21.09.2013 / Общество

Павел Санаев:«Я - не Раздолбай...»

Фото: Михаил Антонов

Почти 20 лет спустя автор культовой повести «Похороните меня за плинтусом» Павел Санаев разродился новым романом «Хроники Раздолбая», а на выходе и вторая часть «Хроник…» Как и всякий писатель, Павел не слишком любит рассказывать о творческом замысле, своих героях, сюжетных линиях, сохраняя интригу для тех, кто захочет прочитать книгу. И хотя ни сам 44-летний автор, ни его издатели не мечтают затмить успех «Плинтуса», вышедшего общим тиражом под миллион экземпляров, но «Хроники Раздолбая» - достойное продолжение истории. Редкий случай, когда критика единодушно приняла новую вещь Санаева, а кинематографисты сразу почуяли реальный экранный потенциал.

- Павел, далеко не все молодые читатели поймут, о каких магнитофонных кассетах все время говорит и думает ваш герой, какие записи он продает, таким образом спасаясь от хронического безденежья… Вы ведь меломан, поклонник тяжелого рока. Не про самого ли себя вы пишете в «Хрониках Раздолбая»?

- Уверяю вас, я совсем другой человек. Так, мой Раздолбай чрезвычайно подвержен влиянию других людей, я же никогда не замечал за собой этого. А рок-музыка для меня в те годы была и сейчас осталась энергетической подпиткой. В 70-80-е годы, когда эта музыка только появилась, в ней было очень много неожиданно нового. На фоне звучавших по тогдашнему ТВ и радио Валентины Толкуновой и Льва Лещенко тяжелая музыка, конечно, «била ключом по голове»: вау, какая энергия! А потом это стало модным увлечением, многие слушали ее просто лишь бы слушать.

Но главное, что в этом был определенный дух бунтарства, стали появляться первые неформалы, первые фестивали, сейшены. Потом все потихоньку сошло на нет, и это вполне естественно. Удивительно, что так долго это продолжалось, потому что в той же Америке тяжелая музыка сошла на нет буквально за несколько лет. В 90-м все растаяло. А сейчас в тяжелой музыке в лидерах скандинавы и немцы. Казалось бы, где финны и где тяжелая музыка?! Удивительно, но факт. Я слышал такую версию: оказывается, они на государственном уровне задумались, как отучить народ пить. Пьют очень много в Финляндии. И они сказали: «А давайте мы такой закон придумаем, что каждому, кто захочет записать пластинку, даем студию, а выпуск первой пластинки оплачивает государство. И в каждом городе сделаем музыкальный фестиваль!» Появилось дикое количество групп, каждый день какие-то музыкальные фестивали… И везде есть публика, есть свои звезды.

И в России далеко не все сошло на нет: музыки хорошей достаточно, я бы не сказал, что она умерла. Но, конечно, из моды давно вышла, умами большинства не владеет, да и не кормит, как моего героя. Раз все доступно: можно скачать в Сети, купить, найти, заказать.

- То есть магнитофонные кассеты нужны вам как приметы того времени?

- Это же не книга о реалиях советской эпохи, где скрупулезно все выписывалось, детали, которые сами по себе интересны. Я описываю эти кассеты лишь для того, чтобы в концовке то самое маленькое зло, которое совершает герой, слилось в очень простую вещь: продать или не продать ради сиюминутной личной выгоды чужие кассеты, которые дорого стоят и попали тебе в руки? Можно продать, а потом сказать: «Извини, я потерял», еще что-то соврать, тем самым решив свои проблемы огромные. Ведь Раздолбай оказывается в ситуации полного безденежья, готов даже пойти на курсы массажистов, чтобы хоть как-то в жизни зацепиться, но на курсы тоже нужны деньги... Когда я описывал эту ситуацию, то спрашивал у своей жены. Ей 25 лет, никаких кассет не застала, но ей все было понятно, так как дело не в приметах времени, а в сути внутреннего конфликта. Вечный конфликт, когда можно выплыть, только подставив другого... Пока вышла лишь первая часть «Хроник Раздолбая», а уже скоро будет и вторая, которая многое прояснит, расставив точки над «i».

- И все-таки, судя по «Хроникам Раздолбая», вы держите в памяти множество деталей четвертьвековой давности… Рискну предположить, что вы ведете дневники.

- Веду… Но не храню. Заканчивается год, и я свой дневник просто стираю с компьютера.

- Это же ваша жизнь… Неужели не жалко расставаться с написанным от чистого сердца?

- Нет. Дневник мне нужен, чтобы привести мысли в порядок. Это инструмент, а не записки, чтобы кто-то потом читал и тем более издавал.

- В Сети можно прочитать, что повесть «Похороните меня за плинтусом» вышла суммарным тиражом 500 тысяч, а на рекламных плакатах вашего нового романа написано: миллион! Чему верить? Или счет потерян?

- Счет потерян. Менялись издательства, затем книга выходила в серии «Библиотека современной классики», которая распространялась как приложение к свежему номеру популярнейшего еженедельника. Там и был сумасшедший тираж, не уследить. Таким образом, по количеству существующих книг - около миллиона.

- Люди разных поколений очень любят изумительный голливудский фильм «Назад в будущее», соединивший фантастику, комедию, приключения… Правда, что именно вы, как переводчик, приложили руку к его русскоязычной версии?

- Я переводил «Назад в будущее-2» и третью часть, первый же фильм переводил Андрей Гаврилов. Но и вторая, и третья части существуют в разных переводах, поэтому не знаю, мой ли у вас перевод или нет. В ту пору (вторая часть вышла в конце 80-х, третья в 1990 году. - Прим. авт.) эти фильмы не шли в нашем прокате, они были на видео. У нынешних переводчиков не меньше профессионализма, просто мы запомнились, потому что были первыми…

- А что вы думаете о переводах Гоблина (петербуржца Дмитрия Пучкова), столь любимых уже многие годы?

- Деятельность Гоблина вызывает у меня восхищение, потому что человек возродил к жизни, казалось бы, давно умерший жанр. Все считали, одноголосый перевод умер, исчез как вид деятельности. И вдруг Гоблин его реанимировал и поднял на новый уровень. Ездит по стране, в «живом» переводе показывает фильмы в кинотеатрах, очень много работает, и мне очень это нравится.

- Чья деятельность еще вызывает у вас восхищение?

- Ой, много таких людей!

- Допустим, в области современного российского кино…

- Антон Мегердичев снял замечательный фильм «Метро», который вызывает у меня просто такое восхищение, что на грани белой зависти.

- Вы были недовольны экранизацией «Плинтуса», называли фильм Сергея Снежкина «депрессивным». Можно ли ждать, что уж «Хроники Раздолбая» вы, сами очень интересный кинорежиссер, экранизируете?

- Если бы у меня была цель сделать по этой истории фильм, я сразу писал бы сценарий и снимал его. Это же разные вещи - литература и кино. Роман этот с постоянным внутренним конфликтом, и, грубо говоря, то, что у героя в голове, не предназначено для кино. «Плинтус» же более драматургичная история, в большей степени подходит для экранизации… Хотя когда вторая часть будет написана, если возникнет предложение какого-нибудь телеканала, условно говоря: «Павел, нам понравилась ваша книга, мы хотим снять по ней сериал», я буду рад взяться за экранизацию, но не стану сам носить книгу по каналам, просить…

Михаил АНТОНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.09.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,530575,923680,549873,4911
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня