14.03.2015 / Общество

Андрей Давидян: «Я пришел в нужное место в нужное время»

Фото пресс-службы Первого канала

Андрей Давидян - музыкант с историей. Услышав его на слепых прослушиваниях в шоу «Голос», Александр Градский нажал кнопку почти сразу, а увидев певца, уже не скрывал своего ликования. Еще бы - ведь начинали выступать эти музыканты в одно и то же время, еще в 70-е. Но из всех обернувшихся на его голос Андрей Давидян, как настоящий мужчина, выбрал Пелагею. В жизни он искренний и очень уютный человек, с которым сразу хочется выпить чашечку чая где-нибудь на московской кухне, под уютным абажуром. В таком формате и проходила наша беседа.

После «Голоса»

- Андрей, вы снова на Первом канале в абсолютно новой программе «Три аккорда». Какие впечатления?

- «Три аккорда» для меня - как игра. Очень необычный формат, где каждый из артистов делает свое дело, исполняя известные хиты по-новому, со своими аранжировками. Как говорил нам перед началом Юрий Аксюта: «Ребята, когда у вас еще будет возможность поиграть в такую игру на Первом канале?»

- Что для вас изменилось после участия в «Голосе»?

- «Голос» открыл мне более широкую аудиторию. Самое главное - я увидел, как люди потянулись к тому, что, возможно, давно ждали. А у меня появилась возможность им что-то донести. За все это я хочу сказать огромное спасибо - прежде всего своему директору Юре Денисову, с которым мы работаем вместе уже много лет. Именно он подал мою заявку на участие в конкурсе «Голос», а я, честно говоря, даже особо не вникал: просто пришел в нужное место в нужное время. И потом все завертелось… Было много сольных концертов в разных городах - от Уфы до Алма-Аты, от Краснодара до Екатеринбурга. Телевидение - что ни говори, самый быстрый и доступный путь к сердцам людей, к своей аудитории.

- Кроме России где-то выступали?

- Вместе с моими музыкантами были в Давосе, Цюрихе. Хотя политическая ситуация сейчас и сложная, но люди - везде люди, и культурная среда по атмосфере гораздо лучше. Мне очень хочется дать концерты в Прибалтике, и главное - пока я еще «на плаву» - выступить на лучшем европейском фестивале «Montreux Jazz Festival». С 1967 года он проходит в Швейцарии в городе Монтрё на берегу Женевского озера, там исполняют джаз, рок и соул. Помимо того, что фестиваль прекрасно и грамотно организован - там сумасшедшая энергетика! Недаром там выступали все великие музыканты мира.

- Осенью 2014 года вы принимали участие в фестивале «Спасская башня» на Красной площади. Как вас туда занесло?

- Интересная история! Ведь это не просто фестиваль, а парад военных оркестров. Мне позвонили мои хорошие товарищи из оркестра минобороны, чудные люди с железной дисциплиной, и предложили: «Андрюша, давайте подумаем и споем какие-нибудь веселые, зажигательные песни»… Им очень понравилась моя песня «Куда ты - туда и я», которая звучала на «Голосе» и попала в ротацию на радио. Так мы решили сделать творческий эксперимент - и по-моему, это стало событием.

Свои люди

- У вас многое в жизни связано с Москвой?

- Да - я здесь родился, вырос, окончил университет и живу до сих пор на одной из улочек старого города... Род мамы - из Москвы, а папа родился во Владикавказе. Родители познакомились в московской консерватории, где оба учились. Они с детства напитали меня хорошей музыкой - это была классика, мелодии народов мира, этно. Мой папа, Сергей Давидян, был оперным певцом, солистом «Москонцерта». Он ездил с сольными концертами по всей стране и за рубежом, а прославился после участия в первом советском мюзикле «Песня первой любви». Мама, Злата-Ия Пляшкевич, была блистательной пианисткой. Так что лет с трех я в этом вращался…

- Ваши дети тоже учились музыке?

- Музыкальная у меня - младшая, Катенька, она участвовала в детском «Голосе». Сейчас ей пятнадцать, она уже взрослая, и теперь ей предстоит самой решить: заниматься ей музыкой дальше или пойти по другому пути. А старшая, Машенька, живет в Бельгии, закончила социальный колледж, занимается фотографией, графикой. Хотелось бы, чтобы ее дела шли лучше, но на расстоянии у меня нет большой возможности участвовать в ее судьбе.

- Кто вас поддерживает из друзей и близких?

- Спустя годы встретил свою давнюю любовь Викторию Колос. Она - замечательный человек, тонко чувствующий искусство, профессиональный художник - мастер по декору интерьеров. У нее блистательные работы, признанные европейскими дизайнерами. Кстати, Вика принимает участие в программе канала НТВ «Квартирный вопрос». У нее феноменальный глаз на все, начиная от одежды, образа в целом до мельчайшей детали в пространстве. Кроме Вики со мной мои близкие друзья, и даже если они нечасто звонят - я чувствую их поддержку и участие.

- Ваш творческий неформальный имидж - тоже «дело рук» Виктории?

- Все она! Признаюсь, я не всегда придавал этому особое значение. А теперь настолько сросся с этим образом, что по-другому уже не могу. Правда, хорошая стильная одежда не может быть дешевой, даже если кажется, что это какая-то ерунда…

- А свой музыкальный стиль вы выбрали давно?

- Я хорошо знал музыку и играл в разных жанрах. Все мы, естественно, прошли школу от «The Beatles» до «Led Zeppelin», «Deep Purple» и всех остальных. Может, из-за того, что в СССР хорошая музыка была доступна не всем, а запретный плод, известно, сладок, мы к нему очень тянулись. Плюс беспроводной телеграф - «сарафанное радио» - делал свое дело. Сейчас я радуюсь, что у нас такая история. Но сильно экспериментировать с музыкой уже не хочу. Предпочитаю не изобретать велосипед, а просто делать то, что любишь, и тогда это будет искренне.

- Что вас увлекает помимо музыки?

- Много чего интересного на свете. Очень люблю готовить - это мне досталось от армянской бабушки, хотя от бабушки финской - тоже!

- Гремучая смесь!

- Да, но были еще латышская и немецкая бабушки. Жаль, что их языки я выучить не успел, хотя с детства слышал финскую и латышскую речь. Невозможно успеть все: я уходил из дома в восемь утра и возвращался в десять вечера. Общеобразовательная школа, музыкальная, спортивная секция - все любил...

Эпоха Градского

- Поддерживаете дружеские отношения с Александром Градским?

- Мы знаем друг друга с древних времен, можно сказать. В 70-е он давал концерты, и я на них ходил, а потом Градский ходил к нам на наши концерты. Мы играли на одной сцене в клубах, на молодежных фестивалях, в институтах и университетах - и это было очень весело! Все мы очень «горели» тем, что происходило - наверное, это и позволило остаться музыкантами до сегодняшнего дня. Наши отношения с Александром Борисовичем очень добрые внутренне, но мы не так часто видимся, как хотелось бы. И Градский - занятой человек, и у нас в группе постоянно что-то происходит. Пока мы живы - надо работать, такая у меня установка. Да и у Александра Борисовича - на 100 процентов так же. Он очень интересный и разносторонний в плане музыки и так здорово все чувствует! Недаром третий год подряд ребята из его команды становятся победителями шоу - серьезный показатель, я считаю. У «Голоса» - высокий рейтинг, программа так устроена, что не подмухлюешь!

Музыкальные истории

- Вы пишете песни. Что появляется сначала: музыка или слова?

- Сначала - слова. А если одновременно возникают и то и другое - это настоящее счастье! Когда фраза вдруг обрастает мелодической линией - впору носить с собой диктофон, чтобы записывать. А где - по-моему, это не важно: в метро, на улице, в кафе… Это должно происходить по щелчку пальцев: бац - и появляется мысль, слово, мелодия!

- Вы довольно поздно стали вращаться в звездной тусовке. Какие впечатления?

- На 90 процентов это замечательные, приятные люди. Просто когда-то для себя они сделали выбор, а потом поменять имидж и музыкальную политику уже невозможно. А вообще, очень радостно, что появилось столько возможностей, и нас везде приглашают. При этом позади не стоят какие-нибудь люди в черном, никто не записывает и не «стучит».

- Лично у вас как у музыканта были трудные времена?

- Нет. Мы шли вперед, не задумываясь: делали одно, другое, сегодня тут играем, завтра - там… Трудным для меня был только сам выбор: остаюсь ли я переводчиком арабского языка - или иду в музыканты. Ведь я окончил Институт стран Азии и Африки, параллельно занимаясь музыкой.

- Что самое сложное в жизни музыканта?

- Пожалуй, невостребованность. Хорошо помню те страшные времена, когда и мои родители, и их друзья - а у них были выдающиеся друзья: Эмиль Гилельс, Мстистлав Ростропович - буквально не знали, что делать. Ситуация была настолько тяжелая, хоть иди на рынок и торгуй морковкой! Рубеж 80-90-х, перестройка… Никто не понимал: что делать, куда идет страна? Поэтому, по моему глубокому убеждению, музыкантов, тем более классических, надо всячески поддерживать. Люди с консерваторским образованием могут здорово преподавать. Ужасно жаль, когда талантливые музыканты оказываются в плачевной ситуации, а ведь этого легко избежать…

- Что изменилось в вашей жизни, когда пришла известность?

- Внутри меня - ничего. Мне чисто по-человечески приятно, когда люди подходят, здороваются, улыбаются, узнают в метро, на улице. Я не придаю этому какого-то особого значения, не считаю это славой - это моя работа. Тем более что с детства перед глазами - популярность моего отца. Он выступал в когорте со многими великими артистами: Ниной Руслановой, Андреем Поповым, Вячеславом Тихоновым - а многие из них бывали у нас в гостях. Это была атмосфера вечного праздника. Мне хочется, чтоб и сейчас люди были добрее, внимательнее друг к другу, больше улыбались. Выплеск этих эмоций происходит на концертах - когда люди смеются, обнимаются, и некие условные границы исчезают. Я вижу это, несмотря на сложные времена, - и очень радуюсь!

Марина Долгорукая. ИА «Столица»

Опубликовано: Мурманский вестник от 14.03.2015

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели
«Танки» грязи не боятся?
Гороскоп на сегодня