03.10.2015 / Общество

Сыграть в ящик

Фото: Лев ФЕДОСЕЕВ

«...А в Америке, говорят, бани отличные!» А действительно, чего бы им не быть отличными, в Америке-то? Хотя бани, известное дело, и у нас есть. И даже ничего. Мыться можно. Вот беда только, шаек на всех не хватает...

- У нас ребята не знали, что такое шайка, - хохочет Евгений Гоман, режиссер мурманского Арктического театра, на днях представившего премьеру - спектакль по мотивам произведений и биографии Михаила Зощенко «Граждане». - Вот уж не думал, что столкнусь с такими трудностями. Оказалось, что это слово из обихода совсем ушло и молодым непонятно. Пришлось объяснять.

К счастью, это единственное, что пришлось втолковывать «арктической» команде. Остальное ребята ловили на лету, открывая для себя Зощенко - не сатирика-весельчака начала советской эпохи, а трагического и очень современного писателя. Они и поставили его по-современному.

Первое, что замечаешь, когда начинается спектакль, - стиль. Он выдержан от начала и до конца, и тут, конечно, заслуга художницы Екатерины Голубиной, выстроившей лаконичную и функциональную сценографию. Все происходит... в ящике. Действие умещается в установленной на сцене небольшой геометрической конструкции, воплощающей очертания комнатушки, клети. Да и не комнатушки даже, а... ванной, в которой проживает семейка, плюс которую посещают ровно 32 жильца коммуналки. Классика коммунального быта, что и говорить.

Отчасти, думается, такая мобильная декорация - не только угода стилю, но и вынужденный прием, необходимый театру, не имеющему своего помещения. С тех пор как закрылся первый в области Дом молодежи «Мистер Пинк», труппа кочует по чужим углам: репетировали в творческом центре «Рокси», премьеру дважды отыграли в Детской театральной школе... Куда дальше - бог весть. По коммуналкам.

Кстати, все по той же причине закрытия «Пинка» и прекращения всякого финансирования деньги на постановку собирали всем миром - через так называемый краудфандинг, а попросту интернет-сбор частных пожертвований на проекты, где публика голосует рублем за понравившиеся идеи. За «Граждан» проголосовала.

Про коммунальный быт и сбор по рублю Вера Зощенко - актриса, телеведущая и правнучка писателя - не знала, когда к ней обратился некий заполярный театр и попросил разрешения на постановку. То, что это полнейшая авантюра, Вера поняла уже позже, когда втянулась в общение и оценила увлеченность ребят. Так что назад ходу не было. Об этом она со смехом рассказывала, приехав на премьеру. Большая, шумная и колоритная, Вера с порога предупреждает: писателя не застала, не так уж ей много лет, так что никаких вопросов «про дедушку». И заразительно смеется.

Честно сказать, поначалу показалось, что смотреть спектакль Вера будет придирчиво. Верно, так оно и было, но, судя по улыбкам и объятиям после оваций, премьеру оценила.

Действительно, заявка, сделанная вроде как самодеятельными «Гражданами», такова, что даст фору профессионалам - ей-богу. Сыгранные и чуткие артисты, которые уже не боятся сцены. Отличные костюмы, придуманные Марией Осиповой и сшитые в мурманском ателье «Редизайн»: холщовые балахоны, комбинезоны вроде тех, в которых красовались пышущие здоровьем комсомолки на плакатах 30-х годов, рубахи, подштанники, портянки, аутентичные сапоги... Прекрасный грим, абсолютно естественный - и преображающий до неузнаваемости. Хорошие технические «фишки» - снова реверанс Кате Голубиной, придумавшей вечно льющуюся воду в ванне, приводящую действо к кульминации - залитым соседям с ущербом «тыщи на две, а то и четыре».

Но главное - чуткое осмысление текстов, переплетающихся с биографией писателя. Евгений Гоман уверяет, что, берясь за материал, не представлял, что он обернется не фарсом, а драмой. Говорит, перечитав Зощенко, поначалу хохотал до слез. А потом хотелось не смеяться, а плакать. Не смешно, а страшно и одиноко в этом мире, где все на виду, человек гол, а народ зол. Градус абсурда зашкаливает и дивно перекликается с нашими буднями.

Чего стоит чудный и незаслуженно забытый монолог персонажа из «Закорючки» о том, как получить пропуск в казенное учреждение: «В другом каком-нибудь заграничном учреждении на этой почве развели бы форменную волокиту, потребовали бы документы, засняли бы морду на фотографическую карточку. А тут даже в личность не посмотрели. Господи, думаю, как у нас легко и свободно жить и дела обделывать! А говорят: волокита. Многие беспочвенные интеллигенты на этом даже упадочные теории строят».

Вера Зощенко с труппой Арктического театра.

Актеры - их всего восемь - играют непринужденно, примеряя на себя разные типажи и образы. Сам Евгений Гоман тоже на сцене - в его исполнении бородатый субъект, то поп, то страж на воротах того самого учреждения, чудо как хорош. «Грех один» - одергивает он любопытную барышню, вздумавшую заглянуть в ванную на предмет, не много ли воды льет сосед. А после долго и раздумчиво развешивает на веревке над ломберным столиком - наследием буржуазии - стираные портянки...

То уморительный, то грустный быт прерывают гневные монологи с мест. Поначалу незнакомые с замыслом режиссера зрители даже пытались шикнуть на «городскую сумасшедшую», вздумавшую посередь спектакля делать замечания актерам. Но нет, это тоже роль. Тетка в шляпке и кружевных перчатках поначалу возмущалась, отчего это на сцене показывают всяких пьяниц и прочих «элементов», а не героических советских женщин с фабрики. А затем перевоплотилась в сурового обвинителя. В уста Людмилы Ивановой - театрального обозревателя «МВ» и доцента филологии - режиссер вложил фрагменты ждановского доклада «О журналах «Звезда» и «Ленинград», едва не сломавшего жизни Зощенко и Ахматовой.

«...Если Зощенко не нравятся советские порядки, что же прикажете: приспосабливаться к Зощенко? Не нам же перестраиваться во вкусах. Пусть он перестраивается, а не хочет перестраиваться - пусть убирается из советской литературы». Как сегодня сказано, разве что слово «советское» придется заменить на другое...

«В недостатках ленинградских журналов сыграла свою роль и та система безответственности, которая сложилась в руководстве журналами при том положении в редакциях, когда неизвестно кто отвечал за журнал в целом и за его отделы, когда не могло быть элементарного порядка. Вот почему Центральный Комитет своим постановлением назначил главного редактора журнала «Звезда», который должен отвечать за направление журнала, за высокие идейные и художественные качества произведений. В журналах, как и в любом деле, нетерпимы беспорядок и анархия». Ничего не напоминает?

Отчасти анархисты-хулиганы, собравшие с миру по нитке и написавшие пьесу из любимых рассказов, играли про себя самих. Что ж, так и надо. Иначе куда податься живому человеку? Так и в ящик сыграть недолго.

Но так хочется быть оптимистом. И в финале спектакля волшебным образом обнаруживается, что платить залитым соседям не надо, вину совсем не по-российски честно взял на себя сантехник, установивший ванну. И все у всех будет хорошо. И портянки высохли, и подштанники зашиты, залатаны. И угрюмый бородач мечтательно вздыхает: «Житьишко!»

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.10.2015

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,488873,932777,289671,3077
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня