сглазила!

- Это ты меня сглазила! Ты! Ведьма! Чтобы мужа моего заполучить! Сглазила!

Соседка, проявив силу буйвола и ловкость пантеры, освободилась от цепких пальцев больной и, не помня себя, выскочила, как ошпаренная, из нехорошей квартиры.

Анька прожила еще несколько лет. Сын давно сбежал на съемную квартиру. Муж, не выдержав такой жизни, начал пить. Перебранки его с женой слышны были на два этажа вверх да на столько же вниз. Порой он пропадал невесть где по несколько суток. И тогда из квартиры почти непрерывно слышался хриплый вой Аньки. Однажды он прекратился.

- Отмучилась, - вздохнули жалостливые соседи.

- Дождались! - буркнули соседи жестокосердные.

- Аллилуйя! - воскликнули соседи, жившие на два этажа вверх и два этажа вниз от Анькиной квартиры. Прошу вас, не осуждайте последних. Поверьте, их можно было понять.

Время шло. Анькин муж сразу после ее смерти окончательно спился, продал квартиру и переселился не то в Мурмаши, не то в Молочный. Рев Аньки стал забываться. Его сменил бесконечный вой перфораторов и неисчислимые дрязги по поводу того, кто и где должен парковать свою машину.

Честно сказать, я бы никогда и не вспомнил историю о том, как женщина фактически загнала себя в гроб (скорее даже - в ад) раньше положенного срока, если бы не мое знакомство с бабушкой на ходунках. Разные они. Не судьбами. Судьбы наверняка во многом схожи. Тот же рыбокомбинат с его ледяной водой и резиновыми сапогами. Подход к жизни у них разный. Совсем.

И знаете, что мне вспоминается (должна же быть у истории какая-то мораль) в этой связи? Притча о двух лягушках. Тех самых, что угодили в кувшин с молоком. Одна утонула, а вторая брыкалась, пока не взбила масло. В общем, в жизни очень важно дрыгать лапками. Выскочите вы из кувшина или нет, никому знать не дано. Но пытаться стоит.

Игорь КУРСАКОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.02.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

«Жаль, всех не положил!»

Один брат в могиле, второй за решеткой. Не болезнь их выкосила - водка

Сороки-воровки

Мужчине не понять, как можно прийти в магазин без денег - «просто посмотреть»

Шаг в пустоту

Мурманскую область потрясла пятисекундная видеозапись

Жизнь обидчика - в подарок

День праздничный, но у безработного ухажера вряд ли найдутся деньги

Куда прешь? Я еду!

Последнее, что Людмила Ивановна ощутила перед тем, как потерять сознание, - чудовищной силы удар

Нужны мои деньги? Да пожалуйста!

Разве не дико уже то, что бабушка села в чужую машину и начала покорно отвечать на, мягко говоря, странные вопросы собеседника?

Дети-дети, куда бы вас дети?

Что же за чудовище женщина, которая почти в семьдесят лет напала на родного сына с ножом?

Фантазерка с ледорубом

Собутыльникам она хвасталась с прищуром: «А я ведь сидела. За убийство». Наступил день, когда дикая фантазия стала правдой.

Чем несчастней, тем опасней?

Тощенькая, бледная, в потрепанной курточке, джинсах в облипку, потертых кроссовках - эта девушка сразу привлекала внимание мужчин.

Барышня страшнее хулигана?

Самое время им было посмотреть друг на друга внимательно, хотя бы из чистого любопытства: с кем свел пьяный случай прошлогодним мартовским вечером?

Самые злые - это бывшие добрые
Говорят, что пары создаются на небесах. Но вот уж эту пару из Мончегорска - Романа и Алену - явно черт свел: слишком уж разные они были. Он - тридцатилетний айтишник, программист серьезной организации. И она - семнадцатилетняя, открытая, раскованная на грани фола, сочиняющая стихи и песни.
Тяжкое похмелье
Зачем он с ней тогда пошел?! Этот вопрос не давал ему впоследствии покоя целых четырнадцать лет. «Пьяный был, вот и пошел», - отвечал себе упорно. И старался забыть, что было дальше. Но не мог
«Бери, бери, я себе еще нарисую...»
Жителя Рослякова Степана Бугрова дочка-студентка попросила продать ноутбук. Позвонила из Архангельска, где она жила, сообщила, что приобрела продвинутый планшет, а лэптоп ей теперь без надобности, чего не скажешь о деньгах. Продадим, а денежки дочурке через банкомат скинем, решили Виктор с супругой
Мимо кассы
Читаешь некоторые уголовные дела и думаешь: как много вокруг людей, живущих обычной, скучноватой жизнью, готовых на неординарные поступки, лишь бы хлебнуть адреналина. Вот кажется, что занимательного может быть в походе в магазин за продуктами?
В ресторан ходили бесплатно
Кому из них пришло в голову ходить в кафе и рестораны без денег, сейчас подружки и не вспомнят. Но идея показалась (и оказалась!) гениальной. Они заходили в оазис красивой жизни уверенно, рассаживались за столиком поудобнее и заказывали все, чего душе угодно

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Так по-разному средние фильмы
Гороскоп на сегодня