17.11.2015 / Общество

Радиограммы со скалистых берегов

Нина Крымова с братьями Халвари.

(Окончание. Начало в № 211, 212.)

Согласились без раздумий

Осенью 1941-го по инициативе начальника разведслужбы Северного флота Павла Визгина был создан специальный отдел - военно-морская группа 4090. В него были зачислены норвежцы-эмигранты. Руководили их подготовкой оперативные работники Нина Крымова и Павел Сутягин. С началом боевых действий работы с каждым днем становилось все больше.

Отбирали мужчин и девушек. Как уже говорилось, первых - для операций в тылу противника, а вторых планировалось использовать в качестве радисток. Командование обратило внимание и на тех, кто был отправлен перед войной на Урал.

Так в Лавне оказались уроженки Киберга Оддни Йохансен и Боргни Эриксен, Дагни Сибблунд из Якобснеса и Хелен Аспос из Тромсё.

Оддни Йохансен исполнилось всего 15 лет, когда она покинула Киберг вместе с матерью Сандрой и отчимом Эмилем Исаксеном. Она и ее подруга Боргни Эриксен общались с советской молодежью, поэтому русским языком овладели очень быстро. Живя в совхозе под Шадринском, обе прониклись верой в победу Красной армии над фашизмом. И девушки без раздумий откликнулись на предложение прибывшего в Шадринск офицера Северного флота стать радистками.

Оддни Йохансен.

Отчим Оддни - Эмиль Исаксен и отец Боргни - Трюгве Эриксен поддержали девушек в стремлении помочь советским войскам в борьбе с общим врагом. Дагни Сибблунд также не пришлось долго уговаривать, поскольку ее супруг Альф уже работал на советскую разведку, а детей они не имели. Кроме них выразила желание стать радисткой и Хелен Аспос, с детства владевшая русским языком. Свою дочь Сильвию она оставила на попечение матери Боргни - Сигне Эриксен.

Как вспоминала позже Оддни Йохансен, у нее было смутное представление о войне, но по мере приближения поезда к Кольскому полуострову оно становилось все отчетливее. А выйдя из вагона в Мурманске, она испытала потрясение. После немецких бомбежек в нем трудно было узнать город, который она видела еще не так давно, перед отправкой в Шадринск. Подобные чувства испытали и ее подруги.

Поначалу их разместили в Мурманске, в одном из семиэтажных домов в самом центре, где офицер по имени Михаил обучал девушек азам радиодела. Затем переправили в Лавну.

Они принимали сообщения разведгрупп о передвижениях морских транспортов у побережья Норвегии и расположении военных объектов в губернии Финнмарк, но не расшифровывали - этим занимались другие. Также норвежки прослушивали передачи радио установившегося в их стране профашистского режима Квислинга, поскольку в них иногда проскальзывала важная информация. С этой же целью тщательно просматривали газеты, которые разведчики порой приносили с оккупированной территории.

Радистки трудились по четыре часа, затем столько же отдыхали - и снова за работу. Сводки в основном передавались командованию Северного флота, которое направляло торпедные катера и подводные лодки, а также самолеты против кораблей противника.

Норвежек обучали также стрелять и метать гранаты, но не слишком настойчиво. Обучали, собственно говоря, «на всякий случай», поскольку никто не собирался забрасывать девчат в тыл врага. В целях конспирации такие занятия проходили в тренировочном лагере под Колой.

Павел Сутягин.

Некоторые норвежцы-мужчины тоже учились работе с рацией. Этому делу их обучала Боргни Эриксен. На военную службу ее зачислили еще в конце 1941-го. В январе 1942-го она уже занимала должность инструктора-радиста разведотдела штаба Северного флота. В ее наградном листе говорится, что с порученными заданиями справлялась на отлично и очень быстро. Она не считалась со временем и работала столько, сколько требовала обстановка. Подготовила более 20 агентов-радистов, которые, работая в глубоком тылу противника, передавали ценные сведения советскому командованию. За эти и другие заслуги Боргни Эриксен наградили орденом Красной Звезды.

«Божественный человек»

В лагере царила дружелюбная атмосфера. Во многом это заслуга инструкторов Павла Сутягина и Нины Крымовой.

Старшему лейтенанту Сутягину тогда исполнилось 28 лет. Он уже выполнял разведывательные миссии в ряде европейских стран. С норвежцами в Лавне у него сложились очень хорошие отношения. В своих воспоминаниях они тепло отзываются о нем, подчеркивая, что Сутягин не раз хлопотал перед начальством, выполняя их просьбы.

А Крымову они называли мамой-хранительницей и… политруком, хотя такой должности в лагере не существовало.

Жизнь этого человека вообще была богата событиями. К примеру, в свое время она вместе с мужем работала в Швеции в торгпредстве, затем по приглашению знаменитой Александры Коллонтай - в посольстве. Вернувшись в Москву, выполняла ответственные задания в качестве переводчика, а для души переводила художественную литературу с норвежского. Кстати, после войны это стало ее главным делом.

Когда в самом начале войны муж отправился на фронт, Нина Крымова тоже пошла в военкомат. Человек с ее познаниями потребовался в Заполярье. Молодую женщину зачислили в оперативный состав разведслужбы штаба Северного флота и сразу же поручили заниматься группой норвежцев. Знание традиций и культуры Северного королевства быстро сблизило ее с подопечными.

Трюгве Эриксен.

Будущие разведчики изучали топографию, учились ходить по азимуту, прыгать с парашютом, маскироваться, распознавать корабли и самолеты по силуэтам, а радисты - работать на рациях. Сутягин и Крымова постоянно обсуждали с ними положение дел на фронтах, старались вселить в них веру и надежду в победу - вопреки неудачам Красной армии в начале войны.

Нередко Крымова после обеда собирала вокруг себя эмигрантов и переводила им новости из газеты «Правда». Она поддержала инициативу своих подопечных, и 17 мая в лагере ежегодно отмечался важнейший для норвежцев праздник - День конституции страны.

«Нина была для нас открытием. Никто не мог заменить ее. Она была божественным человеком», - вспоминал о ней позже Рикард Линд.

Собаки потеряли след

Однако война есть война. Не раз и не два перед трапезой в лагере объявлялась минута молчания - в память о товарищах, которые, быть может, еще вчера сидели здесь же за общим столом.

В конце октября 42-го Нина Крымова принесла горькую весть Дагни Сибблунд: ее муж Альф погиб. Он летел в самолете вместе с Ральфом Сёдерстрёмом, получив задание высадиться вблизи Киркенеса. Машина, которую вел пилот Шишин, попала под сильный зенитный обстрел и была сбита неподалеку от Петсамо. Все, кто в ней находился, погибли. Второй самолет с командиром группы Оскаром Нюстрёмом и братом Альфа Оддваром Сибблундом вернулся на аэродром.

Хокон Халвари, Рикард Йохансен (имя человека справа неизвестно). Август 1942 г.

После гибели супруга Дагни просила руководителей разведотдела зачислить ее в разведчики и разрешить готовиться к работе в тылу противника. Ей долго отказывали, но в конце концов осенью 1944-го все же дали добро на работу в тылу врага.

Петсамо-Киркенесская операция была в разгаре. На финской территории уже были освобождены Петсамо и Колосьеки, где располагался никелевый завод. 23 октября молодая радистка вместе с опытнейшим разведчиком и отцом Боргни Трюгве Эриксеном высадилась около Варде. Перед ними стояла задача подготовить место для дислокации разведгруппы, которая должна была десантироваться следом и обеспечить подход 181-го особого разведывательного отряда под командованием лейтенанта Виктора Леонова.

Но Эриксену и Сибблунд не удалось выполнить задание. При выброске с самолета немцы засекли их парашюты и отправили к месту приземления патруль с собаками. Трюгве и Дагни сумели уйти от преследования. Они двинулись навстречу стремительно наступавшим советским войскам. В начале ноября им удалось попасть в брошенный оккупантами Вадсё. Оттуда мотобот доставил их в освобожденный еще 25 октября от немцев Киркенес, а затем - в Полярное.

Рыбак рыбака…

Нередко в перерывах между заданиями норвежцы занимались своим любимым занятием - рыбной ловлей. В 1940-м беженцы из Киберга прибыли на четырех рыболовецких шхунах. Суда были реквизированы. Позднее Улафу Ларсену вернули его «Стушер». Как уже говорилось, еще до нападения Германии на Советский Союз, зимой и весной 1941-го, он использовался для разведки в Варангер-фьорде. Позднее в этих же целях стали использовать шхуну «Нордлюс» Альфреда Халвари. Во время войны Оскар Ульсен из Киберга поставил на этот траулер новый дизель и стал на нем капитаном. В перерывах между заданиями он и другие норвежцы выходили на промысел сначала на «Нордлюсе», а позже и на советских судах.

«Мы только что возвратились с промысла и снова вернулись к нашей прежней работе. Мы выходили в море два раза на траулере и оба раза возвращались с полным трюмом», - писал в мае 1944-го Гуннар Сёдерстрём вдове своего брата Эльвире. Он упомянул также о подготовке к новому заданию, подчеркнув, что дело идет об окончательном и решающем наступлении, которое сделает Норвегию свободной.

Осенью этот решающий удар получит название - Петсамо-Киркенесская операция. Комендантом освобожденного Киркенеса будет назначен командующий 368-й дивизией Александр Рослов, а его заместителем станет Алексей Ершов - организатор и участник разведопераций на территории Финнмарка.

В августе 1997-го в поселке Междуречье Кольского района появился памятник норвежским патриотам. Патриотам, боровшимся за освобождение своей страны от фашизма. На гранитной стеле высечены имена 22 участников операций, погибших при выполнении заданий советского командования.

Фото из архивов музея Северного флота, Варангер-музея и Мартена Йентофта.

Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке материалов председателю фонда «Щит» Геннадию Гурылеву, сотруднику ДК поселка Междуречье Татьяне Брезгиной, заместителю директора средней школы Междуречья Елене Ионесий, директору мурманского офиса Норвежского Баренцева секретариата Марии Гоман, спортивному деятелю Николаю Алексееву.

Игорь АРИСТОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.11.2015

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,377275,225378,750572,3954
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня