12.12.2013 / Общество

Когда на руках мозоли - их нет в душе

Александр Смирнов (справа) беседует с Дмитрием Колесниковым. Фото Олега ФИЛОНОК.

В минувший понедельник в Москве состоялось вручение медалей уполномоченного по правам человека в РФ «Спешите делать добро». Церемония по традиции приурочена к дню принятия Всеобщей декларации прав человека. Среди отмеченных наградой - мончегорский предприниматель Александр СМИРНОВ.

Переделкино для зеков

29-й километр дороги на Мончегорск. Эта точка на трассе хорошо знакома дальнобойщикам: придорожное кафе и гостиница, автостоянка, шиномонтаж, магазин запчастей для грузового транспорта.

Пожалуй, еще большей популярностью это место пользуется... у зеков. Не удивляйтесь, именно так - у бывших и настоящих сидельцев. Хозяйство Смирнова уже десять лет и три года является пристанью для «лихого люда», чаянно или по недомыслию молодости преступившего закон и оказавшегося за решеткой. За это время через приют прошло свыше двухсот осужденных и лиц без определенного места жительства.

- Колония не учит человека жить в обществе, она учит его жить в колонии, - ведает Александр Николаевич, покуда мы идем его вотчиной. - Я принимаю на работу людей с судимостями и отбывающих срок наказания. Зачем? Чтобы помочь им соскочить с этой страшной карусели. Куда деваться освободившемуся из заключения мужику? Со справкой, без прописки и парой тысяч рублей в кармане? Особенно, если на воле никто не ждет... В каком отделе кадров ему не укажут на дверь? А дальше все известно: он погуляет, оторвется на радостях и назад по проторенной дорожке - украл да снова в тюрьму. А если помочь такому человеку, вовремя поддержать, дать почувствовать вкус другой жизни, то его история может быть иной. Он уже не захочет возвращаться за колючую проволоку.

Ранние сумерки полярной ночи окутывают территорию ООО «Смирнов»: множество строений разного назначения, краны и другая техника, в стороне - подсобное хозяйство со свинарником, кроличьим куренем, необычное по архитектуре строящееся здание гостиницы взамен сгоревшей. А поодаль в загоне - парочка оленей с непилеными рогами. Это уже для души.

Рабочий люд здесь специфический. На лицах одних жизнь уже сделала неизгладимые отметины, других еще щадит, словно давая понять: не все потеряно, ведь ты молодой, ступай туда, где свет.

- Валера! - окликает Смирнов парня.

Подходит молодой человек - улыбается, он явно в хорошем расположении духа. И причина тому есть - осужденному Валерию Швылкину осталось четыре месяца до освобождения. Он, как и некоторые другие из здешних работников, отбывает срок в колонии-поселении № 24, что в Оленегорске.

- Всячески стараюсь, чтобы освободиться условно-досрочно. Тружусь у Александра Николаевича три месяца, зарабатываю деньги, они мне пригодятся на воле, - делится бывший детдомовец из Кандалакши.

Неплохой, по всему видно, парнишка, попал в колонию по дурости. Сейчас, говорит, все обдумал, повтора не хочет. Но как знать, что сулит свобода?

- Это наша большая социальная беда: нет мостика таким, как Валера, для перехода в другую жизнь, - толкует предприниматель, когда идем дальше.

У Андрея Бучкина, тоже из КП-24, целый букет статей УК. Драка, кража плюс еще какой-то неблаговидный проступок - и вот свои 27 лет кандалакшанин отмечает в колонии.

- Работал на железной дороге, залили за ворот, заняться нечем, вот дурь и включили, - кается теперь Андрей. А ведь все могло быть иначе, парень прошел армию, служил на Кавказе.

- У Николаича много чему научился: надо быть хватким, держаться за жизнь, иметь стержень в характере, - рассказывает подопечный Смирнова. - Благодаря наставничеству этого человека я овладел техникой, уже полтора года здесь работаю. Наши ребята набираются профессиональных навыков - в дальнейшей жизни пригодится.

55-летний Смирнов университетов не кончал, его жизненная философия не по учебникам вызубрена. К тому же настоящий богач: четверо детей. Старшему за тридцать, а младшие совсем мелкие: дочке полтора годика и сыну - семь месяцев.

Николаич поможет

Обычно на зоне начальника называют хозяином.

- Да нет, здесь ведь не колония. Николаичем меня все зовут, - поясняет Смирнов.

И правда, то и дело слышу от осужденных: «Николаич похлопочет об УДО», «Николаич поможет», «Николаич подскажет». С большим уважением это говорится.

- Почему вы занимаетесь трудоустройством бывших и настоящих заключенных, даете им работу и кров, помогаете этим людям? Зачем лично вам это? - не удерживаюсь от прямого вопроса об истоках милосердия столь редкой пробы.

- Об этом как-нибудь потом. Может быть, расскажу в книге, - таким был ответ.

Смирнов не захотел говорить о своем прошлом, да это, по сути, и не столь важно. Судить о человеке достаточно по его делам. Так называемое приличное общество, как правило, воротит нос даже от запаха той жизни, в которой пребывают многие подопечные Николаича. А он, подобно паровозу, тащит, вытаскивает их из болотистой низменности на возвышенность - а там, глядишь, и солнышка больше, и ветер свежий непутевые головы обдувает.

Алкоголь - поставщик людей для тюрем и колоний. От него куча бед. Поэтому в автономии Смирнова царит сухой закон. Здешние каноны прописаны в инструкции для работников.

- С вольнонаемными из города бывают проколы, особенно после получки, - делится предприниматель. - С теми же, кто приезжает из КП-24, таких проблем нет: приехали трезвыми, уехали трезвыми. Вы сами видели - у них и лица другие.

Кстати, в прошлом году в целях надзора за осужденными КП-24, трудоустроенными на вывозном объекте ООО «Смирнов» в Мончегорске, впервые в России был установлен комплекс технических средств, включающий систему видеонаблюдения и биосенсорное оборудование. Таким образом охранников стало меньше, а контроль повысился.

Но никакие нововведения внутри системы не исправят жесткую статистику повторного возврата за решетку.

- На волю выходят, по сути, голодные люди. Главный смысл того, чем я занимаюсь, - уменьшить количество граждан, которые возвращаются в тюрьмы и колонии после освобождения, - откровенничает мончегорец. - Ведь таких, как Дима, - с живой душой, немало, и им надо помогать удержаться. Им нужен свой проводник по жизни, по эту сторону колючей проволоки.

Николаич приводит в пример своего воспитанника. Дмитрий Колесников отбывал наказание за кражу в КП-24, от товарищей по несчастью узнал, что есть такой Смирнов, который привечает освободившихся. Так что, выйдя на волю, Дима прямиком сюда - уже освоил ремесло каменщика, работает на строительстве гостиницы. Живет в общежитии на территории, неплохо зарабатывает и, как говорит, не торопится покидать место, где может быть впервые почувствовал свою значимость и обрел уважение окружающих. Дмитрий рос без родителей, его воспитывала бабушка, которой ныне уже нет.

- Моя большая удача - встреча с таким человеком, - говорит парень. - Александр Николаевич помогает во всем, к нему можно обратиться с любым вопросом, он учит не только специальности, но и жизни.

Крым, рым и медные трубы

Пока наматывали круги по промплощадке, чего только не повидали. Хрюшки, куры-пеструшки; лохматые, видимо, из бывших бомжей псы в дозоре - у каждого своя будка; ангары со всякой всячиной; мебельное производство. Львиная доля деятельности ООО «Смирнов» связана с разбором старых зданий города металлургов. То есть и там он чистильщик.

- Ваша деятельность столь разнообразна, ваши наемные работники - из специфической категории. Проверяющие органы «кошмарят» бизнес? А криминальных авторитетов не раздражают ваши принципы? Не боитесь? - выдыхаю сонм вопросов.

- Я никого не боюсь. Стоит дать слабину - сразу съедят, - отвечает жестко и лаконично. И уже мягче добавляет: - У меня за плечами Крым, рым и медные трубы.

Испытание медными трубами после вручения столь весомой награды еще впереди. Впрочем, член Общественного совета УФСИН России по Мурманской области относится к этому факту сдержанно - говорит, что для него это была полная неожиданность. Пригласили в заполярную столицу вроде как опытом делиться, почему да отчего к нему тянутся такие люди. А в повестке заседания - бац, вопрос о выдвижении его кандидатуры.

- Я бы хотел продолжить тему организации помощи освобождающимся из мест лишения свободы, - признается Александр Николаевич. - Нужны реабилитационные центры, которые заполнят промежуток между тюрьмой и нормальной жизнью. И остановят наконец эту карусель. Логика очень простая: если мы помогаем вышедшим из колоний - они не мешают нам жить. А если игнорируем граждан с такими судьбами - у нас же возникают большие проблемы, растет преступность.

У «Макаренко» из Мончегорска даже есть своя теория: примерно за месяц до освобождения выводить осужденных, особенно молодежь, на работу в такой, как у него, комплекс. Где они могли бы освоиться, ремесло получить.

Иными словами, чтобы выход на волю был плавным, чтобы меньше людей после освобождения оказывалось в «чистом поле», где ни кола, ни двора.

Смирнов говорит, что готов заниматься даже наркоманами - была бы поддержка со стороны областных структур.

- А если всего бояться и ничего не делать - зачем тогда жить? - вновь и вновь повторяет Николаич свой главный принцип.

Татьяна ПОПОВИЧ, Мончегорск.

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.12.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,239673,724778,148871,3709
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня