...Он напряжен и сосредоточен, хоть и по всему видно, что эту работу делает не в первый раз. Хотя можно ли назвать обряд, который выполняет над крещенской иорданью священник, работой? Наверное, все-таки да, для самого исполнителя-то - безусловно. Просто она вот такая - не простая, особая - на перекрестке, в хитросплетенье земного и небесного, где привычно сочетание внешне обычных вещей и действий и высокой, потаенной жизни, за которой глазом не уследишь, - жизни духа.

А на снимке почти физически, кожей ощущаешь вполне материальное напряжение - будто тишина там, внутри, над миром повисла - могучая, плотная. И даже крест опускается в воду неслышно, как тайный и явный опытный воин, уверенный в себе и собственном высоком предназначении и силе. Воин духа. Мир вокруг - и мы в том числе, весь сонм непосредственных участников события и досужих зевак - замер в ожидании. Словно застыл на студеном северном ветру. Застыл и ждет.

Конечно, конечно... Еще чуть-чуть - и все начнется. И тишина взорвется брызгами-визгами-криками, нескрываемым победным восторгом первых, кто ступил в крещенскую (уже освященную, целебную, недоступную никакому врагу) воду нового года.

Здесь будет все - сужу об этом не понаслышке, но как человек несколько последних лет не упускавший возможности троекратно опуститься на Крещение в иордань - труд и веселье, страх и радость, внешний холод и внутренний жар (как лед и пламя!), пожалуй, самого необычного церковного праздника Земли.

Дмитрий КОРЖОВ