06.12.2014 / Общество

Дела небесные

Павел Батицкий. Фото с сайта livejournal.com

Продолжение. Начало в № 201, 206, 217, 222, 227.

6. Финские «колобки»

Крылатый нарушитель

25 июня 1976 года около 19 часов советскую границу на юге Кольского полуострова нарушил прилетевший со стороны Финляндии легкомоторный самолет Cessna-150. Поскольку высота полета была невелика, то его заметили пограничники. Причем с обеих сторон.

Вскоре выяснилось, что крылатый нарушитель совершал рейс Ивало - Оулу. Пилотировал его преподаватель авиации Каарло Раяла, а в качестве пассажира на борту находился Тайто Артур Пелет. Мотивы, по которым самолет залетел на территорию сопредельной державы, оставались неизвестными. Встречу пограничных комиссаров по этому поводу назначили на утро следующего дня. А пока что судьба нарушителей оказалась в руках сил ПВО.

В ту пору благосостояние не советских загранграждан неуклонно росло и наконец достигло такой степени, что желающих приобрести в частную собственность не автомобиль, не катер, а именно самолет становилось все больше.

Едва ли не самыми популярными были крылатые машины американской компании Cessna. Со временем воздушное движение на территории наших соседей приобрело такой размах, что малая авиация стала настоящим бичом для ПВО самого большого государства планеты.

Впрочем, от этого страдал не только СССР. Согласно финской статистике, с 1977 по 1994 год официально зафиксировано 99 нарушений самолетами Суоми воздушных рубежей Норвегии, 67 - Швеции и только 35 - нашей страны. Но от этого воинам, охранявшим небо социалистической сверхдержавы, легче не становилось. Особенно сложно приходилось операторам радиолокационных станций. Как на экране определить намерения приближающихся объектов? А определять, как например в нашем случае, было необходимо.

Он шел на Одессу, а вышел к Херсону

Между тем Cessna-150 останавливаться на достигнутом явно не собиралась. Самолет продолжал лететь дальше. Позже обнаружилось, что у него была неисправна система навигации. В результате получилось, как в песне об известном герое Гражданской войны: «Он шел на Одессу, а вышел к Херсону».

Правда, пилот понимал, что попал куда-то не туда, но решил, что его занесло в Швецию, а потому не особенно волновался. Согласитесь, даже сейчас финские граждане почти наверняка предпочтут нарушить границу Швеции, чем границу России. А уж в эпоху холодной войны и подавно.

В общем, финны ничтоже сумняшеся углублялись в советские пределы. У них подходило к концу топливо, но тут, кстати, внизу оказался какой-то аэродром, на который они и сели, абсолютно не ожидая дурных для себя последствий.

Этот эпизод «дел небесных» мне помогал изучать историк из Рованиеми Лейф Рантала. Он разыскал и перевел относящийся к полету Раяла и Пелета отрывок из книги финского исследователя Яякко Алакулппи. По нему после мягкой посадки нарушители спокойствия наших воздушных границ «стали заливать горючее, которое у них было в запасной канистре. Заправка прекратилась, потому что к ним приблизился какой-то танк и попытался воспрепятствовать их вылету».

Не знаю уж танк или не танк, но, видимо, горячим финским парням каким-то образом дали понять, что здесь не самое подходящее место для дозаправки. Дело в том, что они умудрились приземлиться на запасной аэродром авиации ПВО в окрестностях Алакуртти.

Но им повезло. Пока немногочисленная охрана терзалась мыслями, кого это там принесло, а потом собиралась с силами, финны, увидев, что ситуация приобретает явно неблагоприятный для них характер, успели взлететь. А поскольку были уверены, что находятся в Швеции, то решили скорее вернуться на родину и повернули туда, где она по их представлениям должна была находиться - на восток. То есть продолжили движение вглубь территории СССР.

Истребитель проскочил мимо

В тот момент потерявшейся в северном небе крылатой машиной уже плотно занимались силы советской противовоздушной обороны. На прикрывавших границу радарах Cessna-150 отметилась лишь двумя засечками, на которые поначалу не обратили внимания. Но тут подоспело донесение с заставы, и с аэродрома Африканда в воздух поднялся дежурный самолет 431-го истребительного авиаполка, пилотируемый капитаном Вдовиным.

По некоторым данным, этот вылет стал первым перехватом реального нарушителя на Су-15ТМ, находившемся на вооружении авиации ПВО с 1973 года. В 19.50 наземный КП вывел перехватчик в район обнаруженных засечек.

Погода стояла неважная, и Вдовину пришлось вести самолет под облаками. В 19.52 он визуально обнаружил гостей из Финляндии. Однако из-за разницы в скорости истребитель быстро проскочил мимо, и летчик потерял объект перехвата из вида. При повторном заходе Cessna-150 обнаружена не была. Поднятые на усиление еще два Су-15ТМ и МиГ-15УТИ успеха тоже не добились. ПВО оказалась бессильной, нарушитель границы скрылся.

Раяла и Пелет, сумевшие взлететь с охраняемого советского аэродрома и ускользнувшие от перехватчика, оказались в положении колобка, который «и от бабушки ушел, и от дедушки ушел». Но что делать дальше, было неясно. Финны уже поняли, что судьба сыграла с ними гораздо более злую шутку, чем они предположили вначале. Однако ложиться на обратный курс - возвращаться к своим преследователям пилот и его пассажир побоялись.

В итоге они просто продолжали полет до тех пор, пока у них не кончилось горючее. После чего попытались приземлиться на подвернувшееся под руку, а точнее под шасси, болото. Ну а поскольку оказавшиеся на их пути ямы и кочки были куда менее пригодны для нормальной посадки, чем аэродром Алакуртти, самолет скапотировал - ударившись носом, перевернулся вверх тормашками. Везение сопутствовало финнам и тут - Раяла и Пелет практически не пострадали.

Робинзоны из Суоми

На следующее утро состоялась встреча пограничных комиссаров - подполковника Маттила с финской стороны и полковника Шмелева с советской. Обсуждался вопрос о поиске куда-то окончательно запропастившейся финской крылатой машины и находившихся на ней людей. Искать начали в тот же день - 26 июня, но, используя терминологию компетентных органов, оперативно-розыскные мероприятия не принесли результата.

Тем временем финский пилот и его пассажир очутились в роли робинзонов на необитаемом острове. Первую ночь они провели рядом с самолетом, поминутно ожидая, что их вот-вот отыщут и на всякий случай готовясь к худшему. Но прошел день, а нарушители госграницы все еще оставались на свободе.

Осознав, что, если ничего не предпринимать, дело вполне может закончиться голодной смертью, Раяла и Пелет отправились на поиски людей. Лишь пять суток спустя они наткнулись на местных жителей. Выяснилось, что их изобиловавший экстримом полет завершился близ Вороньей губы Кандалакшского залива юго-восточнее Кандалакши. Cessna-150 преодолела по территории СССР более 350 километров. Для малой авиации это был своеобразный рекорд.

Расследование инцидента подтвердило показания нарушителей о неисправности навигационного оборудования на их самолете. В некоторых отечественных публикациях выдвигается версия, что финны пересекли границу в состоянии сильного алкогольного опьянения. Лейф Рантала резонно возражает: «Как ваши власти могли определить степень опьянения, если их поймали только через неделю? Не понимаю. К тому же, если они были столь сильно пьяными, как они могли летать вообще?».

Так или иначе, но специальная комиссия, изучавшая подробности случившегося, констатировала, что нарушение границы произошло без всякого злого умысла, исключительно по неведению.

Отделались легким испугом

Удача не изменила финнам и на сей раз: для Раяла дело закончилось лишением его на какое-то время летного сертификата, а Пелет, что называется, отделался легким испугом. А вот войскам советской противовоздушной обороны, не сумевшим вовремя остановить прилетевший из Суоми самолетик, пришлось несладко.

Инцидент имел широкий резонанс, разбор полетов был серьезным, и досталось всем - снизу доверху. В своем приказе по этому поводу главком ПВО тех лет маршал Советского Союза Павел Батицкий призывал уделить повышенное внимание подготовке летчиков к стрельбе из пушек.

Для обеспечения перехвата малоскоростных и маловысотных целей полкам, оснащенным истребителями Су-15, рекомендовалось обязательно включать в состав дежурных сил самолет, вооруженный двумя унифицированными пушечными контейнерами УПК-23-250, содержащими двуствольные пушки с боекомплектами из 250 снарядов.

Однако, несмотря на принятые меры, малая авиация и в дальнейшем доставляла советской ПВО достаточно хлопот. Вторая волна ее активности достигла пика вскоре после того, как 28 мая 1987 года в Москве на Красной площади приземлилась Cessna-172B Skyhawk, пилотируемая немцем Матиасом Рустом.

В годовщину полета Руста еще одна зарубежная Cessna, которой управлял некий Адреас Мэр, в течение двух дней подряд - 28 и 29 мая 1988 года пыталась вторгнуться в воздушное пространство над Кольским полуостровом. Су-27, ведомый гвардии капитаном Полозковым, заставил ее ретироваться. Но это уже другая история.

(Продолжение следует.)

Фото:
1976 год. Перевернутая Cessna FA 150 близ губы Вороньей. Фото из книги «Alakulppi Jaakko, Lapin ilmailun historia II»
Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.12.2014

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Так по-разному средние фильмы
Гороскоп на сегодня