21.01.2015 / Общество

Как подняться без точки опоры?

О проблемах бездомных и помощи им редакция поинтересовалась у председателя общественной благотворительной организации «Улица» Валерия БАБУРИНА.

- Валерий Васильевич, возросло ли число обратившихся за помощью в период холодов?

- Нет, в морозы количество обращений не выросло, и в пункты питания приходит гораздо меньше людей. Покидать теплые места в такой холод они не рискуют даже ради еды. В основном все подвалы сейчас закрыты, но, как показывает опыт общения с такими людьми, они находят лазейки. Причем стараются не рассказывать о найденном убежище. К нам за горячим питанием приходила группа из трех человек, которые держали свое место обитания в тайне. Боялись, что тот, кто узнает, может проболтаться, и после этого их наверняка выгонят.

- Вы уделяете много внимания проблемам бездомных, потерявших жилье во время отбывания тюремного заключения. Расскажите о проекте помощи, который вы разработали.

- Бывшие заключенные, кому некуда пойти, часто снова совершают преступления и возвращаются в тюрьму. Чтобы этого не происходило, мы стали думать, можно ли помочь им. Придумали проект «Точка опоры», подали заявку на субсидию в областное министерство труда и соцразвития. Там регулярно проходят конкурсы, и мы уже три года подряд их выигрываем. На эти цели нам выделили небольшие деньги. Они пойдут на оплату жилья за два месяца для нескольких бывших заключенных Если пилотный проект окажется успешным, то в следующем году запросим большую сумму, чтобы помочь большему числу людей. Ведь, по нашей информации, в 2015 году из колоний региона освободятся 43 человека, не имеющие жилья.

- Насколько реальны их шансы встать на ноги?

- Все зависит от внутренних ресурсов самого человека. Например, одному из освободившихся, ставших первыми участниками этого проекта, сейчас 62 года. Все говорят, что он отличный резчик. Он хочет и может зарабатывать на жизнь своим мастерством. К тому же получает пенсию. С другим все намного сложнее. 58 лет, пенсии нет, никаких документов, подтверждающих наличие хоть какого-то образования, квалификации. Да еще и много проблем со здоровьем: человек с трудом передвигается, у него нет одного легкого. Два месяца пролетят быстро. И ему нужно будет постараться добиться помощи от каких-то других служб.

- Каким образом люди теряют жилье?

- Я проводил исследование и выяснил, что примерно 20 процентов сегодняшних бездомных лишились жилья после заключения сомнительных сделок. Черные риэлторы работают так, что не подкопаешься. В два раза больше наших подопечных оказалось на улице по семейным обстоятельствам. И это свидетельствует о том, что с институтом семьи далеко не все в порядке. Примерно 10 процентов людей без адреса - бывшие заключенные.

- Насколько сами бездомные готовы что-то делать, чтобы изменить свою жизнь?

- Есть два типа: уличные бездомные и социализированные. К первой категории относятся те, кого мы привыкли видеть копающимися в мусорных баках. Они плохо выглядят, плохо пахнут, и у обычного человека чаще вызывают не жалость, а отвращение. Наладить жизнь такого человека очень сложно, ведь ему уже ничего не нужно, кроме хоть какой-то еды и теплого места, где можно поспать. За десять лет работы я запомнил только один случай исцеления. Тогда кировские волонтеры отправили бездомного в центр реабилитации «Шаг за шагом» в поселке Зеленоборском. Он пожил там, затем устроился дворником, получил служебное жилье в Кировске. И живет так уже несколько лет, ходит в церковь, помогает волонтерам. Но это все же исключение из правил.

- А второй тип?

- Это социализированные бездомные. Например, приходит к нам мужчина и рассказывает, как его обманула сожительница, лишила квартиры, какой, дескать, он был дурак, а теперь хочет начать нормальную жизнь. Такому человеку не нужно в реабилитационный центр, с ним не нужно проводить бесед, он и так все понимает, хочет, чтобы ему помогли, и сам не станет сидеть сложа руки.

- Вы следите за дальнейшей судьбой тех, кому удалось помочь?

- Со многими дружим, но бывает и так, что в минуту отчаяния они просят помощи у нас, а когда все относительно приходит в норму, пропадают и спасибо забывают сказать. Мы не обижаемся. Иногда лишь возникает разочарование, если усилия оказываются напрасными. Вот приходила к нам одна бабушка. Восстановили ей документы, помогли оформить пенсию, практически определили ее в социальное учреждение, а она вдруг прекратила с нами все отношения. Вскоре мы узнали, что, получив постоянный источник дохода, она стала пить, ночует, где придется, вместе с собутыльниками. Еще мы пытались помочь получить пенсию по инвалидности молодому человеку. А потом он тоже пропал. Оказалось, живет и выполняет какую-то несложную работу на ферме, и его все устраивает. Только он не думает, что ферма может закрыться. Тогда парень снова останется без крыши над головой и без пенсии, дождаться которой у него не хватило терпения.

- Существует ли какая-то альтернатива подвалу или старым «деревяшкам» у сегодняшних бездомных?

- В Мурманске можно пойти разве что на подворье к отцу Геронтию. Странно, но на Крайнем Севере нет ни одного приюта для бездомных. В Петербурге наши друзья из организации «Ночлежка» смогли установить два пункта обогрева. Каждый представляет собой палатку на 60 мест, где стоит тепловая пушка, дезинфицирующая лампа, горячий чай и какая-то еда, а еще там находится соцработник. Но в большом городе возможностей и денег больше. Нам вряд ли стоит надеяться на подобное. Одна такая палатка со всем содержимым несколько лет назад стоила 1,8 миллиона рублей.

- То есть вариантов нет вообще?

- Есть отделение сестринского ухода в Мурманске. Но это только для тяжелобольных, и там огромная очередь. Есть отделение для пожилых инвалидов в Кандалакше. А вот молодому здоровому человеку, полному желания жить, предложить нечего. Теоретически есть шанс получить место в общежитии. В постановлении правительства области прописана такая возможность. Но человек должен для этого предоставить трудовой договор: в соответствии с Жилищным кодексом на комнату в общежитии может претендовать только трудоустроенный гражданин. А устроиться на работу без регистрации практически невозможно. Вот такой замкнутый круг.

- Много у вас помощников - волонтеров, бизнесменов?

- Очереди из волонтеров нет, но зато есть костяк, который в течение многих лет работает с нами. За постоянство им пора дать медали. Это человек 20-25. Причем так сложилось, что почти все они являются прихожанами различных общин, церквей. Мне кажется, в сердце верующего человека чужая беда чаще находит отклик. А спонсоров практически нет. Существовать приходится за счет редких пожертвований. Они, как правило, идут на погашение коммунальных счетов. Есть небольшие гранты, субсидии от министерства труда. Сейчас уполномоченный по правам человека в Мурманской области Александр Патрикеев заинтересовался проблемой доступности жилья для освободившихся заключенных. Он хочет использовать мое исследование по этой проблеме, чтобы обратиться к губернатору, в региональное правительство. Возможно, вместе мы сумеем помочь хотя бы одной категории бездомных.

- В декабре стартовала очередная благотворительная акция «Улицы» под названием «Добрый Север». Много людей откликнулись?

- К сожалению, в этом году пожертвований гораздо меньше. Но мы не теряем надежды. Все неравнодушные могут принести деньги, продукты, теплую одежду и обувь. Сейчас особенно нужны мужские вещи, женских пока хватает. Принести пожертвования можно по адресу: Мурманск, Копытова, 9-3. Поскольку работы много, в офисе может никого не быть, поэтому лучше предварительно позвонить по телефону: 53-77-67 или 8 964 687 53 52.

Анна ВИХРОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.01.2015

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,940873,176976,249870,8753
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня