16.02.2013 / Общество

Жизнь - копейка

Фото с сайта malinalife.ru

«Выпил чарку-чародейку забубенный наш земляк. Жизнь - копейка. Смерть-злодейку он считает за пустяк...» Эти стихи русский поэт Петр Вяземский написал 160 лет назад. Но как современно они звучат и сегодня...

Просто поучил

В два часа ночи Виктор* зашел в соседнюю коммуналку к приятелю Павлу. Принес бутылку водки, несколько банок пива. «Отмечаешь, что ли, чего?» - удивился приятель. «Да уж есть повод», - загадочно ответил тот.

Спортивного вида, аккуратно одетый, в стильных очках, Виктор был похож не на хронического бездельника, каковым и был на самом деле, а, скорее, на молодого программиста. Он пил с приятелем часа полтора, почти не пьянея, а потом вдруг сказал:

- Вот теперь она от меня никуда не денется. Ни к одному мужику не свалит. Не веришь? Пойдем.

Они пересекли коридор и вошли в комнату Виктора. Уже хорошо выпившего Павла качнуло от тошнотворного запаха крови, смешанного с алкогольным перегаром. Почему-то подумалось - так пахнет беда. На полу, ногами к двери, скорчившись, лежала сожительница Виктора Даша. Рядом стоял таз, полный воды с кровью, валялись мокрые полотенца. В нем плавали какие-то тряпки. Лица у девушки практически не было - опухшая маска.

- Видал красотку? - со смехом сказал Виктор.

- Ты что? Убил ее? - вырвалось у Павла. Его чуть не стошнило.

- Да нет, просто поучил, - пожал плечами дружбан. - Ну все, я спать. Чего-то устал...

А Павел ушел к себе и вызвал скорую помощь.

Прибывшие врачи тут же позвонили в полицию. Чтобы доставить дебошира в отделение, пришлось применить наручники - со сна он проявил дикую агрессивность, бросался на полицейских, костерил их матом. Дашу привезли в больницу, где она вскоре скончалась от побоев. Правда, вряд ли она толком поняла, что с ней случилось. За несколько дней (или - лет?) непрерывного пьянства она так до конца и не протрезвела.

Без вина и жизнь скучна

Когда это началось? К спиртному Даша начала прикладываться уже в последних классах школы. Как-то в 9-м классе на спор с девчонками одна выпила целую бутылку «Агдама». Вторую подружки поделили на троих.

На дворе сиял солнцем май, до начала летних каникул было рукой подать. Они забрались тогда на чердак старой хрущевки. Там пили вино из бумажных кулечков - в ход пошли листки в клеточку из тетрадки по математике - бросали, хохоча, их на головы прохожим и чудом не вывалились тогда из чердачного окна.

С тех пор отношение к алкоголю у Даши было однозначным: без градуса жизнь скучна, пресна и неинтересна. А накатишь пару стаканов вина, и серая действительность, где мать и отчим только и талдычат: «Учись, учись, работай, работай!», вспыхивает яркими красками, как весенняя радуга, веселье кружит голову, и от любого слова хочется смеяться и танцевать.

Так, смеясь и танцуя, девушка и пошла по жизни. Без семьи, без профессии, без постоянной работы - зато всегда с бутылкой. Сначала мать - повариха в кафе - смотрела на ее бесконечное веселье сквозь пальцы. Дескать, еще молодая, повзрослеет - поумнеет. Потом, когда Даша как-то мимоходом родила сынишку и, бросив его на родительские руки, просто ушла жить к подруге, мама взялась за голову. Но было поздно. Девушку, так и не ставшую мамой, закрутил хмельной омут. И пожилая женщина смирилась. Стала воспитывать маленького внука как своего сына.

С Виктором Даша познакомилась год назад. После недолгого романа стали жить у него в коммуналке, как это сейчас модно, в гражданском браке. Правда, сожитель, несмотря на приличную, интеллигентную внешность, был с гнильцой. Не так давно вышел на свободу по условно-досрочному освобождению. За плечами было уже две судимости - за кражу и за грабеж. Беспокоило будущую тещу и то, что больно часто распускал гражданский зятек руки. Ревновал Дашу и избивал так, что синяки не сходили неделями.

Несколько раз молодая женщина, собрав нехитрый скарб, прибегала к матери, клянясь, что ни за что больше к «этому садисту» не вернется. Но Виктор приходил буквально на другой же день. Часами стоял под дверью квартиры, вымаливал прощенье. Рассказывал матери Даши, какая прекрасная у нее дочь, как он ее любит. А у самой девушки просто валялся в ногах. И она, поверив, возвращалась.

Бил любимую ногами... в тапочках

В последнее время Даша к матери прибегала все реже. Достали ее бесконечные упреки, что нельзя так пить и так жить. Когда Виктор начинал скандалить, девушка выжидала удобный момент и сбегала к соседу на первый этаж. Пятидесятилетний Андрей, несмотря на разницу в возрасте, понимал девушку очень хорошо и жалел ее. Не раз прятал Дашу у себя в комнате (он жил также в коммуналке), наливал ей стакан-другой дешевого портвешка из пластиковой бутылки «для снятия стресса» и успокаивал:

- Не боись, прорвемся. У меня три двери - в тамбур, в квартиру и в комнату, причем одна - железная. Уж ее-то твой Отелло не одолеет.

Именем шекспировского героя он называл сожителя Даши потому, что знал - Виктор ревновал ее по-черному. Хотя на самом деле ревновать ее можно было разве что к спиртному. И если с кем-то Даша своему милому и изменяла, то только с бутылкой.

Вот и 1 августа прошлого года девушка прибежала к Андрею поздно вечером.

- За водкой пошел, я еле вырвалась! - задыхаясь, сказала она. - Ой, что будет! Он сегодня просто бешеный.

Что было - то было. Уголовное дело в отношении Виктора нельзя читать без содрогания.

Вернувшись из магазина и не обнаружив сожительницу, он сразу смекнул, у кого она нашла убежище. Вышел на улицу и открыл пальбу камнями по окнам комнаты Андрея. Вдребезги расколотил не только оконные стекла, но и люстру, зеркало, сервиз в серванте. А потом ушел, чтобы вскоре вернуться.

Когда Даша и Андрей услышали страшный грохот в тамбуре, они насторожились. Почему не вызвали полицию сразу? Так ведь надеялись, что уж железную-то дверь ревнивец не осилит. А зря. Вооружившись молотком и стамеской, Виктор приступил к действию. В 4 утра весь подъезд содрогнулся от грохота (однако, что интересно, полицию так никто и не вызвал). Первые две деревянные двери Виктор выбил довольно легко, а вот с железной возился целый час. Но в конце концов выломал замок, и, казалось, неприступная крепость распахнулась. Тем же молотком ревнивец пару раз долбанул по голове защитника своей женщины и, осыпая «любимую» угрозами и тумаками, увел ее домой.

Когда Андрей вызвал скорую помощь, его тут же увезли в больницу. Доктора сообщили о его травме в полицию, зашили раны и по настоятельной просьбе пациента отпустили домой. О том, что в соседней квартире в непосредственной опасности находится девушка, незадачливый защитник почему-то медикам и полиции не сообщил.

Вернулся он уже к развязке кровавой драмы. У себя в комнате Виктор забил сожительницу насмерть. Бесстрастные строчки судмедэкспертизы свидетельствуют о том, что молодой женщине было нанесено не менее 50 (!) ударов кулаками, ногами и домашней утварью по лицу, голове, груди, животу и другим частям тела. Правда, как деликатно выразился Виктор на судебном заседании: «Я бил ее ногой, обутой в домашний тапочек». Но какая, в принципе, разница, во что обута мужская нога, летящая кому-то в лицо, - в сапог или в тапочек?

В общем, молодая женщина была избита так, что когда ее мать, которой о случившемся сообщил Андрей, прибежала к ней, то отнюдь не сентиментальные сотрудники полиции просто не пустили ее дальше входной двери. «Не надо вам на это смотреть», - сказали они, загораживая проход в комнату, где лежала Даша...

Из последнего слова подсудимого Виктора Д.:

«…Я сожалею, что время нельзя повернуть назад и в одну и ту же реку не войдешь два раза. Все, что случилось, - для меня как страшный сон. А Дашеньку я очень любил. И судмедэксперты преувеличили: не 50 ударов я ей нанес, а не больше 20».

В тюрьме он посвежел

Вот такое странное и страшное уголовное дело. Читаешь его и ловишь себя на мысли - никого не жалко. Ни убийцу, не помнящего себя в алкогольном угаре, ни жертву, которая в силу привычного опьянения не могла даже сообразить, что надо бежать, спасаться и тупо пошла на заклание. Ни ее защитника, который сразу же после выписки из больницы с забинтованной головой отправился за водкой, «чтобы подлечиться»… Разве можно назвать их всех людьми?

Сейчас после девяти вечера крепкий алкоголь не продают. Хотя, как показал недавний материал в «МВ», купить его все же можно, заказав на дом вместе с едой. Впрочем, правоохранительные органы с этим борются. Но пока наши соотечественники не поймут, к чему приводит «злодейка с наклейкой», так и будут лететь в чьи-то лица ноги, «обутые в тапочки», в кроссовки или сапоги, - кому как повезет.

- Вы хоть выводы из всего, что произошло, сделали? - спросила у обвиняемого председательствующая в судебном процессе судья.

- У меня еще много времени впереди, чтоб сделать выводы, - резонно ответил убийца. - Лет 10, думаю, не меньше.

В СИЗО он протрезвел, посветлел мозгами и лицом и начал даже шутить. А то, что случилось, - как будто ушло от него как с гуся вода. Вот тебе и любовь. Как выяснилось, ее он питал вовсе не к Даше, а к бутылке. Ну и к себе самому, конечно, в первую очередь.

Нина АНТОНЯН

Опубликовано: Мурманский вестник от 16.02.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Артистка Люся

Для любого человека зловещая эсэмэска с текстом «Ваша карта заблокирована, срочно перезвоните в службу безопасности по номеру» - новость шокирующая

А поговорить?

На что только не идут мужчины, брошенные любимыми

Голодный бич страшнее волка

За 244 рубля молодой подонок чуть не убил знакомую бабушку

«Жаль, всех не положил!»

Один брат в могиле, второй за решеткой. Не болезнь их выкосила - водка

Сороки-воровки

Мужчине не понять, как можно прийти в магазин без денег - «просто посмотреть»

Шаг в пустоту

Мурманскую область потрясла пятисекундная видеозапись

Жизнь обидчика - в подарок

День праздничный, но у безработного ухажера вряд ли найдутся деньги

Куда прешь? Я еду!

Последнее, что Людмила Ивановна ощутила перед тем, как потерять сознание, - чудовищной силы удар

Нужны мои деньги? Да пожалуйста!

Разве не дико уже то, что бабушка села в чужую машину и начала покорно отвечать на, мягко говоря, странные вопросы собеседника?

Дети-дети, куда бы вас дети?

Что же за чудовище женщина, которая почти в семьдесят лет напала на родного сына с ножом?

Фантазерка с ледорубом

Собутыльникам она хвасталась с прищуром: «А я ведь сидела. За убийство». Наступил день, когда дикая фантазия стала правдой.

Чем несчастней, тем опасней?

Тощенькая, бледная, в потрепанной курточке, джинсах в облипку, потертых кроссовках - эта девушка сразу привлекала внимание мужчин.

Барышня страшнее хулигана?

Самое время им было посмотреть друг на друга внимательно, хотя бы из чистого любопытства: с кем свел пьяный случай прошлогодним мартовским вечером?

Самые злые - это бывшие добрые
Говорят, что пары создаются на небесах. Но вот уж эту пару из Мончегорска - Романа и Алену - явно черт свел: слишком уж разные они были. Он - тридцатилетний айтишник, программист серьезной организации. И она - семнадцатилетняя, открытая, раскованная на грани фола, сочиняющая стихи и песни.
Тяжкое похмелье
Зачем он с ней тогда пошел?! Этот вопрос не давал ему впоследствии покоя целых четырнадцать лет. «Пьяный был, вот и пошел», - отвечал себе упорно. И старался забыть, что было дальше. Но не мог
«Бери, бери, я себе еще нарисую...»
Жителя Рослякова Степана Бугрова дочка-студентка попросила продать ноутбук. Позвонила из Архангельска, где она жила, сообщила, что приобрела продвинутый планшет, а лэптоп ей теперь без надобности, чего не скажешь о деньгах. Продадим, а денежки дочурке через банкомат скинем, решили Виктор с супругой

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,787373,687178,454371,7865
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня