22.02.2014 / Общество

Спасет ли нас вишенка на торте?

- Масса проблем больших городов - от превосходства левого полушария. Левополушарные люди рациональны, руководствуются интересами пользы в ущерб чувствам. Ах, какими были бы наши города, если б работали оба полушария! Или если бы люди больше доверяли художникам... - Фил Вуд знает, о чем говорит. В его копилке сотни рассказов о том, как преобразились унылые или вовсе умирающие городишки по всему свету, когда за их лечение принялись люди искусства. Он и сам себя называет «терапевтом». Официально же Фил Вуд директор проекта Еврокомиссии по преобразованию городов, главный консультант Совета Европы по транснациональной межкультурной городской программе, архитектор и писатель. В Мурманск он приезжал с лекцией о бунтарском урбанизме.

Кому Гайд-парк, кому - крепость

В Россию Фил наведывается с 1993 года, а вот в Мурманске оказался впервые. Правда, толком познакомиться с городом к началу лекции не успел, лишь прогулялся по ночным улицам да поднялся к Алеше. Потому все впечатления политкорректного англичанина выразились в словосочетании «город-герой».

- Но герой не только потому, что совершил подвиг во время войны, но и потому, что, в принципе, вырос там, где большие города по климатическим, географическим, экономическим показаниям не выживают, - аргументирует Фил.

Свою «правополушарную» концепцию он излагает не сразу, поначалу просто порассуждав о том, что облик мегаполиса способен рассказать о лице страны.

- Общественное пространство - это место публичной демократии, управляется государством, но доступно всем, и для всех имеет значение, типичные примеры - Гайд-парк или Британский музей. Такова западная модель, у которой много плюсов, но много и недостатков, - повествует Фил. - Но взгляните на Восток: там в публичном месте непременны маркеры силы - религиозной или военной. Сама архитектура ислама говорит нам о закрытости общества или семьи от внешнего мира: все эти дома, окна которых никогда не выходят на улицу, замкнутые дворики...

Признаки китайской модели городского устройства, по Филу Вуду, - маркеры силы государства, которое воспринимается как суровый властелин - защитник подданных. Что же в России? Ну, конечно, Красная площадь, Кремлевская стена и тандем, принимающий парад. Демонстрация силы - армейской и политической, раз главное общественное место страны - хорошо охраняемая резиденция ее главы. Крепость.

Агрессор наступает!

Итак, социальное пространство читается как текст, полный символов и написанный языком подсознания. Потому переписывать его концепцию извне бессмысленно: территория изменится, если изменится коллективное бессознательное - можно и так сказать. Впрочем, не все так однозначно.

- Общественное место, городская территория вдобавок постоянно испытывает агрессию коммерческих и рекламных структур, - говорит Вуд.

Неоновые вывески на исторических зданиях, перетяжки, разрезающие идеальные стрелы проспектов, - вспомним, какая борьба против них развернулась в Петербурге. И, кстати, город победил, реклама отступила. Борьба даже принесла выгоду казне: доход от рекламных площадей в центре города пошел в бюджет.

Можно, впрочем, привести примеры и из мурманских реалий, правда, с не столь однозначным финалом. Помните борьбу против строительства гипермаркета в центре города? Эту войну выиграли коммерсанты, и вот уже новый, второй корпус громоздится рядом со старым. Другой вопрос, что жители не очень-то и протестовали, постоянно митинговала лишь горстка людей. Так что прежде чем обвинять бизнес в обезображивании пейзажа, надо подумать, а выразили ли сами горожане свое неприятие проекта? Или с удовольствием ходят за покупками?

Глянешь на торговую архитектуру нынешней российской глубинки - ужаснешься. Ларек в пять этажей - как еще назвать стандартные коробки, растущие тут и там? Вот лучшая иллюстрация тому, как агрессор наступает. Нужны торговые центры? Безусловно. Но почему такие некрасивые, их ведь не на год-два строят, не времянки, чай...

Некрасивые - зато дешевые. Вспомните о рационализме левого полушария. Зачем рачительному инвестору затраты, коли на них не настаивают истинные хозяева города - жители? Так что снова вопрос к нам.

Функционализм, коммерциализация, экономический кризис, тотальный контроль государства, стремящегося электронным глазом уследить за каждым, - вот что вредит архитектуре. Так утверждает Вуд. А еще вредит наша самооценка.

- Мы воспринимаем себя уже не как горожан, а как покупателей, человек - то, что он покупает, - с горечью констатирует лектор. - В итоге большинство городов стали местами, просто опасными для жизни, они принадлежат не людям, а машинам. Коммерческие бренды атакуют город и меняют его восприятие. Индивидуальность затушевывается, запуганный человек прячется, закрывается от мира - мы надеваем наушники, читаем электронную книжку в транспорте, тычем в планшеты. Это способ отгородиться от устрашающего.

Чудо есть, дворы не чистят

Вопрос преображения города не сводится лишь к строительству красивых или некрасивых зданий. Это вопрос экономики, инвестиций, привлечения и оттока населения. Примеров - пруд пруди. Фил Вуд напоминает об истории музея Гугенхайма в Бильбао - городишко умирал, когда в его сердце появился настоящий архитектурный шедевр, чудо света. Поток туристов с тех пор не ослабевает, а люди, покидавшие депрессивное местечко, теперь стремятся приобрести там недвижимость.

- Но одно лишь строение не может изменить судьбу города. Все дело в том, что горожане решили сделать Бильбао комфортнее для жизни - и потребовали это от властей. А музей - просто вишенка на торте!

Фил признает: порой такие «вишенки» становятся декорациями, которые позволяют муниципальной власти, нечистой на руку, прикрыть свои проказы. Мол, архитектурное (скульптурное, дизайнерское, ландшафтное, торговое) чудо мы жителям подарили - а что дворы не чистят, так это придется потерпеть. Так, валенсийский мэр представил мегапроект возрождения города. Его центром было возведение Центра искусств и наук - тоже архитектурного чуда в своем роде - «карточного домика», как тут же окрестили конструкцию. Был приглашен самый дорогой испанский архитектор, вложен миллиард евро. Немалая доля которого осела в карманах городского головы.

- Расследование показало, - говорит Фил, - что весь план возрождения Валенсии был построен на лжи и коррупции. Сейчас Карлос Фабра уже не мэр, он получил четыре года тюрьмы. Знаете, он еще обещал построить киностудию, которая «убьет Голливуд»...

Большие проекты – большие деньги, ждать которых можно вечно. Реально ли воскресить город за три копейки? Да, с помощью правого полушария. Но такие романтические подвиги по плечу лишь художникам, которых Фил называет пионерами городов. Не потому что такие продвинутые, а потому что их интуиция способна завести намного дальше, чем личный ограниченный опыт - фундамент рацио.

Красивый пример – истории Детройта, столицы автопрома, жертвы собственного детища.

- Там производили машины, и когда жители заработали столько, что смогли их купить, они сели на машины и уехали, - повествует Фил. - И город стал умирать. Многие дома сгорели, природа вернулась туда, откуда была изгнана, в здании оперы устроили большую парковку.

Город спас местный художник Тири Гайсон. Он раскрасил свой дом. А потом использовал вместо холстов дома соседей. И соседей соседей... И вот уже целый район превращен в гигантское полотно. Рисуют все - и создают шедевры! Цена на недвижимость подскочила в разы, собственникам предлагают за их чудо-постройки миллионы - но они отказываются. Они спасают город!

Арт-троллинг

А в некоторых городах США художники проводят День парковки - выкупают на сутки парковочное место и вместо машины помещают на него... газон, деревья, скамеечку. Так они борются с засильем авто, которые вовсе не украшают пейзаж. Тратят деньги, силы, чтоб на один день превратить участок земли в три квадрата в оазис.

- Сколько у вас стоит парковочное место в центре? Бесплатно? Так что же вам мешает? - шутил Фил Вуд с мурманчанами.

А в Венесуэле «художникиповстанцы» ночью нанесли «зебру» на асфальт шестиполосного проспекта, чтобы дети могли безопасно ходить в школу. Власти возмущались, но когда белая краска стала стираться... сами подновили «зебру». Победа!

Ну а если все совсем плохо?

- Тогда роль художника - критиковать современное общество, он вправе перевернуть планы власти! - восклицает Фил.

В одном маленьком европейском городке коррумпированные власти собрались застроить историческую площадь. Собранные народом подписи под петицией протеста не повлияли на ход событий. Тогда художники нанесли эти подписи - все до одной - на строительную ленту и огородили ею площадь. А потом выпустили бутылки с мутной водой, на этикетках которых были изображения глав города. И устроили у мэрии демонстрацию с вантузами. Арт-троллинг возымел результат - стройку отменили. Власть отступила, ведь, глядя на художников, расправили плечи горожане.

И все-таки суть искусства - красота. Есть ли «места красоты» в современных городах? Если нет, кто мешает их создать? Англичанин Бен Вилсон рисует на жвачке, прилипшей к асфальту. Уродство он превращает в красоту...

Фото:
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 22.02.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Минерал наоборот
Это история одного ученого, рассказанная им самим без пафоса и философствования, с самоиронией и искренностью
Отходы, которые мы производим
Статистика утверждает, что в настоящее время на каждого жителя нашей планеты приходится в среднем до 4 центнеров бытовых отходов в год

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,502275,619778,015873,3817
Афиша недели
Экранизация балета и «Инстаграма»
Гороскоп на сегодня