28.11.2013 / Общество

Не мамин сын

Фото с сайта stihi.ru

Эти истории развивались параллельно. С одной стороны - два друга - Алексей* и Павел, которые росли вместе, потом вместе занялись спортом. В какой-то момент один из них ступил на иной путь - подсел на наркотики. Павел не смог удержать приятеля от падения в пропасть, но и не отвернулся: частенько заходил в гости, приносил продукты.

С другой стороны - 24-летняя Анна, которая зарабатывала на жизнь, торгуя собственным телом или воруя. Большая часть денег уходила на наркотики. У отчима и мамы, которые старались помочь непутевой дочери, уже опустились руки. В 2010 году Анну осудили, а весной следующего года она, отбывая срок, родила сына. В 2012-м мурманчанка вышла на свободу, однако уже нынешней осенью - 24 сентября - полицейские вновь задержали ее за кражу.

Подкармливал чем мог

В июле северянка вместе с двухлетним сынишкой Сашей зашла в гости к знакомому, тому самому Алексею, что променял спорт на наркотическую эйфорию. Через какое-то время молодая женщина засобиралась, вот только уходя, ребенка с собой не взяла. Оставила, как игрушку, как ненужную вещь.

По словам Алексея, «она вроде как ушла ненадолго, но так и не вернулась». Перепуганный же малыш остался там, среди грязи, алкоголя и наркотиков.

- В квартире - голые стены, плохо пахнет, все время находятся люди, которые между собой могут быть даже незнакомы, - листает материалы дела врио замначальника отдела дознания отдела полиции №1 УМВД России по городу Мурманску Анастасия Наумова. - Знают, что туда всегда можно прийти, что-то принести и употребить.

- Лично меня по-человечески удивило то, что этот наркоман и маргинал оставил мальчика, чем мог подкармливал, - говорит старший помощник прокурора Октябрьского округа Мурманска Ольга Кавинская. - А ведь мог бы чужого ребенка попросту выставить за дверь. О необходимой заботе, конечно, и речь не идет. Малыш практически был предоставлен сам себе.

Как ни странно, никто из соседей не обратил внимания на маленького новосела, хотя сейчас многие не знают, что творится за границей собственных квадратных метров. Гулять ребенка Алексей вряд ли водил, так что жильцы дома могли и не видеть мальчика. Так прошло как минимум полтора месяца.

В один из дней Алексея навестил Павел, вновь принес еды. Он уже знал, что в квартире приятеля появился ребенок, однако этот раз, видимо, оказался последней каплей. В одной комнате сидела большая компания нетрезвых и продолжающих выпивать людей, а в другой - на полу под грязным одеялом спал мальчик, в ожогах, синяках и ссадинах. Павел забрал истощенного малыша и отвез к своей 55-летней маме в поселок Молочный. Позвонить в полицию у него не хватило то ли сообразительности, то ли...

- Видимо, сжалился над своим другом (к которому у стражей порядка могли возникнуть вопросы. - Прим. авт.), - считает Анастасия Наумова. - Естественно, они должны были сообщить, но...

Шли дни. Саша прожил в Молочном уже три недели, ссадины понемногу заживали, мальчик начал разговаривать, тогда как вначале просто молчал, но вот о доме не вспоминал. Когда же его спрашивали, хочет ли к маме, отрицательно мотал головой.

Пыталась исправиться?

В это время в Мурманске Анна пыталась доказать стражам порядка, что ее нельзя лишать свободы, ведь она мать трехлетнего малыша! А где же малыш? Этот вопрос поставил Анну в тупик: помнит, оставила у приятеля, а что потом?..

Тогда же в правоохранительные органы поступило сообщение из медучреждения, куда привела Сашу приютившая его женщина. На следующий день - 25 сентября - в квартиру одного из молочнинских домов нагрянули полицейские и сотрудники органов опеки. Ребенка забрали и поместили сначала в инфекционную больницу, затем - в мурманский центр помощи детям. Там ему дали следующую характеристику: «Плаксив, легко возбудим, плохо идет на контакт с воспитателями, замыкается, нервничает, ему не хватает внимания. Активный словарный запас очень маленький, качество произношения на низком уровне. Как правило, старался занять себя сам, изучая окружающую обстановку. Неусидчивый, внимание не концентрирует». Впрочем, неудивительное поведение после всего пережитого малышом.

В отношении Анны возбудили уголовное дело не только за кражу, но и по статьям «Оставление в опасности» и «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».

В полиции считают, что ребенок для молодой женщины был поводом трясти с родителей деньги, мол, ваш внук голодает. Мама Анны запрещала своему мужу давать дочери «наличку», ведь она уходила на зелье, поэтому отчим иногда привозил продукты, оплачивал Сашин детсад.

Несколько иного мнения придерживается начальник отдела охраны прав несовершеннолетних комитета по образованию администрации Мурманска Светлана Руднева, говоря, что Анна (эта семья сначала была под контролем, затем и вовсе поставлена на учет) пыталась исправиться, просто в один момент сорвалась.

- Она устроилась на работу, даже было время, когда трудилась в двух местах. Ребенок посещал круглосуточную группу в садике. Мама объясняла это своей занятостью, - говорит Светлана Николаевна. - Когда наши сотрудники посещали семью, в квартире всегда было чисто, были продукты, необходимая одежда. Может, помогали бабушка и дедушка - никто не отрицает, но на момент рейдов все это пусть в минимальном количестве, но было!

22 июля Анна должна была прийти в садик по какому-то вопросу, но так и не пришла, ребенок тоже перестал там появляться. Однако ежедневно ходить к своим подопечным сотрудники органов опеки не могут, да и не обязаны. К тому же однажды в разговоре с инспектором группы по делам несовершеннолетних Анна заявила, что к ней часто кто-то приходит, но она просто не открывает дверь. У соседей претензий к мурманчанке не было: никаких компаний, скандалов, криков ребенка.

Сотрудники органов опеки связывались с другими службами, пытались выяснить, что с Сашей, где он. Звонили и бабушке с дедушкой, но те сказали, что внука и дочь давно не видели, а телефон Анна отключила. Тогда за дело взялись полицейские, которые и обнаружили малыша в Молочном.

- Для нас изъятие ребенка - не главное, - продолжает Светлана Руднева. - Ведь дети привязаны к матерям, какими бы те ни были. Если женщина делает хоть какой-то шаг на пути исправления - устраивается на работу, например, - ей идут навстречу. Чего не хватило этой маме? Наверное, поддержки окружения, прежде всего близких родственников. Часто в подобных ситуациях родные решают отдаленно понаблюдать: пусть повозится, может, у нее что-то получится. Периодически приносить продукты и игрушки ребенку - самый простой выход, а вот постоянно поддерживать, в том числе психологически, - это не всем удается. Мы со своей стороны оказываем всю необходимую помощь: психологическую, единовременную материальную через комплексный центр социального обслуживания населения, через комитет по соцзащите. Но и человек должен настраивать себя: у меня есть ребенок, я за него несу ответственность.

Когда ожидание сменяется агрессией

- Ребенку все-таки лучше в такой семье или в детдоме?

- Ребенок тянется в семью, особенно в маленьком возрасте. Вот это и сдерживает нас принимать радикальные меры, когда еще можно бороться за маму, папу. В детском же доме, пока ребенок маленький, у него есть надежда. Малыши рады каждому приходящему взрослому: «Вы за мной?..» Если у них остались воспоминания о своих родителях, дети ждут. Лет до 10-12. Потом начинается агрессия, обида на всех: их предали, их бросили. Так что мы стараемся до последнего работать с семьей.

И ведь действительно есть положительные примеры. Сейчас одна из северянок восстанавливается в правах на двоих детей. Бывшая наркоманка, она прошла курс лечения в Санкт-Петербурге, устроилась на работу, пока малыши находились под опекой бабушек. Все это время поддерживала связь с детьми, выплачивала алименты, приносила подарки.

К счастью, маленькому Саше не придется жить в детдоме: мама Анны, как только узнала, что дочка вновь за решеткой, тут же собрала документы и оформила опекунство над внуком. К слову, в последнее время в нескольких случаях смертей наркозависимых родителей их детей также забирали к себе родственники.

Что касается поступка Павла и его мамы, однозначно о нем говорить трудно. С одной стороны, это делалось явно из благих намерений - отмыть, накормить, вылечить, приласкать, с другой - это как минимум безответственно. И по отношению к малышу, который, наверняка, молочнинскую квартиру за те недели уже стал считать своим домом, и по отношению к родственникам ребенка. Да, мама никудышная, ну а бабушка, дедушка?

Как бы то ни было, даже найдя щенка, совестливый человек повесит объявление, ведь этот комочек - чье-то родное существо. А здесь ребенок! Не игрушка, не щенок, а человек...

Комментарий специалистов

Борис КОГАН, уполномоченный по правам ребенка в Мурманской области:

- Бабушка не знала о судьбе мальчика и не забрала его к себе раньше, поскольку у нее были неприязненные отношения с дочерью из-за асоциального образа жизни последней. Данный случай находится на моем контроле. Я обращаюсь ко всем взрослым: не оставайтесь равнодушными! Ведь если б кто-то сообщил о ребенке в полицию или другие структуры, такой бы ситуации не возникло. Ко мне часто напрямую обращаются северяне, сообщая, что где-то на детской площадке яма, где-то люк открытый. И это хорошо. Здесь речь идет не о яме - об оставленном ребенке.

Алексей ТОЛСТЫХ, адвокат:

- Безусловно, брать малолетнего ребенка самовольно, пускай даже у наркоманов, нельзя. Следует сразу обратиться в полицию, откуда прибудет участковый или инспектор по делам несовершеннолетних, или же в органы прокуратуры с заявлением, в котором подробно описать ситуацию. А эта ситуация при поступлении заявления в полицию, например, от мамы или бабушки ребенка, может трактоваться как похищение человека. Однако порядок возбуждения уголовного дела не так прост: на стадии предварительного следствия все бы досконально проверили, в том числе наличие умысла и весомых доказательств того, что эти лица хотели причинить вред мальчику. Здесь состава преступления я не вижу, однако никому не советую заниматься самодеятельностью.

Екатерина БОГДАНОВА.

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.11.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Плати, а то пожалеешь

Преступил закон из-за ненависти к секс-меньшинствам - только ли?

Вагончик тронется, перрон останется

Когда любовь и ненависть идут бок о бок

Смерть на Рождество

В одном из женских романов я встретила новое и очень емкое слово о некоторых нынешних мужчинах - никчемушники

С крупной суммой на ремне

Кражу почтальон объяснила трудным материальным положением

Дюймовочка с клинком

Маленькая, хрупкая девочка сначала воровала, потом взялась за нож

Артистка Люся

Для любого человека зловещая эсэмэска с текстом «Ваша карта заблокирована, срочно перезвоните в службу безопасности по номеру» - новость шокирующая

А поговорить?

На что только не идут мужчины, брошенные любимыми

Голодный бич страшнее волка

За 244 рубля молодой подонок чуть не убил знакомую бабушку

«Жаль, всех не положил!»

Один брат в могиле, второй за решеткой. Не болезнь их выкосила - водка

Сороки-воровки

Мужчине не понять, как можно прийти в магазин без денег - «просто посмотреть»

Шаг в пустоту

Мурманскую область потрясла пятисекундная видеозапись

Жизнь обидчика - в подарок

День праздничный, но у безработного ухажера вряд ли найдутся деньги

Куда прешь? Я еду!

Последнее, что Людмила Ивановна ощутила перед тем, как потерять сознание, - чудовищной силы удар

Нужны мои деньги? Да пожалуйста!

Разве не дико уже то, что бабушка села в чужую машину и начала покорно отвечать на, мягко говоря, странные вопросы собеседника?

Дети-дети, куда бы вас дети?

Что же за чудовище женщина, которая почти в семьдесят лет напала на родного сына с ножом?

Фантазерка с ледорубом

Собутыльникам она хвасталась с прищуром: «А я ведь сидела. За убийство». Наступил день, когда дикая фантазия стала правдой.

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня