25.10.2014 / Общество

Дела небесные

Фритьоф Нансен

Небеса Заполярья кажутся такими знакомыми и привычными. Часто мы воспринимаем их исключительно в прикладном смысле: как пространство, одаряющее нас солнечным светом и сполохами северного сияния, поливающее дождем, осыпающее снегом. Однако в неоглядных просторах над Мурманом происходило и происходит немало интересного. Взять хоть минувший ХХ век. Грандиозные планы, ужасные катастрофы, напряженнейшие воздушные схватки - все это было, минуло и ныне известно лишь узкому кругу специалистов. В общем, существует немало «небесных» тем, заслуживающих отдельного обстоятельного повествования.

1. Порт для воздушных кораблей

Мурманск нередко именуют «мачтовым городом». Название это ушло в народ с легкой руки поэта Виктора Тимофеева и композитора Сергея Малахова. Но мало кто знает, что заполярная столица имела шанс стать «мачтовым городом» задолго до появления процитированной прекрасной песни. Правда, мачту предполагалось тогда соорудить вовсе не корабельную…

Рыбины в небе

Сегодня трудно поверить, что когда-то дирижабли конкурировали с самолетами, а Мурманск мог стать крупным портом не только для морских судов, но и для этих огромных серебристых воздухоплавающих рыбин. Но так было. Вторая половина 20-х - начало 30-х годов минувшего века - время расцвета дирижаблестроения. Летающие корабли с двигателем и системой управления, позволяющей перемещаться независимо от ветра, в ту пору успешно перевозили в Европе и Америке грузы и пассажиров.

А еще их активно использовали для освоения полярных просторов. В 1924 году было создано международное общество «Аэроарктик», поставившее целью изучение полярных стран посредством воздухоплавательных аппаратов. Возглавил его великий норвежец Фритьоф Нансен.

Его не менее знаменитый соотечест-венник Руаль Амундсен в 1926 году на дирижабле «Норвегия» совершил перелет от Шпицбергена до Аляски, попутно достигнув макушки планеты. В августе 1927 года он посетил Советский Союз и наметил новые маршруты.

- В проектированном воздушном пути между Европой и Америкой через Арктику… - утверждал Амундсен, находясь в Ленинграде, - северо-западная часть СССР и, в частности, город Мурманск, несомненно, будут выдвинуты на первый план как отправной пункт.

«Полярная правда» тотчас перепечатала эти слова, добавив, что «Мурманск стоит на пути к Северному полюсу. И вот такое благоприятное положение Мурманска в недалеком будущем может быть использовано для устройства в нем станции воздушных кораблей, пролетающих в Арктику».

В следующем году планы создания в заполярной столице всего необходимого для обслуживания дирижаблей были конкретизированы. Произошло это благодаря второму конгрессу общества «Аэроарктик». В заполярной столице внимательно следили за его подготовкой.

«Получено сообщение от директора Института по изучению Севера проф. Самойловича, - информировала читателей «Полярка» 21 февраля 1928 года, - о том, что им закончены переговоры с иностранными учеными об организации в июне 1928 года

II международного съезда по изучению

Арктики с помощью воздушных кораблей… По окончании заседаний съезда ученые в полном составе выедут на Мурманское побережье для уточнения вопроса о месте установки причальной мачты для дирижаблей. Проект мачты уже разработан, и стоимость сооружения ее определена в

20 000 рублей».

Позже, в номере от 17 марта, последовало уточнение, что речь идет о постройке «аэробазы, которая будет служить промежуточной станцией великого пути Ленинград - Мурманск - Северный полюс».

Дирижабль вращался, как флюгер

Главным сооружением мурманской аэробазы планировалось сделать мачту для причаливания дирижаблей. Дело в том, что этим летательным аппаратам было очень сложно приземляться на необорудованную площадку. Для того чтобы причалить, им требовалось особое стационарное или передвижное устройство, формой отдаленно напоминавшее современную опору ЛЭП.

С помощью канатов и лебедки воздушный корабль подтягивали к вершине такой мачты, и его нос фиксировался в стыковочном гнезде. Причаливший дирижабль мог свободно вращаться вокруг мачты, как флюгер. Нечто подобное планировалось возвести и в столице Заполярья.

О том, что мурманские власти тех лет придавали созданию аэробазы и постройке причальной мачты большое значение, свидетельствует образование в начале июня 1928-го на заседании президиума окрисполкома специальной комиссии «для встречи и оказания содействия во время нахождения в Мурманске советских и иностранных ученых - членов Международного общества по изучению Арктики».

Возглавил комиссию председатель окружного исполкома Аксенов.18 июня - в день открытия конгресса - исполком направил в адрес начавшего работу форума телеграмму. «Мурманский окружной исполнительный комитет, - пояснялось в ней, - шлет привет международному аэроарктическому съезду и высказывает пожелание плодотворной работы, надеясь, что результатом научных исследований явится оживление ныне мертвых огромных пространств полярного севера».

Между тем на конгрессе было подтверждено, что в распоряжение исследователей будет предоставлен немецкий дирижабль LZ-127 (получивший впоследствии имя «Граф Цеппелин»), тогда еще только достраивавшийся в Германии. Председательствующий Нансен озвучил план перелета на нем от Мурманска до Аляски.

- Мы не собираемся еще раз «открывать полюс», - сказал норвежский исследователь в беседе с ленинградскими журналистами, - настал момент, когда техника дала нам в руки могучее средство для планомерного систематического и продолжительного изучения полярного бассейна. Мы сделаем на пути из Мурманска до Аляски 4-5 продолжительных остановок, спустимся на лед с помощью ледовых якорей, исследуем зондами глубину полярного моря, здесь, где рождается погода Северной Америки и Европы, мы соберем метеорологический материал, для того чтобы превратить метеорологию из искусства в науку. Здесь мы хотим открыть новые законы магнетизма.

Трансарктический полет LZ-127 был назначен на весну 1929 года.

Мачта на суше и на море

23 июня, когда форум еще продолжался, в заполярную столицу прибыл командированный конгрессом инженер Иконников. В его задачу входило предварительное определение места, где будет построена причальная мачта для дирижаблей.

Обследовав несколько точек, он решил, что «наиболее удобным местом для установления причальной мачты будет одна из окрестностей Мурманска, так как строить причальную мачту в Коле или Александровске не совсем удобно по целому ряду главным образом экономических причин».

Кроме того, поскольку до рейса

LZ-127 установить мачту уже не успевали, Иконников подчеркнул, что посадку немецкого дирижабля «удобнее всего можно произвести… на одном из окружающих Мурманск озер, в это время года еще находящихся подо льдом».

«Для посадки дирижабля, - подчеркнул он, - необходима ровная площадка не менее 1500-2000 метров площадью, открытая с двух сторон, с выходами по направлению господствующих на Мурмане ветров».

26 июня в 10 часов утра в Мурманск прибыли участники конгресса, за исключением Нансена, из-за болезни жены срочно вернувшегося в Осло. На вокзале их встретили члены окрисполкомовской комиссии, представители железной дороги и порта, а также множество любопытствующих мурманчан.

Позже в здании окружного исполкома состоялось заседание, главной темой которого была все та же причальная мачта. Выступивший на нем один из

пионеров арктического воздухоплавания Вальтер Брунс уточнил, что «для причальной мачты нужна ровная площадь размером примерно в 1 квадратный километр.

На этой площади должна быть установлена причальная мачта и несколько построек, где бы дирижабль, покрывший расстояние от Ленинграда до Мурманска почти в полторы тысячи километров, мог бы получить запасы водорода, горючего материала, также мог бы произвести мелкий ремонт и т. п. Для приема и отправки дирижабля, если он идет в полном порядке, нужно 10-12 человек обслуживающего персонала, причем этот персонал должен иметь возможность перемещаться по площадке совершенно свободно. Если же дирижабль приходит с аварией, то принять его могут только около 500 человек.

Но так как члены конгресса, внимательно изучившие карту окрестностей Колы, Мурманска и Александровска, не могли выбрать подходящего места на суше, то было решено построить мачту в одном из спокойных мест Кольского залива, где бы мачта была защищена от ветров, а также не препятствовала бы нормальному движению судов.

Вблизи Мурманска, таким образом, предполагается построить так называемую вспомогательную мачту на воде. Для этого необходимо построить четырехугольный паром, где бы можно было воздвигнуть мачту высотой до 20 сажен от поверхности воды. Один из концов дирижабля будет пришвартовываться к вершине этой мачты, а гондола дирижабля на особых поплавках будет держаться непосредственно на воде».

Летающая сигара

Казалось, развитию заполярной столицы как «мачтового города» - центра изучения Арктики с помощью дирижаблей уже ничто не сможет помешать.

6 сентября 1928 года состоялось заседание арктической комиссии при Совнаркоме СССР, на котором было отмечено, что вопрос о сооружении мачты уже проработан на основании материалов обследования Мурмана.

«Из намеченных на ближайшее время экспедиций… несомненно, самой грандиозной по масштабу и значению будет экспедиция, предпринимаемая весной будущего года, - рисовала «Полярка» радужные перспективы 15 сентября

1928-го. - Центральная база будет находиться в Мурманске, где в недалеком будущем начнется сооружение причальной мачты и специальных хранилищ для бензина и газа».

Однако в 1929 году «Граф Цеппелин» в Арктику не полетел. И в 1930-м тоже. «Причины технического порядка задержали выполнение этой задачи, - пояснялось летом 1931 года на страницах журнала «Карело-Мурманский край». А потом умер Нансен, мечтавший возглавить экспедицию на LZ-127, и в итоге маршрут «Цеппелина», арктический полет которого состоялся в июле 1931-го, пролег в стороне от Мурманска.

Тем не менее проекты развития заполярной столицы как базы для дирижаблей по-прежнему существовали. В том же 1931-м при управлении гражданского воздушного флота появился Дирижаблестрой, одним из руководителей которого стал приехавший в СССР по контракту итальянский исследователь Арктики Умберто Нобиле.

Первая линия, осуществлявшая воздушное сообщение с помощью дирижаблей, должна была соединить Москву и Мурманск, для чего в городе на берегу Кольского залива планировалось создать соответствующую инфраструктуру. Я иногда представляю себе, как выглядел бы похожий на плывущую в небе громадную сигару летающий корабль, тихим летним утром пристающий к многометровой мачте где-нибудь в окрестностях областного центра. И мне кажется, это было бы здорово.

Но в итоге аэробаза для дирижаблей в Мурманске так и не появилась. Первый удар по планам ее постройки был нанесен в 1936 году отъездом Нобиле из СССР. А затем произошло событие, окончательно разрушившее дирижабельные мечты мурманчан. Однако о нем - в следующий раз.

(Продолжение следует.)

Фото:
Элемент пропагандистской кампании Luftschiffbau Zeppelin - население Северного полюса ликует по случаю прибытия «Цеппелина»
Фото:
Нансен (в центре) в президиуме 2-го конгресса общества «Аэроарктик». Ленинград, 1928 г. Слева - Н. М. Книпович. Автор снимка - С. А. Магазинер. Из фондов ЦГАКФФД СПб.
Фото:
LZ-127 «Граф Цеппелин» в Ленинграде перед полетом в Арктику. 1931 г.
Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.10.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,009878,361382,198475,5219
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня