27.05.2014 / Общество

Начерти лестницу в небо

Девушка у доски мучилась. Она хмурилась, терла лоб, проводила мелом линию на доске и тут же ее стирала, бормоча себе под нос: «Нет, не так». А как должно быть «так»? Как справиться с заданием, начертить несколько ступенек лестницы в заданном ракурсе, она не знала. А, может, и знала, но только решила, что это чрезвычайно трудно. И вообще скучно. Ее фигурка - сгорбленная, зажатая, словно эти ступени нависали сверху дамокловым мечом, показывала всю глубину страданий студентки.

Кандидат педагогических наук Виктор Плюхин считает, что все беды идут из школы. Там плохо преподают черчение. И ребята, вдолбив себе в головы, что этот предмет неинтересный и вообще второстепенный, соответственно к нему относятся. Учат формально, дети фактически перерисовывают за педагогом то, что он изобразит на доске. Не думая, не понимая, что к чему. Как результат, в учреждениях среднего и высшего профессионального образования приходится их доучивать, дотягивать, а то и начинать с нуля.

Но Виктор Устинович говорит не только о небрежном отношении к рисованию и черчению, но и о неумении некоторых преподавателей прививать школьникам вкус к учебе, пробуждать желание, интерес. Учить учиться, в конце концов. Неважно - чему, важно, что это целая наука учить учиться. Это как пресловутая удочка для голодного, чтобы сам себя кормил.

Терпеливо возится он с молодежью, пытаясь донести до каждого глубинный смысл предмета. Той же перспективы в рисунке, без понимания которой ни один художник не состоится. Первокурсники мурманского колледжа искусств, где Плюхин ведет курс «Черчение и перспектива», поначалу ошеломленные от его натиска, заставляющего включать мозги, самостоятельно приходить к решению, к концу года оценили его усилия. «Он учит нас думать немного не так, как учили всю жизнь», - признают в результате все его студенты.

А Виктор Устинович с горечью констатирует, что есть среди ребят те, кто в аттестате имеет пятерку по черчению, объективно же им и тройку нельзя поставить. Подопечных в этом не винит. Сам когда-то испытал последствия равнодушия школы к черчению. Получив среднее образование, он устроился на завод токарем. Сколько же пришлось ему выслушать неприятных речей из-за того, что не умел читать чертежи. Чему должны были учить в школе. Учить-то учили, но как?! Лучше бы не учили совсем.

- Два человека у меня в группе вообще избежали уроков черчения. И это хорошо, - радуется Плюхин, - их не испортили. Им не пришлось переучиваться.

Какие же такие особые способы применяет педагог?

- Я не даю ребятам знаний, они сами должны их приобретать, - объясняет он, - сами рождать. Из чего? Из опыта. Основоположник научной педагогики в России Константин Ушинский - когда еще! - призывал не учить, а только помогать учиться.

В колледже Плюхин преподает первый год. До этого работал в школах, в различных вузах, в том числе мурманском пединституте, институте повышения квалификации работников образования. Но, что любопытно, часто заглядывал и в детские сады, и на уроки к первоклассникам. Интересно знать, объясняет, с каким уровнем подготовки приходят дети в школу.

Вот с этого и начинает образовательный процесс: выясняет, какие знания и навыки у подопечных, у каждого отдельно. Ведь обучение, как он считает, работа штучная, индивидуальная. К каждому ребенку должен быть особый подход. И начинает, пожалуй, с того, что учит их рассуждать. Собственно, без этого, без умения выразить словами суть, никакой предмет невозможно освоить.

- Не предмет надо вести, руководствуясь программой, а учащихся, опираясь на их общий уровень подготовки, природные способности и реальные возможности, а также сформированные привычки и навыки. То есть идти не от содержания программы к ребенку, а от ребенка к содержанию программы, - утверждает он.

Своим опытом Виктор Плюхин щедро делится с коллегами, печатаясь в газетах и журналах для педагогов. Он автор нескольких книг, в которых и собственные программы, и методические рекомендации, и обращение к национальному компоненту, и размышления о детском изобразительном творчестве.

Последняя его работа еще не издана. Виктор Устинович сетует, как трудно это нынче сделать. А книга написана на одном дыхании и посвящена творчеству в самой педагогике. Она так и называется «Творческая педагогика». В книге анализ конкретной работы с детьми в сфере изобразительного искусства, начиная с детского сада и заканчивая вузом. Это не просто учебно-методическое пособие, это руководство к действию, по его мнению, для учителей и студентов, преподавателей педколледжей и вузов, а также родителей.

- К сожалению, весь этот материал в рукописях, которые могут и не увидеть свет, - объясняет он. - Ведь теперь сам автор должен оплачивать работу книжного издательства. Но у меня таких средств нет. Вот и получается, что конкретные ответы на вопрос «Что и как делать для обновления художественного воспитания и образования в системе: детский сад, школа, вуз?» остаются под спудом.

О его трудах и попытках изменить систему образования писала и центральная пресса. «Учительская газета», например. Его работы высоко оценивают академики РАО. В своих статьях они говорят о сути того дела, за которое уже столько лет бьется Виктор Плюхин, - новом подходе к художественно-эстетическому образованию детей.

Галина МИХАЙЛОВА.

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.05.2014

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,422575,216877,382173,1525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня