15.08.2014 / Общество

Ордена как вехи

Одесса во время Великой Отечественной войны. Фото с сайта odessa-life.od.ua

Мы познакомились с ним в далеком уже 1971 году. Я, тогда спецкор «Полярной правды», приехал в город Заполярный, чтобы написать репортаж с церемонии награждения отличившихся в труде горняков, строителей, обогатителей и металлургов комбината «Печенганикель». Мое внимание привлек высокий, крепко сложенный человек с орденскими планками на пиджаке, которому вручали очень почитаемый в те годы орден Октябрьской Революции.

Подумалось, а почему бы не рассказать нашим читателям о человеке, которому только что вручили одну из высших наград Советского Союза? Чутье не подвело: Николай Редько, слесарь заполярнинского участка управления «Союзцветметремонт», оказался действительно достойным человеком - войну закончил полным кавалером солдатского ордена Славы.

И вот мы сидим с ним в его уютной квартире, пьем чай, а за окном, хотя уже полночь, белесый сумрак.

- Заполярье, конечно, совсем не то, что черноморское побережье, где мне довелось воевать, - говорит Николай. - Здесь и в апреле ночи не темные, а там, на юге, в такое время лучше не гулять в незнакомом месте - запросто можно заблудиться.

В одну из таких вот фронтовых весенних ночей, когда небо усыпано крупными, словно лимоны, звездами, и шел на свое первое боевое задание молодой разведчик Николай Редько. Надо было пробраться к мосту через лиман, что под Одессой, взорвать его и затемно вернуться домой.

Конечно, все было рассчитано тщательно и заранее. Но ведь мало ли неожиданностей подстерегает разведчиков!

Сержант Редько был в группе прикрытия. Его задача - в случае неудачи обеспечить отход минеров. Их катерок шел чуть впереди с приглушенными моторами.

- Нам повезло, - продолжал рассказ фронтовик. - То ли фашисты не ожидали в такую погоду «гостей», то ли мы здорово замаскировались, не знаю. Только мост заминировали без помех и даже успели уже отойти, когда раздался взрыв. Тут, конечно, стрельба поднялась, прожектористы немецкие засуетились. Но мы уже в безопасности были.

Николай Владимирович вздохнул, улыбнулся чему-то и заключил неожиданно:

- Когда мне вручали за этот ночной поход орден Славы третьей степени, я даже растерялся: за что? Ведь даже выстрелить по врагу не пришлось ни разу.

После уже понял: в том и секрет, и доблесть разведчиков, чтобы нанести как можно больше урона врагу, а самому остаться невредимым. Война - это ведь тоже работа. Только опаснее всех других.

Да, он так и понимал свое фронтовое дело. Участвовать же ему довелось во многих сложнейших операциях. Об одной из них - форсировании реки Вислы - фронтовик рассказал подробно.

Их было сто. Сто добровольцев, вызвавшихся идти на задание.

Знали: назад вернутся немногие. Знали, что от них зависит успех всей наступательной операции. И от сознания важности дела, от той ответственности, что сами взвалили себе на плечи, разведчики чувствовали себя немножко героями. Об этом, конечно, никто не решился бы вслух сказать, но в письмах, что оставляли на всякий случай, они не скрывали этого. Кто знает, удаст-ся ли в следующий раз написать письмецо родным и близким?

Ночью группа захвата подошла к Висле. Тихо, без единого звука разведчики спустили на воду лодки. Весла из предосторожности обмотали тряпками, чтобы не булькали. И вот уже скрылся из виду свой берег, темной громадой выплыл из темноты тот - чужой. Подошли к нему незамеченными. На берег поднялись быстро, уже не заботясь о том, чтобы их не заметили. Больше того, едва добрались до гитлеровских траншей, как подняли такой шум, будто не сотня бойцов, а целый полк переправился через реку.

Противник не ожидал такого, в панике отступил. Но не успели разведчики закрепиться, как немцы опомнились и пошли в контратаку. Опоздали! Вслед за разведчиками уже шли другие бойцы их дивизии.

Четыре часа горстка наших бойцов, прикрывая наступающие войска, выдерживала неравный бой. Было трудно, но ни один разведчик не дрогнул, не отступил. Двадцать пять человек остались там, на левом берегу Вислы. Многие получили ранения, но и раненые оставались в строю. А когда подошло подкрепление, они вместе со всеми пошли в решительную атаку.

Родина высоко оценила подвиг разведчиков. Все участники этой операции получили правительственные награды. Сержанту Николаю Редько тогда вручили второй орден Славы. А третий орден он заслужил, уже воюя в Германии. Там, неподалеку от Кюстрина, уже старшина Редько с группой разведчиков обеспечил переправу через Одер основных сил наступавших советских войск.

После Победы Николай Владимирович вернулся на свою малую родину - Кубань. Но жизнь сложилась так, что вскоре он оказался на Кольской земле. Помогал восстанавливать разрушенный гитлеровцами металлургический завод в Никеле, ремонтировал оборудование действующих цехов. И будничную свою работу выполнял так же обстоятельно, как привык действовать в трудные годы войны.

Василий БЕЛОУСОВ, член Союза журналистов России.

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.08.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня