21.12.2013 / Общество

Бывают такие Горюновы

Начался сериал «Горюнов» на НТВ. Смотрю его двое суток, и каковы же мои первые впечатления?

Они и для меня самого оказались интересными. Обычно сериалы не смотрю. Когда вышел сериал «Робинзон» по моей повести, еле посмотрел несколько серий. А тут бегу к экрану каждый день. В чем дело?

Не вижу ляпов? Да их полно. Ужас сколько! Тельняшки и не тельняшки, щетина командира и фанера вместо отсека, компьютер вместо лодки и пошло-поехало, можно перечислять и перечислять. Но… я же смотрю все это и не чувствую отвращения. Ну и почему?

Почему все это не вызывает у меня отвращения? Из-за моих текстов? Но они же искажены так, что я сам их не узнаю, и во мне должно нарастать раздражение, я должен быть возмущен.

А я возмущен? Нет. Наоборот, хочется, чтоб эта Маша вышла наконец замуж за этого Петровского.

И самого Горюнова жаль - мечется между женщинами.

Видимо, дело в том, что создателям фильма удалось оживить своих персонажей. Они очень живые. И, как только это случилось, картонные декорации - даже самые чудовищные! - ушли на второй план.

Это театр. Не раздражает же нас в театре то, что лодка картонная. Смотришь, как играют.

Итак, вроде бы все очень кукольное - а я смотрю. Мне скорее нравится сериал, чем нет? Похоже, что так - нравится.

Какие чаще всего претензии? Я уже привык, что обычно говорят: «Это поклеп на флот».

Такие претензии есть, а еще в Интернете пишут, что не бывает таких ситуаций и таких Горюновых.

Не бывает таких Горюновых? Да сколько угодно. Сам знаю четверых.

Командиры были разные. Они отличались друг от друга. Один был похож на Гену Янычара - говорил всегда очень спокойным голосом, но так, что невозможно было не исполнить или плохо исполнить приказание. А Берзин был отличным командиром, тоже очень спокойным, мы и сейчас дружим.

Но были и такие, как мой ротный Александр Александрович Раенко - это у него была курсантская кличка Мазандаранский Тигр. Этого боялись как огня, хотя он матом не ругался, но так мог сказать, что человек готов был сквозь землю провалиться.

Я смог позвонить ему только через 40 лет и поговорить. Я его безмерно уважаю, а когда мне прямо на улице позвонили по мобильнику и сказали, что он болен, нужна помощь, деньги на операцию, то я их послал тут же - все, что было у меня во всех карманах в тот момент, - три тысячи рублей.

Операцию сделали, слава богу, удачно. А потом он прислал открытку, где написал «Саше, моему ангелу-хранителю», хотя деньги сдавал не только я - все ребята помогли. Я уже как-то рассказывал эту историю читателям «МВ». Вот готовность к помощи - это в нас вложил Раенко и никто другой.

Почему все это не вызывает у меня отвращения? Из-за моих текстов? Но они же искажены так, что я сам их не узнаю, и во мне должно нарастать раздражение, я должен быть возмущен

А потом был капитан 1-го ранга Руденко по кличке Саша Тихий Ужас. Он так орал, так бросал предметы об пол - это надо было видеть. Но как-то на лодке я увидел его в каюте рыдающим в подушку - дверь была полуоткрыта, я услышал, проходя, рыдания и осторожно заглянул. Он меня не заметил, слава тебе господи, я тихо прикрыл дверь и сбежал по трапу… Мы потом встречались, он меня помнил, но был уже старенький.

Он очень любил людей дела, он ими восхищался, просто расцветал.

Удивительно, но крик крику рознь. Были, конечно, откровенные командиры-хамы, но таких экипаж никогда не поддерживал.

Экипаж - это живой организм, и он действует как один человек.

Было дело, с командиром-хамом экипаж никогда не здоровался. Он говорил с утра: «Здравствуйте, товарищи подводники!» - а в ответ ему была тишина. Молчали все - от старпома до последнего поваренка.

Флот - это люди, это объединяющее их общее дело, это доверие.

Какие еще есть в сериале «невозможные ситуации»? Не может лейтенант ударить адмирала? Может, при мне одного побили - полез к лейтенантским женам.

Жены - святое, и побитого никто не жалел. Он пытался потом подгадить подчиненным, но от него быстро избавились, потому что командующему такой конфликт не нужен.

Что там еще: командиру лейтенант не может закатить в лоб за оскорбление?

Но у нас в училище генералу закатили в лоб по этой же причине, причем курсанта не выгнали, а признали правым. Генерал оскорбил курсанта прямо на построении и получил удар.

Что еще смущает? Может быть, офицеры не пьют водку? Пьют. Выглядит это на экране отвратительным? Нет.

Еще что не так? Не такая форма, не так ее носят, не так двигаются, не так и не то говорят. Но съемочную группу не пустили же ни на лодки, ни в Полярный, ни в Гаджиево, и они все снимали в Кронштадте. И консультации не были налажены по-человечески. По-хорошему, сценарист и автор должны были выехать на место и там проконсультироваться по отдельным сценам - по лодочным, прежде всего.

Но им это никто не позволил и не позволит.

То есть люди делают кино про флот, явно хотят снять что-то настоящее, они полны симпатий к подводникам, к их женам, детям, а им никто не помогает, все только мешают.

Смею предположить, что человека в этом сериале делает не ситуация, а слово. Пусть даже искаженное, но это слово выстрадано. Это слово выстрадал автор, а за ним - сценарист, режиссер, артисты. И слово оживило персонаж, и уже эти персонажи, эти герои и заставляют смотреть сериал и переживать за их судьбу.

«Горюнов» не оставляет равнодушным, о подводниках снова заговорила вся страна.

Ни о ком не говорят и не пишут сегодня столько, сколько говорят и пишут про подводников. Надводникам, к примеру, так не повезло. А еще не повезло пехоте, танкистам, ВДВ, летчикам и космонавтам.

Что сегодня я бы поставил сериалу, 8 серий которого уже посмотрел? «Зачтено».

Поглядим, что будет дальше.

Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.12.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,922776,077778,545974,4264
Афиша недели
Экранизация балета и «Инстаграма»
Гороскоп на сегодня