20.12.2014 / Общество

Дела небесные

Захват самолетов зачастую заканчивался их штурмом.

Продолжение. Начало в № 201, 206, 217, 222, 227, 232, 237

8. Авиапираты на мурманских рейсах

3 января 1973 года был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за угон воздушного судна». С этого момента захват самолета с последующей «прогулкой» куда-нибудь за рубеж грозил тем, кто его осуществлял, серьезными тюремными сроками. За попытку угона с применением угроз, насилия или повлекшую аварию давали от 5 до 15 лет. Если с гибелью людей и причинением им тяжких телесных повреждений - от 8 до 15 лет. За укрывательство кем-либо предстоящего угона - до 5 лет или 1 год исправительных работ. Но, увы, угонщиков это останавливало далеко не всегда. Попытки захвата крылатых машин продолжались. Желающие решить свои личные проблемы за счет «Аэрофлота» находились и среди пассажиров, летевших маршрутами, начальной или конечной точкой которых был Мурманск.

Два чемодана с деньгами

В числе любителей приключений, стремившихся, махнув крылом, прорвать железный занавес, оказался и некий Дмитриченко 1961 года рождения. 21 февраля 1978-го он попытался захватить самолет Ту-134, выполнявший рейс Ленинград - Мурманск с 39 пассажирами на борту. Через 33 минуты после вылета из аэропорта Пулково командиру лайнера передали записку с требованием следовать в Осло.

Для пущей убедительности 17-летний пассажир показал перемотанную изолентой коробку из-под духов «Красная Москва» и сообщил, что в ней находится бомба. Рейс пришлось прервать. «Тушка» приземлилась в Петрозаводске.

Наземным службам аэропорта удалось убедить угонщика, что самолет сел для дозаправки в финской Котке, в чем немало помогла наступившая темнота, не позволявшая разглядеть окрестные строения. Вскоре пассажирам и экипажу удалось эвакуироваться.

Затем в дело вступили военные. Увидев вместо финских пограничников советских солдат, Дмитриченко заперся в туалете. Чтобы извлечь его оттуда, пришлось применить слезоточивый газ. В процессе задержания одурманенный «черемухой» угонщик уронил на пол коробку с бомбой. Позже выяснилось, что в ней было настоящее взрывное устройство, не сработавшее лишь по счастливой случайности - отошел контакт от батарейки. За чрезмерную любовь к пиротехнике несовершеннолетний террорист получил 6 лет лишения свободы.

Еще один инцидент произошел 8 июля 1982 года в аэропорту в Мурмашах. После посадки пассажиров в самолет Ту-154, вылетавший в Ленинград, ровесник Дмитриченко, гражданин по фамилии Бурдук 1961 года рождения, подозвал стюардессу и передал ей записку.

Там значилось требование доставить на борт ни много ни мало 2 чемодана с деньгами. В каждом должно было находиться по 250 тысяч рублей. В противном случае преступник грозил открыть стрельбу на поражение и повторить широко известный в ту пору случай с бортпроводницей Надеждой Курченко, убитой террористами в 1970-м, во время первого успешного угона советского самолета в Турцию.

Обеспечив себя финансами, Бурдук намеревался отправиться на Запад. Однако реализовать столь далеко идущие планы ему помешали сотрудники мурманской милиции. Угонщика задержали. Обошлось без жертв.

Из-под полы достав гранату

Впрочем, происшествия конца 70-х - начала 80-х можно считать «невинными шалостями» по сравнению с тем, что было потом. С началом перестройки и гласности желающих покинуть Советский Союз становилось все больше. Их число увеличивал и постепенно нараставший экономический кризис.

Легальные пути для пересечения границы использовали далеко не все. Накануне распада сверхдержавы в СССР вспыхнула настоящая эпидемия воздушного пиратства. Угоны самолетов приняли массовый характер. Пределом мечтаний для многих нелегальных авиамигрантов стали страны Скандинавии, особенно Швеция. Из-за этого под ударом в первую очередь оказались советские лайнеры, работавшие на северных рейсах.

Так, Дмитрий Семенов - семнадцатилетний учащийся политехникума из города Жодино, что неподалеку от Минска, поссорившись с родителями, сделал муляж гранаты и купил «билет на самолет с серебристым крылом», отправившийся из Минска в Мурманск 9 июня 1990 года. Как выяснилось позже, хотел сбежать за границу, но путь для этого выбрал, мягко скажем, замысловатый.

- Через 40 минут после взлета раздался звонок вызова бортпроводника, - рассказывал по горячим следам событий стюард Сергей Сапиго, для которого, кстати, это был первый самостоятельный рейс. - Когда вышел в салон, вызывавший успел вторично нажать кнопку вызова, и световая надпись над его местом погасла. Поэтому я не знал, кто нуждался в моей помощи. Уже собрался повернуть обратно, когда меня окликнул молодой парень. Я подошел к нему, и тут он вытащил из-под полы пиджака гранату, выдернул чеку и сказал: «Летим в Стокгольм, Швеция. Срочно». Я ответил ему, что сейчас доложу командиру экипажа.

В тот момент на борту Ту-154 Белорусского управления гражданской авиации находилось 114 пассажиров. Половина из них - женщины, около двадцати - дети. Взлетая, они предполагали, что через три часа окажутся в столице советской Арктики, но уж никак не за границей. Но Семенов рассудил иначе.

- Я попросил бортпроводников выяснить, есть ли у него сообщники, а сам связался с управлением движения, - вспоминал командир лайнера Сергей Брилев. - После небольшого обсуждения приняли решение садиться в Стокгольме своими силами. Сели благополучно. После того как преступник сдался шведским властям, самолет был проверен местной полицией на наличие в нем взрывных устройств. Убедившись, что все в порядке, взлетели и взяли курс на Мурманск.

Вялотекущая шизофрения

В общем, для абсолютного большинства пассажиров, за исключением двух женщин, которым потребовалась медицинская помощь, все закончилось более или менее благополучно. Но не для самого Семенова.

Бывший теперь уже учащийся жодинского техникума спустя три месяца был выдан шведами советской стороне и получил в СССР за свои воздушные художества пять лет лишения свободы.

Из сердобольной Швеции к нему в колонию направили целый караван с гуманитарной помощью. В итоге, отсидев два с половиной года, Семенов за хорошее поведение был освобожден досрочно.

Со временем он все-таки уехал за рубеж. Ради этого даже поступил на иняз, выучил английский и в 2000 году эмигрировал в Америку. Еще через год к нему приехала его девушка, будущая жена. Теперь у них американское гражданство. Растет дочь.

Очередной угон состоялся ровно через 10 дней после предыдущего. 19 июня 1990 года Ту-134В следовал рейсом 8305 из Риги в Мурманск. На его борту летели в заполярную столицу 54 пассажира. Проблемы начались через полчаса после взлета.

- Я разогревала обед экипажу, когда он вошел в кухню, - делилась впечатлениями с корреспондентом «Полярной правды» стюардесса Ирина Бышова. - Странный какой-то парень. Не сказав ничего, положил на столик записку, распахнул куртку: какие-то сцепленные между собой светлого цвета штуки, проводки… И ушел. Из записки мы узнали, что к чему. Доложили командиру. А парень, казалось, совершенно спокойно сидел в конце салона.

Авиапиратом оказался саратовский студент Олег Козлов. На втором курсе местного университета его призвали в армию. Присягу принимать он отказался - заявил, что пацифист. После чего был отправлен на лечение.

Из военного госпиталя вышел с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Козлова комиссовали. Он уехал в столицу - поступать на исторический факультет МГУ. После того как документы у него не приняли, решил эмигрировать.

- Он требовал следовать в Стокгольм, - пояснял командир экипажа Игорь Кузьмин. - В случае несогласия или других проблем угрожал взрывом самолета. Что делать? Мы в экипаже посовещались и решили лететь не в Швецию, а в Финляндию. Так было проще для нас. Но даже для этого мы не располагали нужными сведениями о здешних международных трассах, не знали частот радиосвязи с аэропортом Хельсинки, и, увы, никто в экипаже не говорил по-английски.

Полицейского оцарапал ложкой

К счастью для пилотов, поблизости в воздухе оказался западногерманский лайнер. На его борту был советский специалист - ведущий штурман. Он оперативно связался с финнами, объяснил ситуацию, запросил необходимые данные для безопасной посадки мурманского рейса. Козлову уже чудилось, что его мечта вот-вот осуществится.

- Самолет посадили не в Швеции, но он этого не знал, - отмечала Ирина Бышова. - Когда остановились, не дожидаясь, пока подадут трап, - спрыгнул. Поблизости уже стояла машина. Полицейские его сразу увезли.

«Самая горячая новость Финляндии, - сообщали 20 июня 1990 года «Известия», - приземление на аэродроме Хельсинки «Ванта» советского самолета, следовавшего по маршруту Рига - Мурманск, с террористом на борту… Отмечается, что нынешний угон - второй всего за 10 дней, если вспомнить инцидент в Стокгольме. «Если так пойдет дальше, - пишет одна из газет, - не придется ли строить для подобных случаев специальную посадочную полосу».

Выяснилось, что у Козлова было взрывное устройство из трех толовых шашек с запалом-взрывателем. Сидя в финской тюрьме, он просил политического убежища в США, затем в Финляндии, но безуспешно. Узнав о том, что его хотят выдать советским властям, забаррикадировался в камере. Привалил к двери шкаф и кровать, наточил о каменный пол ложку. Только неделю спустя полицейским удалось проникнуть к нему через окно.

- Кинули в камеру шумовую гранату, которая меня контузила, - печалился позже незадачливый террорист. - Повязали - и в самолет. Правда, я одного полицейского ложкой все-таки оцарапал.

Судили Козлова в Латвии, которая тогда уже чувствовала себя почти независимой. Дали 5 лет. Досиживал срок он в Карелии и Саратове. После освобождения приехал в Финляндию - уже как турист. Вернувшись в Саратов, открыл свой магазин, торговал аудио-, видеотехникой. После дефолта 1998 года разорился. Потом зарегистрировал фирму по производству ритуальных принадлежностей, но прогорел и тут. Женат. Есть ребенок.

Хотелось домой, на Север

Прошло еще 10 дней, и 30 июня 1990 года из Львова в Ленинград вылетел Ту-154, среди пассажиров которого был известный мурманский ученый и писатель Роман Кравченко-Бережной. «Летели уже примерно час, - писал он впоследствии в книге «Между белым и красным: стоп-кадры моего ХХ века». - Я стал подремывать. Но щелкнуло, и женский голос произнес спокойно:

- Если на борту есть кто-нибудь, говорящий по-английски, просим подойти в помещение стюардесс…

Я подождал немного, затем поглядел в проход: никто к стюардессам не шел. Поднялся и отправился в тамбур». Оттуда Кравченко-Бережного провели в кабину пилотов, где и проинформировали о том, что самолет захвачен и угонщик требует лететь… Угадайте куда? Правильно - в Швецию, в Стокгольм. Необходимо было обеспечить связь со шведскими диспетчерскими службами.

С ролью переводчика Роман Александрович справился блестяще. «Тушка» совершила мягкую посадку в аэропорту «Стокгольм-Арланда». Выяснилось, что авиапиратом стал девятнадцатилетний львовянин Анатолий Михайленко. Угрожая гранатой, он вынудил экипаж самолета развернуться в сторону Швеции.

Позже обнаружилось, что террорист, являясь, оказывается, человеком религиозным, просто не желал идти в армию. Как признался потом одному из журналистов: «Не хотел нарушить библейскую заповедь «не убий».

Вот только о том, что от его действий могли погибнуть почти двести человек, Анатолий явно не думал. А ведь тот трудный полет вполне мог закончиться катастрофой, которой не случилось, в том числе благодаря Кравченко-Бережному.

«Шли какие-то переговоры с угонщиком, - описывал он происходившее после приземления в Стокгольме. - Последовало объявление от имени шведских властей: желающие просить в стране политическое убежище могут покинуть самолет вместе с угонщиком. Мы переглянулись: как, мол? Желание не возникло. Хотелось домой, на Север».

В итоге все пассажиры того злополучного рейса благополучно вернулись в Ленинград. Михайленко был выдан СССР. Приговорили его к трем годам условно.

Барометр здоровья державы

1990-й выдался «урожайным» на угоны, связанные с заполярной столицей. 10 июля на рейсе Николаев - Мурманск гражданин по фамилии Абхазава достал два цилиндрических объекта и потребовал, чтобы Ту-154 и 143 его пассажира срочно летели во Францию. Экипаж с этим не согласился, и лайнер посадили в Ленинграде, где преступник был схвачен. Взрывчатки у него не оказалось.

12 июля два подростка - некто Лебедев и Кудрявцев - предприняли попытку захвата еще одной «Тушки», совершавшей рейс Ленинград - Мурманск. Бандитов обезвредили прямо на борту.

23 июля вновь произошел захват Ту-134, летевшего из Риги в Мурманск. Самолет опять сел в Швеции. Преступники Кузнецов и Коваленко сдались, настоящего оружия у них не оказалось, и вскоре они были возвращены в Советский Союз. Наконец, 2 декабря Ту-154, следовавший из заполярной столицы в Ленинград, захватил угонщик Герасимов. Жертв не было, бандит сдался, не успев улететь за границу.

Шесть «мурманских» угонов за один год (!) стали своеобразным антирекордом. Впрочем, самолеты, летевшие в областной центр на берегу Кольского залива или из него, пытались захватывать и позже. Так, в 1994-м милиция заполярной столицы предотвратила угон, готовившийся группой из нескольких человек. Следствие выяснило, что преступники хотели взять в заложники детсадовских детишек, которых собирались увезти на автобусе в аэропорт.

Угонный бум довольно быстро сошел на нет. Ныне эта страница нашей истории окончательна перевернута. Между прочим, один из экспертов предложил как-то считать авиаугоны своеобразным барометром, реагирующим на «здоровье» державы. Мол, чем их меньше, тем лучше ситуация в стране. И знаете, что-то в этом есть...

(Продолжение следует.)

Фото:
Фото:
Роман Александрович Кравченко-Бережной.
Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.12.2014

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,409072,008276,043670,2082
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня