«На активисток феминистского движения Femen, которое обосновалось в Париже в сентябре прошлого года, впервые обрушился поток критики. В прошлый вторник восемь из них разделись до пояса в нефе собора Парижской Богоматери, чтобы «отпраздновать» уход Папы Бенедикта XVI. Они стучали палками в колокола, выкрикивая по-английски «Pope no more» (Папы больше нет). Кроме того, на их телах были написаны и другие лозунги: «Нет гомофобии», «Кризис веры» и «Пока, Бенедикт!».

Несколько часов спустя Манюэль Вальс заявил, что «потрясен» произошедшим. Министр внутренних дел «осуждает эту ненужную провокацию и заверяет в своей поддержке всех верующих, которых мог оскорбить этот непристойный поступок». «Подобное поведение внутри храма противоречит ценностям республики, которые, если кто-то забыл, дают каждому возможность свободно выразить себя, - добавил он. - Хотя светское государство дает каждому право верить или не верить, республика гарантирует для всех верующих возможность ходить в храм в обстановке достоинства и взаимоуважения».

Посетители собора в штыки восприняли акцию Femen и не стали скрывать своего недовольства. «Здесь святое место, у вас нет права тут оголяться», - сказала активисткам французская туристка. Настоятель храма отец Патрик Жакен сообщил, что подал в полицию два заявления: первое касается обвинения в «осквернении культурного пространства», а второе - в нанесении «ран и побоев», так как один из сотрудников службы безопасности получил, по его словам, вывих плеча».

(«Le Figaro».)

«Пример Pussy Riot вряд ли достоин подражания, в чем Femen сегодня имеет возможность убедиться на собственном опыте.

До этого момента первые акции Femen во французской политической и общественной сфере встречали вежливым молчанием. Никто не осмеливался (раз уж украинские участницы движения ведут куда более опасную борьбу) выразить сомнения или критику насчет французского варианта группы.

Кроме того, тот факт, что в числе лидеров Femen находится бывшая активистка Соцпартии, которая заявила о себе во время студенческих выступлений (речь идет о Лубнии Мелиан), заставлял готовиться к худшему: переходу движения в руки тех, кто истово стремится к уорхолловским 15 минутам славы. Голая грудь под политическим предлогом - отличный способ вновь попасть в телевизор.

Год назад ваш покорный слуга находился в соборе Парижской Богоматери на церемонии обращения жаждущих приобщиться к вере неофитов. Да, можно агностически относиться к католической вере и не ходить по воскресеньям на службы, однако все равно любить церковную торжественность, о которой писал Аполлинер.

Это была прекрасная церемония, особый момент, который порождает обращение в веру сотен людей всех возрастов и любого достатка. И то, что она происходила в соборе Парижской Богоматери, где на протяжении тысячелетия крестили, женили и хоронили стольких горожан, придавало ей особую значимость и выразительность.

Церковь - это то, что соединяет современных мужчин и женщин с прошлыми поколениями. Что бы вы ни думали о религии, церкви заслуживают уважения, потому что представляют собой хранилище общей истории, связь людей с их предками, прошлым. Тот, кто может прийти в аббатство Везле и не восхититься излучаемым этим местом светом, заслуживает реинкарнации в рядах Femen.

Церковь - это воплощение Франции, наследие, которое способно преодолеть любые расколы. Именно поэтому в законе об отделении церкви от государства 1905 года все храмы были немедленно отнесены к национальному достоянию.

В этом-то и заключается заблуждение или даже ошибка Femen. В соборе Парижской Богоматери они выставили напоказ свою несчастную и жалкую вульгарность, печальную и агрессивную наготу, оскорбительную и ужасающую грубость, невероятную и катастрофическую бескультурность.

Тем самым они оскорбили не только Папу и католическую церковь, но и французскую духовность, некие незримые силы, обитающие в старинных камнях, которые обтесали и сложили неизвестные мастера десять веков тому назад. Франция - это страна, где можно ненавидеть священников, но совершенно недопустимо оскорблять все, что воплощает духовные силы.

В этом и заключается одно из тех противоречий, на которых держится очарование страны. В Femen явно этого не понимали. Как писал Марк Блок: «Существуют две категории французов, которые никогда не поймут историю Франции: те, чью душу не трогают воспоминания о коронации в Реймсе, и те, кто совершенно равнодушно читает о взятии Бастилии».

Мотайте на ус, дорогие Femen, и потихоньку уходите отсюда, чтобы о вас поскорее забыли».

Брюно РОЖЕ-ПЕТИ. («Le Plus».)