В Швеции, как и в России, накануне прошли большие выборы. Наши соседи избрали и местные органы власти, и региональные, и риксдаг - шведский парламент.

Предвыборная кампания была бурной. Хотя народ уже порядком устал от агитации - ведь весной шведы выбирали депутатов в европарламент, новые выборы все равно проходили на подъеме, весьма эмоционально. Улицы городов пестрели портретами кандидатов, на площадях шумели агитаторы, а в день голосования на избирательные участки пришли более 80 процентов избирателей. Вот такая политическая активность в стране, которая, в общем-то, считается одной из самых благополучных в Европе.

Риксдаг здесь обладает реальной властью. В отличие от короля и правительства. Что депутаты решат, так оно и будет. Премьер-министр несет ответственность перед депутатами за все, именно они его назначают и спрашивают - по заслугам.

В парламенте 349 мест, борьбу за них в этом году вели девять политических партий самого разного толка. Весь спектр! От крайне левых до крайне правых. А вообще всего партий в королевстве - сотни. В некоторых активистов можно по пальцам пересчитать, но есть общенациональные, массовые, с большой историей. Как, например, левые социал-демократы, бывшие шведские коммунисты.

Политики к выборам отнеслись с большой ответственностью. В прежние годы у власти находились партии умеренного правого толка, их цвета синие. Политические взгляды довольно консервативные. Стране не нужны потрясения и глубокие изменения, полагают представители партий, входящих в правящую коалицию.

Тут надо добавить, что парламентская многопартийность не позволяет какой-либо одной партии получить большинство и в одиночку формировать правительство. Приходится объединяться, искать ближайших соратников. И до самых последних минут, до начала оглашения результатов шведские политики держали в секрете, кто и с кем может объединиться - ждали исхода голосования.

Правящая коалиция, конечно же, надеялась сохранить власть, но оппозиция чувствовала силу. К левой партии и социал-демократам решили примкнуть шведские «зеленые». В основе программ этих партий - стремление изменить жизнь в стране, увеличить социальную поддержку населения, в том числе эмигрантам, число которых год от года растет, и, конечно же, экология.

«Зеленые» критикуют Путина за то, что он якобы держит всю Европу на газовой иголке, призывают Швецию как можно скорее освободиться от энергетической зависимости, развивать альтернативную энергетику.

В риксдаг проходят все партии, которые смогут преодолеть четырехпроцентный барьер. Таких много, и кроме традиционных партий реальные шансы получить места в парламенте имели так называемые шведские демократы. От демократов, правда, в них не так много. Некоторые в Швеции называет лидеров этой новой партии чуть ли не неонацистами. Хотя их популярность год от года растет.

А все потому, что ультраправые выступают за новую политику в отношении эмигрантов. В некоторых городах Швеции уже случались активные вылазки «демократов», их стычки с антифашистами. Доходило до реальных, чуть ли не боевых столкновений. Хотя нельзя не отметить, многие избиратели видят в политике «шведских демократов» и рациональное зерно.

Как-никак доля выходцев из Азии, Африки, южной Европы растет стремительно, и шведы опасаются, что совсем скоро они станут в своей стране нацменьшинством.

К слову, о меньшинствах - сексуальных. Толерантная Европа - все партии - стоят на защите нетрадиционных ценностей, радужные флаги развеваются даже над избирательными палатками «Пиратской партии». Шведские «зеленые» раздают избирателям зеленые презервативы, правда, затрудняются сказать, почему именно их...

А партия шведских феминисток, выступая за равенство полов, дарит прохожим розовые прищепки, намекая, что стирка белья - не только женская участь, дескать, стоит и мужикам больше внимания уделять тому, что традиционно считалось не их делом.

Феминистки требуют равной оплаты за труд для мужчин и женщин. Да, сколь ни удивительно, но в Швеции до сих пор, занимаясь одним и тем же трудом, на той же самой должности, женщины получают меньше мужчин. Любопытно, но в числе активистов «розовой» партии немало мужчин. Феминистки рассчитывали провести в риксдаг хотя бы пару-тройку своих сторонников. Не получилось: за них проголосовали всего три процента шведов.

Небольших партий, не имеющих реальных шансов пройти в парламент, в Швеции немало. Кроме феминисток и «пиратов» есть несколько коммунистических организаций: красные разных оттенков - от радикальных ультраленинцев-сталинистов до умеренных, близких по своим убеждениям к европейской социал-демократии.

В этом ряду европейская рабочая партия - вероятно, единственная, которая поддерживает в Швеции Россию и Путина. Ее активисты категорически против санкций, которые Европа предъявила нашей стране, и за сотрудничество Швеции со странами БРИКС. Но их голос мало слышен, и шансов набрать не то что 4, а даже 1 процент у еврорабочих практически не было никаких. Разве что на выборах в местные парламенты.

Вот такая политическая мозаика. Кандидаты от разных партий, если верить их изображениям на плакатах, все очень милые люди. Почти все без галстуков, улыбаются.

И за каждого хочется проголосовать. Вот шведы и ломали головы, кому отдать предпочтение. Ведь в программах разных партий очень много общего. Скажем, все поголовно обещали реформирование школьного образования, здравоохранения, дают общие рецепты, что же делать с эмиграцией.

Что касается внешней политики, то о ней - за редким исключением - ни слова, хотя кое-где над избирательными палатками все же можно увидеть жовто-блакитные флаги. В Швеции недовольны тем, что Крым теперь российский, и осуждают нашу поддержку Новороссии.

Объединяет политиков самого разного толка любовь к цветам. Из девяти партий в символике шести - цветы: одуванчики, васильки, розы. Никто, у кого я спрашивал, отчего так произошло, не смог мне толком ответить. Такая вот политическая ботаника.

Результат голосования, возможно, для кого-то был очевиден, но для многих стал большим сюрпризом. Правящая синяя коалиция с минимальным разрывом проиграла красно-зеленым и безропотно сдала риксдаг, уйдя в оппозицию.

Такое уже бывало в истории Швеции. Но сейчас многих это удивило: рядом Норвегия, государство, очень похожее на Швецию, так там в прошлом году на выборах в стортинг к власти, наоборот, пришли консерваторы, уверенно потеснив левых. Новый норвежский премьер Эрна Солберг выступила за ограничение массовой эмиграции, особенно из стран Африки.

В Швеции, напротив, победили те, кто считает, что эмигранты, беженцы должны иметь точно такие же права, как и коренные жители королевства. Возможно, потому, что многие шведы сами едут на заработки в соседнюю Норвегию и становятся там эмигрантами. А норвежцы, кстати, частенько приезжают в Швецию закупаться дешевыми продуктами.

Но вернемся к выборам. Главный их сюрприз - Джимми Окессон - политик нового поколения, стильный молодой человек в черных очках, в белой рубашке с манерами выпускника-краснодипломника Кембриджа или Оксфорда.

Однако за внешним обликом успешного буржуа кроется матерый националист, призывающий запретить въезд в Швецию любым эмигрантам. Нет, до откровенно фашистских лозунгов пока, слава богу, дело не доходит, но радикальное крыло «шведских демократов» уже устраивало погромы в эмигрантских кварталах, где живут выходцы из Африки.

Сам Джимми на публике старается всячески откреститься от своих нацистских убеждений и устремлений, но его политические оппоненты ему не верят. Во время объявления результатов выборов в штабе левых партий в качестве протеста скандировали «Фашизм не пройдет!». В прежнем риксдаге у «демократов» было чуть больше 5 процентов мест. В новом у партии Окессона уже 13 процентов. А в некоторых городах Швеции за националистов проголосовали и 20, и 30 процентов избирателей.

Вот такой политический расклад. Депутатам риксдага остается только посочувствовать - впереди у них жаркие дебаты. Если с тем, кто займет место премьер-министра, все понятно: им станет лидер социал-демократов Стефан Лёвен - политик с большим стажем и опытом, то с формированием кабинета министров могут возникнуть трудности. Красно-зеленые с синими в одну коалицию не войдут никогда, но вынуждены будут договариваться.

А вот как вести диалог с «демократами» - их 13 процентов могут стать костью в горле шведской демократии. Все до единой партии уже сейчас заявили, что с Джимми Окессоном и его сторонниками-националистами они разговаривать не будут.

Фото: Сергей Юдков
Фото: Сергей Юдков
Фото: Сергей Юдков
Фото: Сергей Юдков
Сергей ЮДКОВ. Стокгольм - Мурманск