10.07.2013 / Общество

Полет длиной в полвека

Воинские захоронения пора спасать от разрушения

Забытую могилу в дальней части старого кладбища найти нелегко, но полвека назад гранитное надгробие на пригорке, наверное, было видно издали. Под стилизованным крылом самолета покоятся североморские авиаторы, совершившие последний полет 12 августа 1963 года.

Виктор Бахарев, Анатолий Костенко, Иван Бродников, Владимир Старченко и Станислав Гилис служили на Ту-16. Противолодочник входил в состав 3-й авиационной эскадрильи 9-го гвардейского полка 5-й морской ракетоносной авиадивизии ВВС СФ. Давно уже ни дивизии, ни полка нет, да и могила поросла травой. Потускнели фото на эмали, стерлись имена и даты жизни летчиков. Сын лишь одного из них, Анатолия Костенко, живет до сих пор в Североморске, но, будучи сам уже пожилым человеком, просто не в состоянии привести в порядок братскую могилу.

Мудрено найти ее, все заросло вокруг. На поиски надгробия мы отправились с начальником отделения североморского военкомата Игорем Максимовым. По дороге он рассказывает, как неравнодушие одной из его подчиненных, Ольги Кузьмичевой, помогло спасти памятник от окончательного забвения. Она во время одного из городских субботников, приводя в порядок военное кладбище близ штаба флота, заметила это захоронение. Сравнительно нестарое - 60-е годы. Расшифровав три сохранившихся имени на памятнике, женщина попыталась разыскать родных. У сына помощника командира корабля Костенко узнала подробности трагедии полувековой давности. И посыпались запросы в военные архивы.

Из акта расследования катастрофы Ту-16: «12 августа 1963 г. в 19 ч. 24 мин. капитан Бахарев произвел вылет в интересах службы противоминного наблюдения флота. Задание должно было выполняться с высоты 500 м визуально. Метеоусловия к моменту вылета на аэродроме были простыми, но в районе выполнения задания местами была низкая облачность с высотой нижней кромки 100 метров и видимостью под облаками 2-4 км. Взлет и отход от аэродрома капитан Бахарев произвел нормально. Радиосвязь с экипажем после взлета прекратилась».

- Шла повседневная боевая подготовка, тренировочный полет, - поясняет Игорь Максимов. - Поднялись при хорошей видимости, следовали в сторону полигона, то есть в море. Ближе к береговой черте видимость резко ухудшилась, и, скорее всего, ребята спустились ниже кромки облаков, чтобы визуально определить свое местонахождение. Бреющим полетом пошли к морю и… врезались в сопку.

Обломки самолета действительно нашли на побережье, в 60 километрах от аэродрома, машина была полностью разрушена, экипаж погиб.

По запросу североморцев Центральный архив Минобороны РФ прислал учетные карточки летчиков. Из них следует, что авиаторы были достаточно опытные. Гвардии капитан Бахарев - пилот первого класса, кораблем командовал уже 4 года. Гвардии старший лейтенант Иван Бродников - штурман первого класса. Четыре офицера, старший сержант сверхсрочной службы и младший сержант-срочник. Последнего, Вячеслава Баранова, близкие увезли для погребения на малую родину, под Нарофоминск. Остальные пятеро легли в общую могилу.

Собрав сведения, военкомат стал искать возможность привести памятник в порядок. В его бюджете средства на такую работу не предусмотрены, значит, надо искать добровольных помощников. По стечению обстоятельств такой нашелся сам - руководитель одной из компаний, занимающихся установкой памятников, услышав историю, предложил бескорыстную помощь.

- Мы надеемся, что к концу июля, возможно, ко Дню ВМФ, все удастся завершить, - говорит Игорь Максимов. - Сам камень в хорошем состоянии, его нужно только почистить и отполировать, а портреты летчиков будут восстановлены. Кроме того, на гранит нанесут имена и даты жизни. Ну и саму площадку перед надгробием, ступени к ней приведут в порядок, выложат плиткой. Может быть, стоит чуть подрезать деревья, закрывающие памятник.

На этом кладбище давно не хоронят - первый на Ваенге погост, после того как город разросся, оказался в его центре, расширяться некуда. Здесь много могил сороковых годов, времен войны. Саша Ковалев, Петр Сгибнев - тут лежат герои, те, чьи имена помнят все. И рядом - безымянные.

Возвращаясь, мой проводник сетует: установить, кто лежит под покосившимися обелисками, практически невозможно: план захоронений, если таковой и существовал, не сохранился. И если родственники покойных давно уехали с Севера, восстанавливать могилы некому. В прошлом году накануне Дня Победы вандалы разбили несколько могильных плит - сейчас они восстановлены. А вот соседние, которые преступники не тронули, все так же разрушаются сами.

- Старший матрос Пивоваров Алексей Спиридонович, - с трудом разбирает Игорь тусклую надпись на ржавом медальоне. - Родился в сорок первом, погиб в шестьдесят третьем - еще одно воинское захоронение мирного времени. Тоже полвека назад.

Могила двадцатидвухлетнего срочника обнесена высокой оградой с ржавыми якорями - когда-то мальчишку, отдавшего жизнь «при исполнении», помнили. Но вот-вот уже совсем исчезнет фотография и обвалится оградка. Работники военкомата фотографируют захоронение в надежде найти сведения и о нем.

- Нужно срочно фиксировать, пока еще не все разрушено, пока можно за что-то зацепиться, - вступает в разговор помощник военкома области Николай Абрамов. - По идее за эту работу надо было еще лет двадцать назад браться. Так хотя бы теперь - нельзя дальше тянуть. Но в военкоматах людей на это нет. Может, хоть ребят из летних лагерей или кадетов подключить, добровольцев, общественников, волонтеров? Чтобы просто описать, сфотографировать безымянные или разрушающиеся могилы, тогда мы сможем делать запросы, планировать работу. Это же наше прошлое, наши воины. Давайте хотя бы всем миром!..

Фото:
Татьяна БРИЦКАЯ, Североморск - Мурманск.

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.07.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,975176,504780,539973,5615
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня