26.04.2013 / Общество

Наши хвосты пригодились в Припяти

Фото с сайта www.irk.ru

Когда у человека поражено ожогами пятьдесят процентов кожных покровов, угроза жизни очень велика. Трудно даже представить его страдания, от этих мыслей скорее бежишь прочь. Моя собеседница так же ярко представляет состояние нашей планеты, у которой стараниями человека поражено более пятидесяти процентов почвенного покрова. Тридцать пять лет научной деятельности Светлана Месяц, заведующая лабораторией геоэкотехнологий Горного института КНЦ РАН, посвятила решению этой проблемы. Недавно она удостоена звания «Заслуженный эколог РФ».

Впрочем, как сама считает, лучшая награда - видеть, что результаты твоего труда нужны людям. И эту награду имеет с тех пор, когда участвовала в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В основу комплексной программы по пылеподавлению с целью снижения радиоактивного пылепереноса в трехкилометровой зоне от атомной станции легла технология, разработанная и опробованная Светланой Месяц на пылящих поверхностях хвостохранилищ апатит-нефелиновой фабрики ОАО «Апатит».

Люпины у сгоревшего реактора

Те двести шестьдесят дней, что Светлана Петровна, вызванная в район ЧАЭС правительственной телеграммой, провела в трехкилометровой зоне поражения, сконцентрировали столько напряженного труда, удивительных встреч с людьми, которые так же тратили себя без остатка на борьбу со смертельной опасностью… А потому просто воспоминаниями они остаться не могли. Это часть жизни человека, который точно знает: его труд необходим Земле - нашему общему дому. Думаете, высокие слова? Вовсе нет. Это жизненная позиция.

- Сначала мы сделали облет на вертолете для оценки площади поражения, - вспоминает Светлана Петровна. - И с нуля за десять дней организовали работу. Создали растворный узел, подготовили к нанесению полимерного покрытия шесть «БелАЗов», оснастив их гидромониторами. Составы с полимером проводили к нам по стране по «зеленому семафору». В результате по нашей технологии были закреплены тысячи гектаров дезактивированных площадей, что привело к снижению содержания радионуклидов в воздухе на несколько порядков. На пострадавшей земле создан растительный покров, в том числе на месте сгоревшего от радиации соснового леса поблизости от разрушенного реактора. В память о нем в травосмеси добавили люпины, которые зацвели на следующий год. Сегодня там уже новый лес.

В течение первых трех месяцев она ежедневно бывала в «рабочей зоне». Вечер завершался отмыванием всего и вся от радиоактивной «грязи», а утро начиналось с получения новой рабочей одежды. И еще каждый вечер у двери квартиры, где жила Светлана Петровна, кто-то оставлял еду - знали, что возвращается поздно и сил уже никаких нет… Но силы находились. «Она одна сделала столько, сколько не сделали целые организации», - отзывается о Светлане Месяц в своих воспоминаниях заместитель директора СП «Комплекс» ПО «Комбинат» (предприятия, осуществлявшего работы по ликвидации последствий аварии) Юлий Андреев.

- Было трудно и интересно, - так оценивает то время моя собеседница. - Я познакомилась с замечательными людьми, со многими из них связь не прерывается. И для меня важно, что я реально увидела, насколько нужно было всем то, что мы там сделали, ведь в результате дезактивации почвенно-растительный покров, несущий сотни рентгенов загрязнения, был снят и захоронен, а сотни миллирентгенов после его удаления поднялись в воздух.

Самой же большой наградой Светлана считает слова благодарности, написанные ей на обороте фотографии опустевшего города Припяти на фоне взорвавшегося блока людьми, вместе с которыми она сражалась на этом поле битвы с радиацией.

Как в природе, только лучше

Прекращение пыления хвостохранилищ на самом деле было одной из первых задач, поставленных перед молодым ученым Светланой Месяц, когда она приехала в Кольский филиал Академии наук СССР в 1978 году. Начинала работу тогда в отделе при президиуме КФАН, лаборатория в стенах Горного института появилась после ее возвращения из Чернобыля.

Так вот, под руководством Светланы Месяц в 80-е годы и была разработана новая технология. Исходили из того, что лучший способ закрепить поверхность - создать на ней дернину. Сама почва здесь восстановиться не может - все выдувает ветром. Природе решили помочь. Прямо на поверхности, где уже посеяна трава без нанесения плодородного слоя, создается полимерное покрытие. Посевы просто поливаются водной полимерной эмульсией с помощью специально оборудованной машины, как дождиком. А когда вода испарится, образуется прочное покрытие, поскольку полимер обволакивает минеральные частички, проникая на некоторую глубину.

Под этим покрытием семенам очень комфортно: достаточно влаги и тепла, перепады температуры не так ощутимы. А для растущей травы покрытие не препятствие - побеги легко его пробивают. И никакому сильному ветру его не сорвать и ливню не смыть. Ему не страшны ни морозы, ни жара. Семена быстро дают всходы, столь же быстро появляется ровный густой травяной покров, он отмирает в положенный срок, образуя гумус… И дальше все идет так, как заложено природой. Только лучше. Само полимерное покрытие живет несколько лет, со временем подвергаясь биоразложению.

Об универсальности технологии можно говорить уверенно. Она успешно внедрялась в разных климатических зонах, на различных минеральных субстратах, при разных загрязнениях: радиоактивном - в районе Чернобыльской АЭС, нефтяном - на месторождениях Ямала, тяжелыми металлами - в импактных зонах горнометаллургических предприятий, для создания биогеобарьера на отвалах отходов рудообогащения предприятий Кольского ГПК, для закрепления движущихся песков в Прибалтике.

Пока корабль не утонул…

Вообще, заживлять раны Земли в лаборатории геоэкотехнологий Горного института умеют, по-видимому, как нигде. Даже беглое перечисление уникальных разработок впечатляет: это и технология промышленной водоподготовки (очистки сточных вод предприятий от многокомпонентных загрязнений), способы повышения промышленной и экологической безопасности при ведении открытых горных работ (ученые придумали, как закреплять карьерные уступы, на которых завершены работы), технология утилизации мазута из нефтеловушек, биотехнология очистки водоемов, включая донные отложения, и многое, многое другое…

Одно из крупных достижений института - обоснование экологической стратегии развития горнодобывающей отрасли на примере Кольского горнопромышленного комплекса. В работе принимали участие несколько лабораторий института - горняки, обогатители, экологи.

- Успех любого нашего начинания - в объединении специалистов разного профиля, а также в том, что наши экотехнологии, как и следует из их названия, построены по принципу природных процессов, - говорит Светлана Месяц.

Просто? Просто, как все гениальное. И путь к этой «простоте» шел через годы исследований, наблюдений, размышлений. Это мировоззренческий подход, целая философия.

- В нашей лаборатории не принято говорить «окружающая среда», - поясняет руководитель. - Ведь что в этом случае имеет в виду человек? Что он - в центре мироздания, а остальное - лишь окружение. Эгоцентрически мыслящий человек все внимание сосредоточил на создании орудий труда для борьбы с природой с целью ее потребления. В своем неуемном стремлении потреблять он забыл о том, что его потребности не должны вступать в противоречие с потребностями всего живого на Земле в целом. Сегодня уже очевидно: глобальный характер экологических проблем угрожает человеку как биологическому виду и реально ведет к гибели цивилизации. Тут уместно сравнение с кораблем, где люди сидят в салоне верхней палубы и решают проблемы ресурсной напряженности, то есть как обеспечить высокое качество жизни «золотого миллиарда» за счет остальных пяти. А корабль-то тонет…

Впрочем, специалисты уже обладают достаточными знаниями, чтобы предложить иную стратегию развития цивилизации, и прежде всего речь идет об учениях Вернадского, Докучаева и других о многосложных взаимодействиях живой и неживой природы. В свете современных знаний о роли почвенной оболочки Земли они обосновали необходимость рассматривать почву не только как объект труда, но в первую очередь как экологический щит биосферы, хранилище генетического разнообразия жизни.

- Кстати, обратите внимание: наша планета - Земля, - говорит Светлана Петровна. - И почву в русском языке называют землей не случайно, поскольку почвенно-растительный покров - наш главный планетарный ресурс, «наше все», мембрана жизни. Современное мировоззрение явно не соответствует уровню развития естественных наук и, безусловно, является тормозом на пути к переменам. По-видимому, экология как организующая наука о жизни должна взять на себя труд по изменению миропонимания. Причем чтобы новое мировоззрение стало уделом не узкого круга, а опорой для каждого жителя планеты, необходима коренная реформа образования. Образование должно давать представление об общей логике развития мира, в котором мы живем, и месте человека в этом мире.

На своем месте Светлана Месяц делает все для этой цели.

Зоя КАБЫШ, Апатиты

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.04.2013

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Так по-разному средние фильмы
Гороскоп на сегодня